facebook_pixel
  • 17 февраля 2022, 14:50

    Россиянка не может улыбаться и закрывать глаза. Она пыталась подправить «возраст» на операции

    Россиянка рассказала, что не может улыбаться и закрывать глаза после операции

    Модель из Сочи Юлия Тарасевич стала жертвой неудачной пластической операции. Она больше не может улыбаться и нормально закрывать глаза. По ее словам, в клинике все списали на особенности ее организма. Тарасевич решила обратиться в суд.

    В 2020 году Юлия Тарасевич стала обладательницей титула «Вице-миссис Россия International». Она была здоровой и счастливой. Но в какой-то момент ее стали беспокоить возрастные изменения лица. Осенью она увидела в Instagram рекламу клиники в Сочи и заинтересовалась аппаратной процедурой по улучшению овала лица.

    «На тот момент меня беспокоили небольшие брыли, которые прямо стали для меня навязчивой идеей. Я хотела их убрать и подумала, что вот эта аппаратная процедура как раз для меня», — рассказала Тарасевич «360».

    По ее словам, на консультации врач сказал, что процедура ей вряд ли поможет, и посоветовал сделать у него пластическую операцию, включая блефаропластику — то есть изменение формы верхних и нижних век.

    «Мне казалось, что на левом глазу у меня появилось немного лишней кожи, и он сказал, что операция как раз решит все мои вопросы и изменит все моменты возрастные, которые у меня к тому времени появились», — пояснила она.

    После врач объяснил, что оперирует на базе клиники в Краснодаре совместно с главным врачом.

    Жизнь после операции

    Круговую блефаропластику глаз и подтяжку средней зоны лица запланировали на 3 декабря 2020 года. Тарасевич с готовыми анализами приехала на консультацию к главврачу. Он, по ее словам, предложил удалить комки Биша. На встрече также присутствовал врач, который проводил первую консультацию.

    «Когда я очнулась после операции, мне показалось, что на моих глазах очень тугая и объемная повязка. Мне так сильно сдавливало виски, глаза. Я спрашивала медсестру, когда мне снимут повязку. На что она мне ответила, что у меня нет никакой повязки. Это был такой сильный отек у меня на лице», — рассказала она.

    Через какое-то время Тарасевич сделала первое селфи и увидела, что у нее отекли не только места, где было хирургическое вмешательство. Был сильный отек даже на шее. Губы и нос стали огромными.

    «С этого момента у меня в жизни начался ад. [Оба врача] посмотрели и сказали, что это, в принципе, нормальный послеоперационный отек, и отпустили меня домой», — добавила она.

    После возвращения в Сочи Тарасевич по рекомендации врачей начала ходить в клинику, где работал в то время врач, и стала делать процедуру с микротоками, чтобы справиться с отеком. В общей сложности за все эти месяцы Тарасевич сделала ее порядка 100 раз. Когда в Сочи приехал главврач, она пришла к нему на осмотр.

    Я никогда не забуду реакцию, конечно. Когда он меня увидел, он изменился от ужаса в лице, отшатнулся от меня, вскинул руки и начал кричать, что я больная, что что-то идет не так, что это не типичный отек, что этого не должно быть

    Юлия Тарасевич.

    После этого Тарасевич стала обращаться к другим врачам, потому что участие главврача в ее жизни фактически закончилось.

    Отек не проходил в течение четырех месяцев. Когда был пик, девушка обращалась в стационар и ездила в клинику в Москву. Иногда ей казалось, что она задыхается, а ее лицо разорвется. У нее начались панические атаки, которые мучают ее до сих пор. Тарасевич рассказала, что работала с психологами, пила антидепрессанты и другие психотропные препараты. По ее словам, полностью пропал сон, в итоге ей диагностировали клиническую депрессию.

    Решение идти в суд

    По словам Тарасевич, глаза у нее не закрываются до сих пор из-за дефицита тканей. Перестали работать мышцы лица, она не может зажмурить глаза, улыбнуться. Там, где были удалены комки Биша, образовались огромные рубцы. Вдобавок ко всему произошла скелетизация лица.

    Тарасевич добавила, что просила у клиники предоставить копии своих медицинских документов, но ей отказали.

    «Они всячески препятствуют тому, чтобы я ознакомилась со своей медицинской картой. За все это время клиника не предложила никакого решения проблемы. На мою просьбу поучаствовать финансово в моей реабилитации мне ответили, что подумают. Никакого решения я не дождалась», — добавила она.

    По ее словам, врачи объяснили такие последствия индивидуальной непереносимостью и индивидуальной реакцией на хирургическое вмешательство.

    «Я считаю, что это несправедливо, очень несправедливо по отношению ко мне. Врачи, которые, можно сказать, изуродовали мое лицо, они сняли с себя всяческую ответственность за произошедшее. Я решила, что буду обращаться в суд», — заявила Тарасевич.

    В начале этого года она написала заявление в полицию, но пока дело не возбуждали, идет проверка. В краснодарском управлении МВД «360» переадресовали в СК, региональное управление которого не ответило на запрос на момент публикации материала.

    «Вышла изуродованной»

    Юлия Тарасевич понимает свою халатность при выборе хирурга. Но она хочет призвать к ответственности людей, из-за которых теперь скрывает лицо под маской.

    «Конечно, я уверена, что это не было сделано специально. Но тем не менее из-под их ножа я вышла изуродованным человеком. Я пришла к ним со здоровым и красивым лицом, я хотела исправить некоторые возрастные нюансы, но, к сожалению, лишилась здоровья. Но вину и ответственность за случившееся хирурги возложили на меня», — заключила она.

    Осенью прошлого года о случае Тарасевич написал в Instagram пластический хирург Давид Гришкян. Он назвал ситуацию очень сложной.

    «Безусловно, у нас есть подозрения, что кроме всего прочего эти операции наложились и на какое-то системное заболевание, что в результате привело к такому эффекту», — пояснил специалист.

    По его словам, Тарасевич провели липофилинг лица. Во время операции медикам было тяжело работать, потому что у пациентки фактически не было тканей — одни рубцы. Но, по мнению Гришкяна, им удалось получить хороший результат.

    «360» связался с клиниками, где консультировали и оперировали Тарасевич, но они не смогли предоставить комментарий.