facebook_pixel
  • 12 декабря 2019, 17:14

    СМИ написали, что родителей хотят убирать из семей за насилие над детьми. Но авторов идеи неправильно поняли

    Во вторник Совет по правам человека (СПЧ) отдал на поручительство президенту проект новой системы помощи неблагополучным семьям. В документе вскользь говорилось о том, что одного из родителей-агрессоров могут изъять из семьи. «360» поговорил с соавтором документа о проблемах существующей системы профилактики социального сиротства.
    СМИ написали, что родителей хотят убирать из семей за насилие над детьми. Но авторов идеи неправильно поняли

    На ежегодной встрече Владимира Путина с членами Совета при президенте по правам человека 10 декабря эксперты предложили проект реформации системы опеки и семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Одними из главных участников обсуждения стали члены фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

    По сообщению РБК, фонд предложил изымать из неблагополучных семей не детей, а родителей, которые создают для ребенка опасность и неблагополучную атмосферу дома в целом. Изъятие непосредственно ребенка из семьи должно остаться крайней мерой, которую будут применять только в том случае, «если угроза исходит от родителя и неустранима».

    Кого изымать из семьи?

    Однако конкретного предложения изымать родителей из семей в предложенном документе нет, рассказала «360» президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. По ее словам, это неправильное прочтение: концепция фонда заключается в том, чтобы выстроить систему профилактики и помощи семьям, а не заменить одну карательную меру на другую.

    «Это не какие-то предложения к конкретным нормативным актам, это концептуальный документ, в нем вскользь упомянута история о том, что в ситуации с насилием удаляется жертва, а не агрессор и надо — возможно! — продумать механизм, который позволит в такой ситуации удалять агрессора. То есть нет никаких конкретных предложений, механизмы эти должны быть, с моей точки зрения, в законе о домашнем насилии. К этому нужно очень серьезно отнестись, чтобы понять, есть ли у нас вообще возможность такие механизмы внедрить», — объяснила она.

    Особенно Альшанская отметила, что если концепция изъятия родителя и будет рассматриваться в дальнейшем, она должна четко предусматривать, чтобы мера не стала возможностью удалить человека из собственного жилья из каких-то сторонних интересов. На ее взгляд, такие меры вряд ли удастся разработать, поэтому особенно важно понимать, что «удаление родителя» — лишь одна из предложенных концепций.

    Что касается действительно предлагаемых мер по изменению существующей системы профилактики социального сиротства, то, по мнению Альшанской, сопровождение семей должно быть индивидуализировано в зависимости от того, в чем нуждается каждая конкретная семья.

    «Это не может быть история стандартного набора, потому что всем не нужно одно и то же. Должна быть выстроена система соцзащиты, в которой базовый принцип — это социальное сопровождение, когда есть человек, который может помочь семье получить разную помощь исходя из того, что именно ей нужно, а не так, что семья должна за каждым элементом помощи ходить по разным [инстанциям], писать разные заявления», — добавила она.

    Недостаток квалификации

    «Нам нужно пошагово, постепенно идти к тому, чтобы оценивать проблему — что это такое, что плохо, что привело к этой ситуации, как это исправить, какие есть ресурсы в самой семье, каких ресурсов нет, где их взять?» — считает Альшанская.

    По задумке фонда, сопровождение семей должно быть не единоразовой акцией помощи нуждающимся. Помощь должна оказываться системно, с привлечением услуг из системы социальной защиты, образования, НКО.

    По словам Альшанской, подобная система сопровождения существует в фонде «Волонтеры в помощь детям-сиротам» и еще нескольких российских организациях и уже доказала свою состоятельность и эффективность. Сопровождение семей может повысить социальную адаптированность людей, помочь им научиться обеспечивать себе и своей семье более качественные условия жизни.

    Основная проблема заключается в том, что комплексная система сопровождения не вписана в законодательство. До сих пор государство не имело возможности выделить на нее ресурсы. «Если мы хотим, чтобы профилактика сиротства была не только на словах, то нет ничего, кроме того, чтобы помогать людям выбраться из тех трудных историй, в которые они попали, у нас нет никакого другого инструмента», — добавила она.

    При этом уполномоченный по правам детей в Москве депутат Мосгордумы Евгений Бунимович отметил в разговоре с РБК проблему недостатка квалификации работников социальной сферы.

    «Нет ни одного учебного заведения, которое готовит такого рода людей, социальных работников в органы опеки и попечительства, которые решают серьезнейшие вопросы для ребенка и семьи», — объяснил он.

    В Москве, по словам омбудсмена, уже появились курсы переподготовки для сотрудников опеки, но пока в других регионах таких программ нет, вопрос стоит остро.

    «Но это не заменяет базового образования людей, связанных с социальными вопросами», — добавил Бунимович.