facebook_pixel
  • 12 февраля 2021, 16:17

    Российский лес стал лакомым кусочком для Китая. Но проблемы есть и внутри страны

    В России могут запретить вывоз необработанной древесины. Но это не означает прекращение вырубки лесов в стране. Экологи уверены, что это не принесет ничего, кроме проблем. А лесничества стараются не давать спуска «черным лесорубам» и следят за ними со спутников.

    С января 2022 года президент России Владимир Путин поручил полностью запретить вывоз из страны необработанной древесины хвойных и ценных лиственных пород. Это может больно ударить по нашим соседям: одним из основных потребителей российской древесины является Китай. В северо-восточных регионах Китая на границе с Дальним Востоком находится около десятка целлюлозно-бумажных комбинатов, работающих на российском сырье, рассказал полномочный представитель президента России в ДФО Юрий Трутнев.

    В Китае уже более 20 лет строго ограничена коммерческая вырубка в собственных природных лесах. Правительство оценило загрязнение рек и наводнения из-за забитых плавающим лесом водоемов и решило срочно исправить экологическую ситуацию.

    Но запрет ввели, а спрос остался. На мировом рынке Китай — крупнейший экспортер фанеры и деревянной мебели. Пришлось посмотреть в сторону соседей. Причем Россия начала продавать лесорубочные билеты намного дешевле, чем в других странах: цена в 2019 году составила около двух долларов за гектар, или 80 центов за акр в год, написал The New York Times.

    Только за 2017 год Китай вывез из России почти 200 миллионов кубометров древесины. Многие считают, что таким грабительским аппетитам соседей способствовали коррупция, криминал и отсутствие экономического развития лесных регионов. Ведь немалая часть природного богатства страны была вырублена и вывезена контрабандой.

    У браконьеров проблем нет

    Директор Московской коллегии адвокатов «Липцер, Ставицкая и партнеры» Дмитрий Аграновский уверен, что «черные лесорубы» не могли бы так нагло действовать, если бы у них были проблемы с экспортом и перевозкой товара за границу. Но у браконьеров, похоже, таких проблем нет.

    «Одно дело, когда это мелкий случай. Но когда многочисленными вагонами лес поставляют в Китай — это уже сложный бизнес, в котором задействованы сотни людей. Это уже не браконьеры, это какие-то уважаемые люди, которые встроены в систему», — отметил юрист в беседе с «360».

    Однако чиновников, которые попустительствуют браконьерству, привлекают к ответу довольно редко. Одна из последних громких историй касалась экс-министр лесного комплекса Иркутской области Сергея Шеверды, о котором писал «Коммерсант».

    Исторический опыт показывает: когда государство хочет навести порядок, оно это делает довольно быстро. Проблемы не в законодательстве, а в самой системе. Власть сосредоточена на местах, но там у людей свои интересы, и потому очень сложно прижать беззаконие, особенно когда это связано с сотнями людей, которых обеспечивают работой.

    «По закону сохранения материи Ломоносова — Лавуазье, чтобы что-то где-то прибавилось, нужно где-то что-то отнять. То есть стоит навести порядок в лесозаготовительной отрасли, как это тут же ударит по интересам серьезных и влиятельных людей, их подчиненных и так далее. Такие действия невозможны без серьезной инициативы сверху. Необходимо наличие политической воли», — заявил Дмитрий Аграновский.

    Сервисы для сохранения леса

    Справедливости ради стоит отметить, что борьба с лесным браконьерством все-таки ведется. Как сообщило Федеральное агентство лесного хозяйства, в 2020 году объемы незаконной вырубки снизились в 47 регионах России. Всего же за прошлый год выявлено свыше 15 тысяч случаев незаконной рубки лесных насаждений. За год браконьеры вырубили более одного миллиона кубометров леса.

    В Пермском крае разработали и ввели информационную систему «Умный лес» — в числе прочего она выявляет и незаконные вырубки. Информация видна всем уполномоченным структурам. Систему взяли опробовать и для Кировской области.

    С эффективностью таких новинок согласен сопредседатель регионального штаба ОНФ в Иркутской области, директор НИИ Всероссийского добровольного пожарного общества Сибири Сергей Апанович.

    «На территории Иркутской области внедрили систему „Личный кабинет“ для заготовителей, арендаторов и переработчиков леса. Это позволило наладить учет, существенно сократить время оформления необходимых документов, в том числе и отчетности. В будущем планируется ввести систему спутникового наблюдения для оперативного выявления всех нарушений в лесу», — рассказал «360» Сергей Апанович.

    Законно не значит полезно

    Однако и легальная вырубка леса может представлять серьезную опасность для экосистемы страны, отметил председатель краевого совета Хабаровского краевого отделения Всероссийского общество охраны природы и руководитель регионального отделения Всероссийского общества охраны природы Владимир Сидоров.

    «Для Дальнего Востока и Хабаровского края незаконные рубки, как и те, что осуществляются в рамках действующего законодательства, наносят катастрофический урон уникальным природным экосистемам. Эти леса, кедрово-широколиственные в особенности, являются уникальными природными комплексами, в которых заключено огромное биоразнообразие», — пояснил эколог в разговоре с «360».

    Очень опасны вырубки в водоохранных зонах, на склонах — это становится причиной разрушения экосистем, миграции и исчезновения многих уникальных видов. Кроме того, многие ученые связывают разрушительные наводнения и полноводность Амура с вырубками деревьев в верховьях рек. Ведь лес является еще и очень мощным гидрорегулирующим фактором: задерживает влагу, особенно в сезон муссонных дождей.

    «То, что сегодня происходит в лесах, иначе чем бардаком назвать нельзя! Даже после легальных заготовителей на лесосеках остается огромное количество порубочных остатков — прекрасной среды для распространения огня. А ведь труднодоступность дальневосточных лесов не позволит развернуть такое широкомасштабное тушение, как в центральных регионах», — отметил Владимир Сидоров.

    Страдают от лесозаготовителей и жители лесных поселков: их лишают территорий для охоты, сбора ягод. Большой вред наносится и пчеловодству: рубят липы-медоносы, которые, кстати, еще и излюбленная добыча браконьеров. Но ведь лес может приносить прибыль и без вырубки.

    «Во всем мире признана уникальность природных дальневосточных комплексов. Сегодня существует практика продажи леса не вырубая его: экологический туризм, формирование целых туристических кластеров, устойчивое лесопользование. Люди готовы приезжать к нам отдыхать, любоваться природой, изучать ее. Но мы в эту сторону не развиваемся», — рассказал эколог.

    Ситуация с лесовосстановлением выглядит не лучше: по словам эксперта, отрасль очень серьезно пострадала от реформирования, в регионе эффективность ее работы крайне низкая. Сегодня там необходим жесткий общественный контроль за работой, закупками правильного посадочного материала и уходом за ним.

    «На это нужно выделять совершенно не те средства и силы, которые выделяются сегодня. Однажды разрушив хрупкие экосистемы Дальнего Востока, вернуть их в исходное состояние невозможно. Гораздо проще сохранять их, уделять внимание вопросам рационального и не истощительного лесопользования», — пояснил Владимир Сидоров.