• «Мне желают гореть в аду». Второй режиссер «В борьбе за Украину» — об угрозах, Путине и релизе фильма

    Оскароносный Оливер Стоун представил новый фильм «В борьбе за Украину», где попытался разобраться в причинах затянувшегося кризиса в стране. Для этого создатель картины взял эксклюзивное интервью у Владимира Путина. Работа уже получила Гран-при на 65-м кинофестивале в итальянском городе Таормине. Второй режиссер Игорь Лопатенок рассказал «360», для чего создавалась картина и каково работать с Оливером Стоуном и Владимиром Путиным лично.
    «Мне желают гореть в аду». Второй режиссер «В борьбе за Украину» — об угрозах, Путине и релизе фильма

    Рассказывает Игорь Лопатенок,

    режиссер фильма «В борьбе за Украину», уроженец Украины

    «Очень timely»

    Когда мы сняли в 2014 году фильм «Украина в огне», все считали, что это hot potato (с английского — «спорный вопрос», «щекотливая тема» — прим. «360»). Тогда многие не могли понять, как это лидеры протестующих убивали своих?! Сейчас это становится практически общепринятым фактом. Правильно, что Оливер решил вернуться к этой теме. Прошло все-таки пять лет. Многое может поменяться.

    Эта картина сильнее, чем «Украина в огне». Взрослее, что ли

    И у нас опять чудесные спикеры. В отличие от предыдущего фильма, спикеры не находятся за границей своей страны, они на своей земле. И они делают все, чтобы эта земля вернулась в соответствующее состояние.

    Три главных спикера: Виктор Медведчук, Оксана Марченко — медиаперсона, звезда и жена Медведчука — и Владимир Путин. Также у нас есть два комментатора: Ли Странахан — журналист, который расследовал украинское вмешательство в американские выборы 2016 года; и Иван Качановский — профессор из университета Оттавы, который уже пять лет занимается расследованием расстрелов протестующих на Майдане в Киеве.

    «Мне желают гореть в аду». Второй режиссер «В борьбе за Украину» — об угрозах, Путине и релизе фильма | Изображение 1
    Оливер Стоун, Игорь Лопатенок, Оксана Марченко и Виктор Медведчук на церемонии открытия фестиваля в Таормине/Источник фото: facebook.com/igor.lopatonok

    Нам кажется, мир нуждается в таких месседжах, которые есть в этом фильме. Может, слишком высокопарно, но, знаете… Я считаю, что очень timely (с английского — «своевременно» — прим. «360»). То есть это прям то время, когда фильм на самом деле должен быть на экране. Мы поэтому так и спешим со всеми релизами. Мы хотим, чтобы люди увидели это как можно быстрее.

    Наша новая картина же — это документальное произведение, причем в жанре полнометражной документалистики, в котором используется много интервью, в котором есть своя мысль, свой сценарий, свой месседж.

    Смешные моменты

    Был такой смешной момент, мы даже его на камеру записали: первое интервью с Виктором Медведчуком мы записывали в Монако, а не в Киеве, где он находится. По простой причине: ни я, ни Оливер Стоун на то время не были въездными на Украину. Это за нашу предыдущую работу — «Украина в огне». Это было достаточно смешно.

    Оливер его спросил: «Почему мы это пишем здесь?» Говорит: «Это вы должны мне ответить, потому что я в Киеве!»

    Меня поразило, насколько его (Оливера Стоуна - прим.) узнают на улицах. Не только в центре, на Красной площади. Начинают звать и почему-то считают, что он должен говорить по-русски

    Вообще, пришлось поездить. Медведчука мы снимали в Монако, Путина, естественно, в Кремле, Ли Странахана — в Вашингтоне, Ивана Качановского — в Оттаве. И наша база — это Лос-Анджелес.

    Маленький интересный факт: Оливер по дороге в Москву смотрел со мной фильм «Т-34». А на обратной дороге — «А зори здесь тихие». Ему понравилось. Думаю, второй фильм понравился немножко больше.

    Меня поразило, насколько его узнают на улицах. Не только в центре, на Красной площади. Начинают звать и почему-то считают, что он должен говорить по-русски, что создает некоторую неловкость. Но я думаю, что Оливер на самом деле свой. В хорошем понимании этого слова.

    «Не совсем человек»

    Работать с Путиным еще ответственнее, чем со Стоуном. Но мы любим работать с людьми предельно сжатыми и подготовленными. График у Владимира Владимировича очень сложный. Но в этот раз все было как-то просто и быстро. Очень хорошо. Мы очень довольны тем, как мы это сделали.

