• Ребенок как способ обогащения. Кто виноват в том, что приемных детей калечат и убивают?

    Новости об очередном усыновлении всегда радуют общественность. Ребята из детских домов обретают новую семью и надежду на светлое будущее — это прекрасно. Но все имеет обратную сторону и в таком светлом деле, оказывается, есть место черноте. Многие люди усыновляют детей, чтобы получать «зарплату» от государства за опеку над ребенком. И вскоре для них это становится настоящим потоковым бизнесом.
    Ребенок как способ обогащения. Кто виноват в том, что приемных детей калечат и убивают?
    Следующая новость

    Такие приемные родители больше заботятся о деньгах в собственном кармане, чем о детях, которых они приютили. Судьба и здоровье приемных малышей в этом случае часто совершенно незначительны, их чувства также ничего не стоят для новых родителей. От этого постоянное раздражение, побои и даже смерть.

    Так, последней громкой историей стало жестокое убийство малыша из приемной семьи в Подольске. Четвертого февраля ребенка, которому не исполнилось даже двух лет, госпитализировали с ушибом и отеком мозга, а также черепно-мозговой травмой. Мальчик умер, так и не придя в сознание.

    По предварительной версии, убить ребенка могли его приемные родители: 42-летняя женщина и 23-летний мужчина, заключившие фиктивный брак ради усыновления нескольких детей. На допросе приемная мать заявила, что малыш во время купания упал в ванной и получил травму. Однако эксперты установили, что мальчик получил не менее шести ударов по голове.

    Несколько лет назад проблема усыновления детей ради денег и дальнейшего насилия над ними стояла так же остро. Старший помощник главы Следственного комитета России Игорь Комиссаров заявлял, что тенденция роста желающих взять в семью сироту, чтобы на этом обогатиться, поражает.

    «Не могу не отметить следующую тенденцию, подтвержденную материалами доследственных проверок и уголовных дел: резкий рост числа желающих принять ребенка на воспитание в свою семью, к сожалению, во многих случаях обусловлен интересом получения постоянного дохода, а для некоторых приемных родителей это вообще единственный способ заработать», — заявил Комиссаров.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2019/02/27317_blue-2596669_960_720.jpg
    Источник фото: pixabay

    Проблема в декриминализации домашнего насилия

    В разговоре с «360» адвокат, специалист по семейным спорам и опеке над детьми Мария Ярмуш заявила, что стать опекуном ребенка «по договору» и получать за это деньги, оказывается, проще, чем усыновить или удочерить ребенка. В последнем случае нужно собрать гораздо больше документов и пройти очень пристрастную оценку судом.

    «Люди, которые хотят взять приемного ребенка, сироту из детского дома „по договору“, обращаются в органы опеки, после чего проходят чисто формально школу приемных родителей. Приносят какие-то справки, что они не судимы, что они где-то работают, что у них есть жилое помещение. А дальше обычно органы опеки дают положительное заключение и составляют с ними возмездный договор», — рассказала Ярмуш.

    Бывают случаи, когда приемные родители берут несколько детей, чтобы получить плату от государства. А это пособие может быть в сумме довольно велико: они получают оплату за свою работу как приемных родителей, алименты и, если биологические родители ребенка погибли, еще и выплаты по потере кормильца.

    Это очень выгодно становится для многих людей — некий бизнес. Может, стоит установить законодательно количество детей, которых может усыновить одна семья? И не ставить на поток передачу детей как бизнес — только для того, чтобы набить себе карманы

    Мария Ярмушадвокат.

    По мнению собеседницы «360», опеке нужно проявлять больше внимания к таким семьям и опрашивать не только самих приемных родителей, но и вести мониторинг того, как дети себя чувствуют в детском саду.

