• 05 февраля 2019, 03:10

    Ребята в дешевых трениках. Кто чаще всего ворует произведения искусства, и куда исчезают шедевры

    Есть в краже картины какая-то романтика. В основном навязаная киноиндустрией и безупречными героями Джеффри Раша, Пирса Броснана и даже Брюса Уиллиса. Они — лучшие аферисты, хитрые воры, обожаемые публикой, они воруют дорогущие произведения искусства, и им все сходит с рук. Но в жизни все прозаичнее. В конце января Таганский суд Москвы арестовал Дениса Чуприкова, похитителя работы Архипа Куинджи «Ай-Петри. Крым». Шедевр, слава богу, был найден и возвращен Третьяковке. Но чаще всего в таких случаях картины исчезают бесследно. «360» разбирался, куда деваются украденные предметы искусства, и почему образ вора картин из кино далек от реальности.
    Ребята в дешевых трениках. Кто чаще всего ворует произведения искусства, и куда исчезают шедевры | Изображение 1
    «Ай‐Петри. Крым». Источник фото: РИА «Новости»

    По словам экс-главы отдела ФБР по поиску украденных ценностей Роберта Уиттмана, «похитители картин — блестящие воры, но ужасные бизнесмены». Дело в том, что в современном мире сбыть такой продукт практически невозможно, писал он в своих мемуарах. Он долгие годы работал под прикрытием, чтобы «выкупить» украденные полотна и поймать виновных.

    В 1991 году был создан всемирный Реестр похищенных произведений искусства (Art Loss Register), в котором теперь числятся практически все известные миру картины, скульптуры и другие подобные предметы. Как пишет Bird in Flight, ни один аукционный дом не станет продавать картину, предварительно не сверившись с Реестром.

    Любой желающий может проверить историю конкретного произведения искусства за небольшую плату. Для полиции вся информация предоставляется вообще бесплатно.

    Именно поэтому Роберт Уиттман считает, что выкрасть картину из музея или галереи не составит труда любому пройдохе, но продать ее удастся лишь «избранным» и то большая часть денег отправится к дилерам и перекупщикам. Сам же вор получит от силы один процент от стоимости, отметил бывший агент в интервью изданию The Atlantic.

    Таким примером неудачной кражи стал случай Вьерана Томича, которого прозвали Человек-паук. В 2010 году он украл из Парижского музея современного искусства картины Пикассо, Матисса, Модильяни и Леже общей стоимостью 125 миллионов долларов. Так как его «работа» широко освещалась в СМИ, продать картины «по-тихому» ему не удалось, а скупщики предложили ему всего 40 тысяч евро. Он был вынужден согласиться.

    Картины так и не нашли. Когда полиции удалось арестовать его, а также скупщика и еще одного подельника, последний якобы в панике уничтожил полотна. Так ли это, покажет время. Может быть, однажды они еще всплывут на чьем-нибудь чердаке или в частной коллекции.

    Ребята в дешевых трениках. Кто чаще всего ворует произведения искусства, и куда исчезают шедевры | Изображение 2
    «Женщина с веером» Амедео Модильяни и «Натюрморт с подсвечниками» Фернана Леже, украденные Вьераном Томичем. Источник фото: публичное достояние

    Сейчас воры в Европе становятся умнее. Они понимают, что «отмыть» репутацию очень известной картины будет сложнее, поэтому их целью становятся небольшие полотна, которые легко продать скупщикам. Те, в свою очередь, придумывают новую историю для произведения искусства и продают по своим каналам в частные коллекции за сумму в разы преуменьшенную.

    Так в 2006–2007 годах в России прогремело громкое дело супругов Завадских, укравших из петербургского Эрмитажа 226 предметов искусство и распродавших их в антикварные лавки по всему городу. Когда нехватка вскрылась и в музей пришли с обысками, Лариса Завадская — сотрудница отдела истории русской культуры Государственного Эрмитажа, умерла прямо на рабочем месте.

