• Ребенок за миллион. В Москве пресечена попытка продать новорожденную девочку

    5 марта в Москве с поличным была задержана уроженка Киргизии Русулжан Кызы Барнохон. 23-летняя женщина попалась в момент продажи своего новорожденного ребенка за миллион рублей наличными.
    Ребенок за миллион. В Москве пресечена попытка продать новорожденную девочку

    В Следственном комитете сообщили, что она через соцсети опубликовала объявление о поиске приемных родителей для ребенка, которого она вынашивала.

    «Эта женщина попалась нам на глаза, когда в соцсетях она предлагала усыновить своего ребенка за вознаграждение. Ей предъявлено обвинение в торговле людьми. У нее есть еще двое детей от разных мужчин. Замужем она не была. Мы ее пытались отговорить от этого поступка», — сообщил «360» руководитель общественной волонтерской правозащитной организации «Альтернатива» Олег Мельников.

    За семь лет существования организации добровольцам удалось освободить из трудового и сексуального рабства почти тысячу россиян.

    Мельников рассказал «360», что женщина приехала в Москву из Уфы примерно неделю назад. Сначала она хотела отдать новорожденную на удочерение, но затем решила продать младенца. Знать, что с ним будет дальше, Барнохон не хотела.

    Преображенский суд Москвы арестовал нерадивую мать до 6 мая. Возбуждено уголовное дело по статье о продаже несовершеннолетнего, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Барнохон грозит до шести лет лишения свободы.

    Юлия, общественница из «Альтернативы», рассказала RT, что уроженка Киргизии уже пыталась продать вторую дочь Муслиму в августе 2018 года. За девочку в возрасте 1,3 месяца женщина также хотела выручить миллион рублей. Но ее отговорили родственники.

    «У меня была легенда, будто мы с мужем состоятельная пара и у нас не получается завести детей. Обо мне она особо ничего не спрашивала, дальнейшая судьба девочки её тоже не волновала. Главное условие было: после сделки „мы были друг другу никто“», — рассказал Юлия.

    В январе 2019 года Барнохон снова вышла на общественницу и поинтересовалась, ищет ли она еще ребенка. Услышав положительный ответ, она сообщила, что приедет из Уфы рожать в Москву, где и передаст младенца.

    Барнохон приехала в столицу в 20-х числах февраля, взяв с собой сына, трехлетнего Мустафу. Девочку, которую хотела продать раньше, она оставила дома со своим молодым человеком.

    Общественники сразу же после первого контакта обратились в полицию. Для места проведения сделки была снята квартира на Халтуринской улице. 27 февраля уроженка Киргизии родила девочку в акушерско-гинекологическом центре ГКБ им. Ф. И. Иноземцева.

    Днем 5 марта Юлия вместе с еще одним волонтером «Альтернативы», Ренатом, в сопровождении полицейских и оснащенные аппаратурой для скрытой фиксации, выехали на Халтуринскую. Стражи правопорядка выдали «богатой паре» муляж миллиона рублей. Юлия и Ренат попытались отговорить женщину от продажи ребенка.

    «Мы ей сказали, что, если она сейчас откажется и уедет, никто ей ничего не скажет и не сделает. Спрашивали, может, она успела как-то по-матерински прикипеть к девочке за неделю, не будет ли жалеть о том, что ее отдает. Она была непреклонна и внешне абсолютно не переживала», — рассказала Юлия.

    Барнохон написала расписку, что получила миллион рублей и от прав на ребенка отказывается. После чего в квартиру вошли оперативники.

    Подозреваемую и ее детей увезли в отделение. Позже Барнохон созналась, что ей очень стыдно. Она рассказала, что задумалась о продаже младенца на пятом месяце беременности, когда ее бросил гражданский муж. Она осталась без жилья и работы, а родители велели не морочить им головы своими проблемами.

    Сейчас дети Барнохон находятся в приюте. Их пытается забрать мать девушки, которая утверждает, что ничего не знала о ее намерении продать ребенка.

    Возможно, гнусная история получит продолжение. Юлия рассказала, что сразу после «продажи» с ней связался какой-то «непонятный мужчина».

    «У меня есть подозрение, что он либо ее сообщник, либо организатор, сейчас сложно сказать. Она-то при общении тихая оказалась, а переписку за нее вели довольно бодро. Думаю, в этой истории могут появиться дополнительные сведения», — предположила активистка «Альтернативы».

