• Развидеть Евровидение: пара слов об эпатажном конкурсе

    Почему любимое многими соревнование превратилось в калейдоскоп странных персонажей от Кончиты Вурст до поклонников BDSM и как к этому относиться? Колумнист «360» размышляет о темной стороне Евровидения.
    Развидеть Евровидение: пара слов об эпатажном конкурсе | Изображение 1
    Источник фото: РИА «Новости»/Руслан Кривобок

    Раз в год у россиян случается неожиданный праздник. Яркий, нарядный, с фейерверками, цветомузыкой и клоунами. На удивление клоуны еще и поют.

    Праздник этот называется Евровидение и мог бы оставаться незамеченным, как и многие другие средней руки музыкальные фестивали, если бы не свойственный многим из нас азарт. Если на обычных конкурсах певцы выступают только за себя, то на Евровидении они представляют свою страну.

    Видимо, поэтому конкурс ежегодно собирает у телеэкранов и мониторов огромное количество зрителей, артисты, критики и продюсеры высказывают свои авторитетные мнения о его лидерах, а прямой эфир финала становится одним из главных событий эстрадного сезона.

    В такие моменты вслед за сказочным персонажем хочется воскликнуть: «А король-то голый!»

    Мало эпатажа

    Сразу перейдем к сути. Проводимый на протяжении 64 лет конкурс в третий раз приезжает в Израиль. Причем по забавному стечению обстоятельств он возвращается спустя ровно 20 и 40 лет. Российский исполнитель также не новичок: в 2016 году певец Сергей Лазарев не только попал в финал в Стокгольме, но и занял второе место, уступив только украинской Джамале.

    Лазарев входит в число фаворитов песенного соревнования как по оценкам букмекеров, так и по мнению критиков, хотя ему опять прочат не пьедестал, а второе или третье место. Объясняется это очень просто: певец, может быть, талантлив, его музыкальный номер подготовлен с высочайшим профессионализмом, но он недостаточно эпатажен.

    Развидеть Евровидение: пара слов об эпатажном конкурсе | Изображение 2
    Источник фото: РИА «Новости»/Екатерина Чеснокова

    «Песня очень традиционная. В 90-м году, наверное, можно было бы сказать, что Сережа мог бы просто побеждать с такой балладой. Конечно, мы будем за него болеть, но мне сдается, что он не выиграет и вряд ли получит второе место», — поясняет маститый критик Сергей Соседов.

    Это не только его мнение, но и суровая реальность современного шоу-бизнеса. В последние годы стало особо заметно, что Евровидение пытается омолодить свою аудиторию самым примитивным способом — используя для повышения рейтингов секс, эпатаж и эпатажный секс.

    Секс в данном случае — фигура речи, у рекламщиков есть присказка: «секс продает». Она означает, что красивая женщина с мобильником в руке привлечет больше внимания, чем просто мобильник. В рамках политкорректности такой подход необходимо признать сексистским, но самые популярные бренды в мире продолжают рекламироваться идеально сложенными супермоделями, а не идейно правильными и скромно одетыми феминистками.

    Бывают исключения вроде скандальной рекламы Reebok, требовавшей пересесть с «иглы мужского одобрения на лицо». Это как раз второй метод, позволяющий подсветить свою тему не только с помощью секса, но и эпатажа, попытка пройтись по тонкой грани между нормами приличия и вызовом общественной морали. В эту игру Евровидение тоже играет с удовольствием.

    Россия против BDSM

    Прошедший 15 мая первый полуфинал соревнования был показан в прямом эфире телеканала «Россия 1». Он неприятно удивил многих российских зрителей не только слабостью участников, но и демонстрацией однополых отношений. По сообщениям СМИ, некоторые из них крайне негативно отреагировали на оставленные ведущими без комментариев поцелуи геев.

    Учитывая давнюю историю любви Евровидения и ЛГБТ-движения, это возмущение выглядит довольно наивно. Для этого соревнования, в 2014 году отдавшего свою главную награду Кончите Вурст, а в 1998-м — израильскому транссексуалу Дане Интернэшнл, подобное уже давно в порядке вещей. Неудивительно, что скандальные кадры камера сняла именно в ходе внеконкурсного выступления той самой Даны.

    Не надо думать, что речь идет о принципиальной позиции — это как раз те самые нехитрые приемы, рассчитанные на поднятие рейтинга и увеличение числа просмотров. На интернет-платформах трансляцию международного конкурса смотрят довольно неплохо, но гораздо меньше, чем клипы современных звезд вроде Бейонсе или королей k-pop музыки. Поэтому его организаторы делают все возможное, чтобы поймать «хайп-волну».

    В этом им, несомненно, помогут исландцы из группы Hatari. Одетые в латекс, шипы и маски музыканты играют в стиле BDSM-техно — судя по их скандальному выступлению, они готовы присесть на чужое лицо прямо на сцене. Hatari уверенно прошла в финал конкурса и станет одним из основных конкурентов Сергея Лазарева.

    Не меньше разговоров вызвали представители Италии и Франции — Билал Ассани и Алессандро Махмуд — представители нового европейского поколения. Они оба потомки эмигрантов-мусульман, а также, как пишут западные сайты, «квир-персоны». Билал также известен как ЛГБТ-активист и коллекционер гламурных париков.

    На фоне бэкграунда таких персонажей вопросы качества музыки, стихов и их исполнения отходят на второй план. Вот как комментирует первый полуфинал продюсер Яна Рудковская. «Пока то, что я видела, было очень слабо. Из вчерашнего выступления я могу выделить только девушек из Сербии и Австралии, все остальное было каким-то конкурсом самодеятельности. Меня поразил низкий уровень вчерашнего полуфинала, я не помню, чтобы было настолько неинтересно», — резюмирует она.

    Возникает простой, но очевидный вопрос: конечно, будет весело, если победителем Евровидения станет очередная кончита, но, может, хватит относиться к нему как к по-настоящему важному и серьезному конкурсу? В конце концов, это даже и близко не аналог песенной Олимпиады или Чемпионата мира.

    Пора признать, что давшее миру Селин Дион и «Аббу» соревнование давно кануло в Лету, а на его место пришло нечто странное, похожее одновременно на цирк и конкурс фриков на ярмарке из низкобюджетного фильма ужасов. Такое порой хочется глянуть разок из-за скуки, но уж точно не смотреть затаив дыхание и болея «за наших».

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.