    Если сравнивать с моим первым знакомством с Владимиром Путиным… Мы тогда снимали в саду, возле фонтана. У меня было очень особенное впечатление. Было впечатление, что я вижу... ну, какого-то не совсем человека... будто это Ленин. Я вот в Кремле, а это Ленин.

    В этот раз же я видел усталого Владимира Владимировича из-за большого количества встреч, но уверенного в себе, спокойного лидера государства. Он говорит настолько слитно и настолько по делу, что мы стараемся очень мало вырезать.

    До тех пор, пока мы не записали интервью с Путиным, я считал, получается очень тяжелая, грустная картина. Веселого мало на самом деле в ситуации с Украиной. И вот мы записали это интервью, и появился какой-то лучик надежды, воздух, солнышко, хотя бы за горизонтом, но уже близко.

    «Мы не ради Гран-при ехали»

    Мы не ради Гран-при ехали в Италию. Надо было создать платформу для релиза фильма. Задача была — показать его зрителям и поговорить с прессой и коллегами. Но Гран-при был заслуженным. Мы были немножко выше, чем те работы, которые представили на фестивале. Он не такой гламурный, как в Венеции, не такой очень молодежный, как в Риме. Наш расчет не подвел, и мы получили награду.

    Этот Гран-при мог быть и в другой стране. Но мы сознательно поехали в Италию. Она очень близка с Россией. Много общего в культурном плане. Рим никогда не был в состоянии войны с Москвой, кроме разве что времен Второй мировой. Это не Англия, которая постоянно злоумышляла против России; или Германия, которая дважды нападала; или Франция, откуда Наполеон приходил. У Италии есть нечто, что роднит культурно с Россией. Есть преемственность: Византия, Москва — Третий Рим. Это тоже работает.

    «Они же убивают друг друга»

    Ситуация с Украиной не может быть проиграна, потому что это не в ментальности русского народа — проигрывать. Учитывая, что украинцы, в моем понимании, принадлежат к той же русской цивилизации, что и русские, то проиграть эту ситуацию мы просто не можем. Мы ее так или иначе вырулим.

    Вопрос в другом: насколько быстро мы вернем людей в состояние осознанного восприятия реальности. Чем медленнее будет этот процесс, тем больше людей погибнет. Они же убивают друг друга. И при этом обвиняют Россию. Нынешняя власть подхватила нарратив предыдущей и начала разговаривать с Россией с позиции силы. Это никогда не работает.

    Угрозы для жизни после фильма

    На самом деле, очень сложно говорить о большой политике. Мы понимаем, что имеем дело с геополитическими силами и их инструментами. А они обычно идут на что-то, имея за плечами большую экономическую поддержку. То есть это богатые люди, у которых есть спонсоры, у которых есть покровители.

    Мы называем по именам этих людей. Поэтому мы думаем, что они будут разозлены на нас. Но об их действиях надо говорить.

    Естественно, на Украине меня обвиняют во всех смертных грехах и желают гореть в аду. Я получил первые угрозы в первую же ночь, когда мы релизнули трейлер

    Я отношусь к этому всегда очень спокойно. Это люди, которые неспособны ничего сделать. Они могут только сидя на диване стучать по клавиатуре. Сила на стороне правды. Она все равно найдет свою дорогу к зрителю.

    Продолжение следует

    Фильм не остановлен в производстве. Мы выпустим еще четырехсерийную версию, как делали это с «Интервью с Путиным». Туда войдет значительно больше того, что уже снято, будут и новые спикеры. Мы ограничены временем в премьерной версии.

    Субъективное восприятие фильма — 2,5 часа. Он насыщен информацией. Из-за этого кажется, что времени проходит больше. Но у нас есть некоторые зрители, в частности Ли, который попал в наш фильм. Он в свое время посмотрел «Украину в огне» с паузами. Он смотрел ее девять часов, останавливаясь и проверяя все факты. После этого он написал мне, что первый раз не смог найти ни одной неточности.

    Четырехсерийная версия, по моим планам, должна быть готова в конце августа — начале сентября.

    Картину стоит внимательно посмотреть украинцам, есть смысл посмотреть россиянам. В принципе, ничего сверхнового вы там не увидите. Вы все это знаете. Но иногда недостаточно знать факты. Надо подняться над ними и увидеть общую картину, заглянуть чуть вперед.