    Ребята в дешевых трениках. Кто чаще всего ворует произведения искусства, и куда исчезают шедевры | Изображение 3
    Фото обнаруженной броши из музея Государственный Эрмитаж, украденой Завадскими. Источник фото: Следственный комитет Российской Федерации

    Ее супруга и сына отправили в СИЗО, а дело вызвало такой общественный резонанс, что 31 предмет анонимно подбросили в полицию те самые антиквары, не желая связываться с музейным достоянием.

    «Залечь на дно» или обменять на оружие

    Эксперт Реестра Art Loss Registry Элис Фаррен-Брэдли однажды в интервью Forbes рассказала, как обычно поступают продавцы краденных произведений искусства. Во-первых, нужно понимать, что на так называемом черном рынке за подобные предметы дадут всего 5-10% от действительной стоимости.

    И второе, если краденая картина внесена в реестр, у преступников остается небольшой выбор: они могут «залечь на дно» и ждать пока мир забудет о пропаже (хотя краденые картины находятся в базе, пока их не найдут, так что это туманная перспектива), воры могут продать предмет искусства под другим названием (но тогда его стоимость будет уменьшена во много раз), обменять на черном рынке на нужные «товары», такие как оружие, или получить выкуп от владельцев картины и страховой компании. Последний вариант, кстати, достаточно распространен среди преступников.

    Самым ярким примером провальной попытки кражи с требованием выкупа является история полотна «Крик» Эдварда Мунка. Ровно 25 лет назад неизвестные воспользовались всеобщим ажиотажем из-за Олимпиады в Норвегии и выкрали из Национальной галереи Осло полотно с мировым именем. Охрана дружно болела «за своих», пока воры разбили стекло, отключили сигнализацию и даже написали издевательскую записку с примерным текстом: «Спасибо за плохую охрану музея».

    Ребята в дешевых трениках. Кто чаще всего ворует произведения искусства, и куда исчезают шедевры | Изображение 4
    «Крик» Эдварда Мунка. Источник фото: публичное достояние

    Они потребовали от властей страны один миллион долларов за возврат полотна (его стоимость тогда равнялась 75 миллионам). Но власти отказались платить. Преступники обратились к скупщикам, которыми оказались сотрудники арт-отдела британской полиции под прикрытием. Горе-грабителей скрутили, а Мунка вернули в музей.

    Портрет грабителя

    Бывший глава отдела ФБР по поиску украденных ценностей Роберт Уиттман в своих интервью неоднократно отмечал, что чаще всего музеи грабят люди, далекие от Вселенной искусства. Очень далекие. Это дилетанты, которые плохо понимаю, что само по себе полотно практически ничего не стоит, как картина, которую можно купить в переходе у Третьяковки.

    «Нужны доказательства подлинности, законности и происхождения. У преступников всего этого нет», — отмечал Уиттман.

    По его мнению, в основном воры вдохновляются киношными образами – мужчинами в смокингах и дамами в роскошных вечерних платьях, у которых все по плану, и надеются, что кража картины принесет им несметные богатства. Реальность же жестоко далека от кино.

    В основном преступники похожи на известного румынского вора Раду Догару, умыкнувшего семь лет назад целую галерею, состоящую из картин Моне, Пикассо, Гогена и других известных художников. Оценочная стоимость семи полотен составляла примерно 19 миллионов долларов.

    Всю свою жизнь мужчина в потертых трениках занимался сутенерством и продажей краденых часов. Но в какой-то момент он возомнил себя ценителем искусства. Он пришел в музей Кюнстхал в Роттердаме и присмотрел полотна, которые поместятся в рюкзак. Ночью он вернулся с подельником, и, не встретив никакого сопротивления охраны, потому что ее попросту не было, прибрал к рукам все, что планировал. Когда полиция приехала на звон сигнализации, их след уже простыл.

    Ребята в дешевых трениках. Кто чаще всего ворует произведения искусства, и куда исчезают шедевры | Изображение 5
    Кюнстхал. Источник фото: публичное достояние

    Месяц они мыкались по всей Румынии со своей добычей. Знакомый скупщик из Роттердама обещал их свести с «ценителями» искусства из Франции, Бельгии, Монако и даже России, но все закончилось тем, что слухи о краденых картинах дошли до сотрудницы музея в Бухаресте. Она и сдала подозрительных мужчин полиции.