    «Были случаи, когда малышей в приемных семьях не кормили, а в детском саду воспитатели заявляли, что дети накидываются на завтрак, обед и полдник, и видно, что они голодные. Говорили, что видели у воспитанников какие-то синяки», — продолжила адвокат, подчеркнув, что любая реакция воспитателей может послужить сигналом для органов опеки, чтобы расторгнуть договор.

    По мнению Ярмуш, проблемой является также и то, что в России декриминализировали статью о домашнем насилии. Приемные родители чувствуют свою безнаказанность, думают, что государство разрешило им совершать физическое насилие над детьми.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2019/02/27318_child-2131210_960_720.jpg
    Источник фото: pixabay

    «Но где грань между тем, чтобы просто шлепнуть ребенка по попе, и тем, когда этот шлепок превращается в увечья, а потом в убийство ребенка? Смотрите, сколько сейчас матерей убивают своих детей. Это страшно», — заявила эксперт.

    В настоящий момент органы опеки в течение года обязаны периодически посещать приемные семьи, в которых находятся такие дети. Однако это не показательно, считает Ярмуш, поскольку родители знают конкретное время, когда представители опеки в следующий раз «нагрянут» с проверкой. Готовясь к этому моменту, они могут заранее положить продукты в холодильник, помыть, приодеть и причесать детей. Однако внешний лоск совсем не гарантирует благополучное внутреннее наполнение.

    «Из моей практики: двух детей-сирот забрали из семьи, а поскольку нянечка пожаловалась, что приемные родители били усыновленных детей. При этом снаружи казалось, что все хорошо: у пары были две свои дочери, они постоянно ходили в церковь. Дальше полиция обратилась к соседям, и те рассказали, что видели, как жестоко обращались с детьми. Потом воспитатели увидели, что там синяки и дети были голодные, и их из этой семьи изъяли», — поделилась Ярмуш.

    По мнению собеседницы «360», органы опеки должны не только «заглядывать в холодильники», но и устраивать мониторинг через детские учреждения, в том числе и поликлиники, поскольку врачи-педиатры тут же увидят любые синяки на теле у ребенка.

    «Врачи-педиатры тут же увидят у детей синяки. Любые такие ситуации должны контролироваться. Может, стоит установить законодательно количество детей, которых стоит передавать в такие семьи. И не ставить на поток передачу детей как бизнес — только для того, чтобы набить себе карманы, совершенно не заботясь о комфорте детей», — предлагает Ярмуш.

    «Мы не должны следить за приемными родителями»

    По словам директора петербургского Детского дома-интерната № 1 Валерия Асикритова, полная процедура усыновления или удочерения действительно очень долгая и трудная. Потенциальный родитель должен в течение года посещать ребенка по выходным и привлекать к этим встречам других членов семьи: детей, супруга или супругу, бабушек и дедушек.

    Сами воспитательные учреждения не обязаны следить за судьбой своих детей.

    «Фактически мы не должны этого делать. Мы передали и передали информацию об этом в органы опеки и попечительства по месту проживания этой семьи. Они должны следить, и они это делают. А мы параллельно интересуемся, как пошел ребенок в школу, как у него там все», — поделился Асикритов.

    Однако многие детские дома по собственной инициативе продолжают следить за детьми, уточнил собеседник «360».

    «Годами поддерживаем связь, даже когда дети уже вырастают. Со многими семьями мы уже подружились, даже в гости друг к другу ходим», — подчеркнул Асикритов.

    Детские дома обязаны контролировать семьи, которые усыновили ребенка, постоянно навещать их и сохранять контакты, чтобы видеть и понимать ситуацию. Действительно, проблема усыновления ради денег стоит очень остро, уточнил директор Детского дома-интерната № 1 в Санкт-Петербурге. В Москве и Северной столице выплаты социальных пособий на ребенка очень высокие.

    «Если взять несколько детей, то можно вообще не работать, только заниматься малышами. И это нормально, если все удачно, душевно, если умеют работать с детьми. Ребята подрастают, а подростки — это непростая история», — заключил собеседник «360».

    Следующая новость