• 02 ноября 2018, 20:34

    Рисование, лепка и мультик про лебедя‐наркомана. Как в колониях лечат зависимости

    Заключенные и психологи камчатской исправительной колонии № 5 сняли мультфильм о борьбе с наркозависимостью. По сюжету лебедь находит в пруду запрещенные вещества. Употребляя наркотики, птица становится наркоманом. Как в госучреждениях работают с зависимыми — в материале «360».

    Пернатый наркоман

    На конкурсе ФСИН работа камчатской колонии заняла первое место. Начальнику ИК-5 Сергею Хачатуряну вручили диплом победителя за лучший тематический фильм, посвященный профилактической работе с психологической зависимостью у употреблявших наркотики заключенных.

    «На сегодняшний день в исправительных учреждениях Камчатского края содержатся более 1,2 тысячи человек. Большинство из них отбывает наказание за совершение преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков и при этом не только занимались сбытом, но и являлись потребителями запрещенных веществ», — рассказали в пресс-службе УФСИН по Камчатскому краю.

    Арт-терапия в колонии — один из методов психокоррекционной работы с наркозависимыми. На таких занятиях им предоставляется возможность переосмыслить жизнь, приведшую за решетку, и открыть в себе творческие способности. Автор программы, психолог Юлия Хаблова пояснила, что участники арт-терапевтической группы сами предложили снять мультик.

    «Они сами предложили развить эту тему, и, с учетом своих возможностей и нашей помощи, получилось такое видение проблемы. Надеюсь, что этот, казалось бы, простой, но глубокомысленный ролик заставит задуматься не только людей, которые уже находятся в местах лишения свободы, но и станет хорошей профилактикой для тех, кто только стоит на подобном распутье», — сказала она.

    Лепка и йога вместо наркотика

    В отличие от мордовских или владимирских колоний, рассказала «360» зампредседателя ОНК Ева Меркачева, жалоб из камчатской ИК-5 общественники почти никогда не получают.

    «Можно было бы списать на то, что она далеко, но есть и другие отдаленные от Москвы колонии, например, красноярские. Вот оттуда жалуются. Поэтому можно надеяться, что в камчатской колонии соблюдается некий баланс между заключенными и администрацией и они живут так, как в идеале должно быть», — сказала она.

    Общественница напомнила, что в колонии люди попадают из СИЗО. Основная терапия по избавлению от наркозависимости проводится либо в психиатрической больнице изолятора, либо в больнице, с которой заключен спецдоговор. По ее сведениям, какой-то особенной или общей программы помощи бывшим наркозависимым в российских колониях не существует. Хотя бывает, что психологи проводят какие-то лекции.

    «В данном случае сотрудники колонии занимаются терапией на будущее. Они хотят научить заключенных, показать им, как жить без наркотиков, занять себя чем-то другим, например, творчеством. Насколько я знаю, они используют целый ряд моментов, которые помогут освободившемуся заключенному не купить наркотики, а заняться чем-то другим: лепкой или рисованием», — сказала Меркачева.

    В ближайшее время представители ОНК надеются внедрить в СИЗО занятия йогой для наркозависимых арестантов. В частности, в скором будущем такие занятия могут начаться в «Бутырке».

    Хороший инструмент для профилактики

    Клинический психолог, писатель, телеведущий канала «Доктор» Михаил Хорс пояснил «360», что арт-терапия является дополнительным инструментом в работе с эмоциональными, а не рациональными людьми. Чаще она помогает детям-подросткам, женщинам, людям в состоянии горя.

    «Если ее правильно подобрать, это хороший дополнительный инструмент для лечения. Но больший результат арт-терапия в виде съемки фильмов, рисования и лепки приносит для профилактики, а не лечения зависимости», — добавил он.

    По словам Хорса, арт-терапевтические уроки в камчатской колонии — большая редкость для госучреждений. Основное лечение, как правило, заключается в использовании специальных препаратов. Поэтому наркоманы выходят из клиник и снова употребляют наркотики. Ведь от воздействия лекарств их отношение к жизни и наркотикам не меняется.

    «Если заключенным колонии это подавалось не как „давайте займемся хоть чем-нибудь“ или „выслужимся перед начальством“, а как предложение помочь другим наркозависимым, то есть как социальная идея, то на какое-то время это наркозависимых заключенных, безусловно, воодушевит», — заключил Хорс.

    Врач-нарколог Олег Стеценко подтвердил «360», что арт-терапия не является методом лечения. Это, скорее, инструмент воспитательной работы для социализации человека, снятия у него эгоцентризма и изменения стереотипа мышления. Этого можно достичь групповой или арт-терапией. И это на самом деле действенные методы профилактической работы с зависимыми.

    «Но гораздо лучше, если в такой работе принимают участие бывшие наркозависимые, которые на своем примере могут рассказать, как они это переживают, которые помнят свой цинизм и глупые обиды. Так что хорошее дело люди сделали», — подытожил он.