facebook_pixel
  • 13 сентября 2019, 16:11

    Американцы сделали ЭКО и родили азиатского малыша. Единичный случай, но семья разрушена

    После процедуры ЭКО у американской пары родился ребенок другой расы. Ошибка произошла в репродуктивной клинике, где биоматериал отца перепутали с материалом другого донора. «360» рассказывает, как контролируют проведение процедуры и может ли подобное произойти в России.

    Американцы сделали ЭКО и родили азиатского малыша. Единичный случай, но семья разрушена

    Бывшие супруги Кристина Кеддерич и Дрю Василевски из Нью-Джерси подали в суд на Институт репродуктивной медицины и науки в Медицинском центре Святого Варнавы из-за того, что во время процедуры ЭКО яйцеклетку женщины оплодотворили сперматозоидом другого мужчины, сообщила газета The Metro.

    У пары родилась дочь, спустя два года у нее начали проявляться азиатские черты, хотя оба родителя — представители европеоидной расы. Затем у нее обнаружили заболевание крови, характерное для жителей Юго-Восточной Азии.

    Проведенный анализ ДНК подтвердил, что Василевски не является отцом ребенка. Из-за стресса в семье начались размолвки и супруги развелись. А затем подали индивидуальные иски к репродуктивной клинике. По их словам, попытки стать родителями обошлись им в полмиллиона долларов. Кроме того, они потребовали предоставить им список доноров спермы, чтобы найти биологического отца ребенка.

    «Эта маленькая девочка имеет право знать свою генетическую историю. Она имеет право знать, есть ли у ее отца какие-то проблемы со здоровьем», — рассказал адвокат потерпевших Дэвид Мейзи.

    В России, уверена врач-репродуктолог перинатального медцентра ГК «Мать и дитя» Мария Милютина, такое вряд ли случится. 90-95% пациентов российских репродуктивных клиник имеют европейскую внешность, поэтому шанс родить, например, темнокожего малыша или ребенка с азиатской внешностью, крайне низок.

    Руководитель сети «ВитроКлиник» Павел Базанов также уверен, что вероятность родить ребенка не от супруга, а другого донора крайне ничтожная. Такие ошибки — единичные случаи. В случае с американцами ошибся кто-то из персонала клиники.

    Защита в лабораториях

    Мария Милютина тоже считает, что ошибка обусловлена человеческим фактором на лабораторном этапе. Поэтому там имеется несколько степеней защиты. Мужчина сам в двух местах подписывает баночку с материалом.

    На рабочем столе эмбриолога, когда он работает под микроскопом с материалом супругов, не должно быть никаких других пробирок или банок с другим биологическим материалом. А идентификацию материала проводят два эмбриолога.

    Они не спрашивают пришедших на прием женщин: «Вы Иванова Марья Ивановна?» В стрессе женщина может утвердительно ответить, даже услышав не свою фамилию. У них спрашивают имя и фамилию, данные мужа и даты рождения. А если в один день в операционную попадают однофамильцы, объявляется «красный уровень опасности» и всех сотрудников предупреждают. Сейчас в зарубежных клиниках ставят современную систему контроля.

    «Пациент предъявляет документ и получает магнитный браслет. На входе в лабораторию он сканируется и компьютер проверяет, чтобы в лаборатории находились только посуда и инструменты, имеющие отношение к этой паре. Если есть чьи-то еще, раздается сигнал тревоги. Такие же методы защиты действуют и на других этапах», — добавила репродуктолог, уточнив, что в ближайшие год-два систему сертифицируют и начнут внедрять и в России.