    Преступный бизнес или мать-ехидна?

    Разумеется, пользователи Сети отреагировали на информацию о несостоявшейся продаже ребенка довольно злобно. Не стоит перечислять все кары земные и небесные, которые они призвали на голову женщины.

    Россияне с ужасом предполагали, какой могла оказаться судьба ни в чем не повинного ребенка, не вмешайся в дело полиция и волонтеры. В Рунете отказались искать оправдания Барнохон, но предположили, что ее действия были продиктованы огромным спросом.

    В России много бездетных пар, которые многое бы отдали за возможность обрести, наконец, ребенка. Пользователи также предположили, что легально найти суррогатную мать нелегко, поэтому отчаявшиеся люди могут воспользоваться услугами заведомой злоумышленницы. Наверное, законно добиться права завести ребенка таким образом очень сложно?

    Ребенок за миллион. В Москве пресечена попытка продать новорожденную девочку | Изображение 1
    Источник фото: «ВКонтакте»

    Этот вопрос редакция «360» переадресовала директору компании «Росюрконсалтинг» и эксперту в области репродуктивного права Константину Свитневу.

    Он сообщил, что суррогатное материнство детально регламентировано законами РФ с 1995 года, когда был принят действующий Семейный кодекс страны.

    «Для получения свидетельства о рождении ребенка от суррогатной матери необходимо заручиться ее согласием и осуществить запись о родителях. То есть получить подтверждение того, что суррогатная мать матерью не является и вынашивала чужого ребенка. Сейчас для того, чтобы воспользоваться программой суррогатного материнства в России, необходимо иметь установленные Минздравом медицинские показания. В нее могут войти как семейные пары, так и не состоящие в браке люди, одинокие женщины и мужчины. Мужчины через суд получают свидетельство о рождении ребенка с прочерком в графе „мать“», — разъяснил юрист.

    Константин Свитнев назвал обсуждаемый случай редчайшим и экзотикой. Он подчеркнул, что физически не представляет себе, как можно продать собственного ребенка.

    «В любом случае это уже не семейный кодекс, а уголовный. Причем статья с отягчающим составом и сроком наказания от трех до семи лет. На это могут пойти только полностью неадекватные люди. Ни один человек, отдающий отчет в своих действиях, на такое не решится. Женщина, которая понимает, что не в силах нести такой груз, может оставить ребенка в роддоме. В обществе к отказницам отношение, мягко говоря, неоднозначное. Но в любом случае лучше воспользоваться такой возможностью, чем идти на прямое нарушение закона», — отметил эксперт.

    Директор Росюрконсалтинга напомнил, что в России суррогатное материнство никогда не запрещалось и не приравнивалось к торговле детьми. В соответствии с российскими законами женщина вынашивает ребенка, с которым у нее нет и не может быть генетической кровной связи.

    Традиционное суррогатное материнство (зачатие производится естественным путем — прим. ред.), которое распространено в США, Великобритании и некоторых других странах, в РФ запрещено законом.

    «И я считаю, что это правильно. Традиционное суррогатное материнство было впервые описано еще в Ветхом Завете — священной книге трех основных мировых религий. Оно является своего рода минным полем как в правовом, так и в морально-этическом отношении», — отметил Свитнев.

    Ребенок за миллион. В Москве пресечена попытка продать новорожденную девочку | Изображение 2
    Источник фото: Twitter

    В ходе обсуждения в соцсетях россияне из-за участившихся сообщений о попытках горе-матерей продать своих детей высказали предположение, что, возможно, в России существует некая преступная структура, контролирующая этот бизнес.

    Адвокат Игорь Маркелов сообщил «360», что такое вряд ли возможно.

    «Если она и существует, то может быть связана с процедурой усыновления детей. Но там все более или менее законно. С другой стороны, в пользу отсутствия в стране преступной структуры говорит тот факт, что редкие женщины, решившиеся на торговлю своими детьми, называют совершенно разные суммы. Нет определенного тарифа, следовательно, нет и централизованной группы, поставившей этот процесс на поток. Речь идет о женщинах, как высказался наш президент, с низкой социальной ответственностью. У них и с другими видами ответственности плохо, поэтому они решают заработать на новорожденных, которых содержать не могут», — предположил адвокат.