• С ВИЧ‐диссидентами хотят бороться штрафами. Эксперты считают, что этого недостаточно

    Российский Минздрав разработал законопроект, запрещающий пропаганду отказа от лечения ВИЧ‐инфекции. Под действие документа также попадает распространение информации о ВИЧ‐диссидентстве, представители которого отрицают существование вируса. «360» узнал у экспертов, поможет ли это уменьшить смертность от вируса.
    С ВИЧ‐диссидентами хотят бороться штрафами. Эксперты считают, что этого недостаточно
    Следующая новость

    Законопроект разработан в рамках государственной стратегии противодействия распространению ВИЧ-инфекции в РФ. Согласно проекту, сайты, на которых будет распространяться вредная информация, включат в Единый реестр запрещенных интернет-ресурсов, а за отрицание ВИЧ будут назначать штрафы.

    Восприятие молодым поколением информации, содержащей призывы отказаться от мер профилактики и лечения ВИЧ-инфекции и препятствующей формированию у населения навыков ответственного отношения к своему здоровью, может привести к ложному пониманию, что ВИЧ-инфекции нет

    — пояснительная записка.

    Штрафы для физлиц за пропаганду ВИЧ-отрицания — от двух до трех тысяч рублей, для должностных лиц — 5-10 тысяч рублей, для юридических лиц — 20-50 тысяч рублей.

    Рассмотрением дел об административных правонарушениях, согласно законопроекту, будет заниматься Роспотребнадзор.

    Бороться пропагандой

    Заведующая кафедрой инфекционных болезней РУДН Галина Кожевникова в разговоре с «360» отметила, что закон нужен, однако пока неясно, как он будет работать. По словам эксперта, сложно сказать, повлияет ли документ на реальную ситуацию в стране.

    Меры нужны, это совершенно точно. Потому что ситуация с ВИЧ-инфекцией у нас в стране неблагоприятная. ВИЧ-диссиденты, конечно, вносят очень большую отрицательную лепту во всю ситуацию

    — Галина Кожевникова.

    Она добавила, что нельзя ограничить работу в этом направлении только запретом пропаганды ВИЧ-отрицания. Работа должна вестись шире — в СМИ, социальных сетях, интернет-ресурсах. «Кроме закона нужно вести и другую работу — через интернет, через СМИ. Больше говорить о том, что это за заболевание, что с ним можно жить долго, что нужно делать, чтобы не заразиться», — сказала она.

    Медицинский юрист Алексей Панов в разговоре с «360» подчеркнул, что административного наказания в этой ситуации достаточно, уголовная ответственность была бы излишней.

    «Я полагаю, что для первого раза административного наказания вполне достаточно. Я сторонник того, чтобы за повторное деяние сделать увеличение штрафа. Если и после этого будут неправомерные действия, то не нужно исключать и перевод на уголовную ответственность», — отметил Панов.

    По словам руководителя программ фонда борьбы со СПИД «Шаги» Кирилла Барского, инициатива хоть и важна, но не имеет практического смысла. Он уверен, что бороться с ВИЧ-диссидентами можно и нужно с помощью пропаганды и профилактики. Потому что часто человеку выдают на руки положительный результат, а он не знает, как с этим жить.

    Я считаю это важной и нужной инициативой, но я не верю, что это снизит реальное число ВИЧ-диссидентов. Это может сделать только повсеместная качественная профилактика, когда людям дают достоверную информацию и рассказывают о рисках

    — Кирилл Барский.

    ВИЧ-диссидентство и его жертвы

    ВИЧ-диссидентство отрицает общепринятую доказанность существования вируса иммунодефицита человека. Некоторые из участников движения считают СПИД результатом различных факторов неинфекционной природы. Научное сообщество не принимает взгляды участников движения.

    В России это движение имеет много последователей. Например, самая популярная у «диссов» группа «ВКонтакте» насчитывает более 17 тысяч человек. Они уверены, что ВИЧ и СПИД — не более чем выдумка и миф, лечиться от этого не надо, потому что лекарства от вируса — яд.

    За последние несколько лет истории о ВИЧ-диссидентах стали появляться в СМИ все чаще. Обычно они связаны со смертью их детей, имевших ВИЧ-положительный статус и не получавших должного лечения.

    Одна из самых нашумевших историй произошла в Тюмени. Местная жительница, зараженная ВИЧ, родила в 2014 году дочь. Она не стала лечиться сама и не позволила лечить ребенка, будучи ВИЧ-диссидентом. В апреле 2017 года девочка умерла от ВИЧ стадии 4В. Врачи уверены, что при своевременном лечении девочка могла бы прожить долгую жизнь.

    В Челябинской области в 2014 году в семье ВИЧ-диссидентов умер 10-летний ребенок. Он попал в больницу в очень тяжелом состоянии, на тот момент у него был СПИД. Врачи могли бы его спасти, но родители были против и перестали давать препараты, как только его выписали из больницы.

    В феврале 2018 в Иркутске умерла четырехмесячная девочка, мать которой также является ВИЧ-диссиденткой. Имея положительный ВИЧ-статус, беременная девушка отказалась от терапии, позволяющей предотвратить передачу вируса ребенку. У младенца диагностировали ВИЧ, но мама не стала ее лечить. Девочка умерла от пневмоцистной пневмонии, проведя две недели в больнице.

    Летом 2017 в Санкт-Петербурге умерла 10-летняя девочка с ВИЧ. Ее приемный отец — православный священник и ВИЧ-диссидент. Лечить ребенка он не стал. Спасти девочку пытались врачи, активисты и суд, но переубедить семью им не удалось.

    За последние четыре года известно о 84 летальных исходах на фоне отказа от лечения. Из них 17 — смерть детей, имевших положительный ВИЧ-статус и не получивших лечения. Об этом рассказала «Коммерсанту» активист движения «Пациентский контроль», редактор группы «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети» Юлия Верещагина.

    Заведующая кафедрой инфекционных болезней РУДН Галина Кожевникова рассказала, что в случае, если человек с ВИЧ-инфекцией не проходит должного лечения, то ему не прожить больше 10 лет после постановки диагноза. У детей времени обычно меньше. При этом, если принимать лекарства и слушать рекомендации врачей, то можно дожить до 70 лет, не чувствуя особого дискомфорта.

    Существует такое понятие, как «естественное течение болезни», когда человек, знающий о своем ВИЧ-статусе, не наблюдается у врачей и не лечится. Как показывает практика, в этом случае от момента постановки диагноза до перехода инфекции в СПИД, проходит около 10 лет

    — Галина Кожевникова.

    Следующая новость