• Сдержанный и гостеприимный полиглот. Коллега Токаева по ООН рассказал о поездках на дачу нового президента Казахстана

    Астана стала Нурсултаном менее чем через сутки после вступления Касым-Жомарта Токаева в должность президента Казахстана. Раньше политик был спикером парламента и работал в ООН в Женеве. Доктор политических наук из Швейцарии Дэниел Уорнер рассказал «360» о своем знакомстве с президентом и поделился, какое будущее ждет Казахстан с новым лидером.
    Сдержанный и гостеприимный полиглот. Коллега Токаева по ООН рассказал о поездках на дачу нового президента Казахстана

    — Как вы познакомились с Касым-Жомартом Токаевым?

    — Я знаю его около двадцати лет. Он был бывшим замминистра иностранных дел и приехал в Женеву для переговоров по разоружению. Там мы и познакомились. Потом он стал генеральным директором отделения ООН в Женеве. Мы продолжали общаться. Он меня приглашал в Алма-Ату и Астану. Я побывал в обоих городах после его приглашений.

    — Что это за человек? Чем увлекается? Что любит?

    — Первое, что я бы хотел сказать о нем: это настоящий дипломат. Следует учитывать, что он был послом Казахстана в Пекине. Он свободно владеет китайским языком, хорошо знает Китай. А еще отлично говорит по-английски. Очень необычно иметь президента, который говорит на всех этих языках, а еще на русском. У Казахстана очень интересная внешняя политика, она как бы проходит между Китаем, Россией и США.

    Когда он был в Женеве, то упомянул, что пытается выучить еще и французский язык, но времени не хватает. Кстати, то, как быстро он покинул Женеву, удивило всех. Было очевидно, что Токаев отправился обратно, чтобы стать председателем парламента. Это же вторая по важности позиция в стране! Думаю, его готовили к тому, чтобы стать преемником Назарбаева. Он также написал очень хорошую книгу о Назарбаеве много лет назад.

    — Я правильно понимаю, что он был очень спокойным человеком?

    — Да. Он очень, очень дипломатичный.

    — Когда вы встречались с ним в последний раз?

    — Я был на конференции в Астане два-три года назад. Но мы не очень много общались тогда, просто поздоровались друг с другом.

    — За столько лет заметили ли вы какие-то изменения в его поведении?

    — Конечно, когда он был генеральным директором отделения ООН в Женеве, с ним было легче увидеться и он был более открытым. Когда он стал председателем парламента, то ожидаемо стал окружен большим количеством людей. Я помню его еще премьер-министром. Более того, я был в его офисе, он как-то приглашал меня на ужин в Астане. Но в целом нет, я не увидел в нем существенных изменений.

    Он не очень эмоциональный человек, вообще не показывает свои эмоции. Он не тот, кто легко открывается. Однажды Токаев позвал меня на дачу в Алма-Ату. Показал мне город. Он очень интересная личность. Он умный человек и отлично понимает международную политику.

    — О чем вы беседовали на даче?

    — Мы говорили о роли Казахстана в мире. Токаев, кстати, очень хорошо отдает отчет о влиянии Китая в Казахстане, о влиянии России в Казахстане, а также важность Вашингтона и США. Он чрезвычайно осведомлен о возможностях Казахстана, но также и о том, что страна не может делать в силу каких-то причин.

    — Могли бы вы назвать его харизматичным?

    — Нет. Это не то слово, которое я бы стал использовать для его описания. Я бы сказал, что он, скорее, такой официальный дипломат, а не харизматичный человек. Он понимает правила демократии и протокол. И он производит впечатление.

    — В чем главная разница между Токаевым и Назарбаевым, их политическими подходами?

    — Я бы сказал, что Назарбаев больше политик, а Токаев больше дипломат.

    — Что скажете по поводу того, что столица была переименована из Астаны в Нурсултан?

    — В этом нет ничего удивительного. Не забывайте, что Токаев написал книгу о Назарбаеве.

    — Каким президентом, по-вашему, может стать Токаев?

    — Токаев, вероятно, будет более активным на международном уровне. Я думаю, это будет интересно. Он настоящий интернационалист, должен отлично представлять Казахстан на международных переговорах. Речь будет не только о том, что происходит внутри страны. Вообще, все ожидали, что он станет президентом, но он стал сначала [стал] председателем парламента. Казахстан очень важен в географическом, финансовом и экономическом смыслах. Это огромная страна. У них есть нефть и газ. Казахстан при Токаеве, вероятно, может даже показать некоторые аспекты лидерства. Токаев мог бы взять на себя роль лидера в решении определенных проблем между Китаем, Россией и США, учитывая, что он так хорошо говорит по-русски, по-китайски и по-английски.

    Я бы определенно решил, что Токаев будет подвержен значительному влиянию Китая и будет выстраивать политику в соответствии с этой страной. Он очень хорошо знает Пекин, а в Казахстане, если не ошибаюсь, китайцы строят железнодорожную станцию. Растущее влияние и в регионе, и в мире. Вообще, ему удается по-настоящему хорошо держать баланс. Баланс между интересами России, Китая и Вашингтона в Казахстане. Он знает их все очень хорошо.

    — А что с внутренней политикой?

    — Назарбаев был президентом очень много лет, так что это и так настоящая смена в правлении. Сделает ли Токаев реальными изменения в Казахстане? Я не знаю, насколько он вовлечен во внутреннюю политику. Его карьера всегда касалась именно внешних иностранных дел. С другой стороны, он был председателем парламента в течение нескольких лет. Посмотрим.

    — Сколько он будет у власти, как думаете? Как Назарбаев?

    — Нет. Учитывая, что он был генеральным директором отделения ООН в Женеве, этот сценарий кажется мне маловероятным. Я не думаю, что он будет устанавливать династию, которая будет у власти двадцать-тридцать лет. Мне кажется, что он будет поощрять больше демократии в Казахстане, чем Назарбаев. К тому же ему 65 лет. Нет, он не проведет всю свою жизнь в роли президента. Он очень отличается в этом смысле. Когда Токаев был в ООН, он понимал важность демократии, смены власти, прав человека и подобные вещи. Понимал, думаю, лучше, чем Назарбаев.

    — Казахстан изменится?

    — Я думаю, что он будет более открыт. Это новый уровень постсоветского Казахстана. Мы идем к другому поколению. Напомню, Токаев был еще и генеральным секретарем Конференции по разоружению. Так что он, вероятно, будет более открытым еще и в этом смысле.