• Ракеты Карибского моря: США и Россия жестко подчеркивают свою способность к ядерной блиц‐войне

    «Россия будет вынуждена создать и развернуть виды вооружений, которые могут быть использованы не только в отношении тех территорий, с которых для нас будет исходить соответствующая прямая угроза, но и в отношении тех территорий, где находятся центры принятия решений по применению угрожающих нам ракетных комплексов», — сказал Владимир Путин в послании Федеральному собранию. В переводе с языка дипломатии это означает, что Россия вынуждена будет нацелить кинжал ракет средней дальности прямо в сердце Западного мира — Вашингтон.
    Ракеты Карибского моря: США и Россия жестко подчеркивают свою способность к ядерной блиц‐войне

    Сделано это будет, разумеется, только если США, вышедшие из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), займутся размещением таких ракет в Европе, в странах НАТО. Это означало бы принятие американцами доктрины «обезоруживающего удара», когда существует соблазн ударить по противнику с короткого расстояния и при минимальном подлетном времени, так чтобы вырубить центры принятия решений — пресловутый «ядерный чемоданчик» — и не дать стартовать ракетам «удара возмездия». Тем самым агрессор может рассчитывать нейтрализовать ответ или минимизировать его — заплатить за полное уничтожение противника парой миллионов жертв со своей стороны.

    Разумеется, в реальных условиях такой «атомный блицкриг», скорее всего, не получится и ничего хорошего американцам не принесет. Но мы-то в любом случае заплатим за одну иллюзию вашингтонских стратегов, что он возможен, дорогую цену. И потому у России есть все резоны дать понять США, что «атомная дуэль через платок» будет двусторонней и еще не известно, чьи ракеты долетят быстрее и попадут точнее.

    Западная пресса не случайно сразу заговорила о новом Карибском кризисе, вспомнив события 1962 года, когда СССР разместил на Кубе ракеты средней дальности по аналогии с американскими ракетами, размещенными в Турции. Президент Кеннеди в ответ ввел полную блокаду Кубы американским флотом. Американцы были готовы к вторжению на Остров свободы, наша ПВО уже начала перехватывать и сбивать американские самолеты-разведчики над Кубой и Чукоткой… В какой-то момент казалось, что мир стоит на пороге ядерной войны. Кеннеди и Хрущеву удалось отмотать ситуацию назад. А вскоре она исчерпала себя, так как у СССР появились межконтинентальные баллистические ракеты, позволявшие доставить смертоносный груз «из глубины сибирских руд» прямо в Вашингтон.

    Однако сегодня вызвавшая кризис ситуация возвращается на новом витке. В связи с одержимостью части американских стратегов миражом «атомного блицкрига» и намерением разместить соответствующее оружие как можно ближе (вспомним, что Эстония — это вообще пригород Петербурга), у России тоже появляются веские мотивы держать ракеты для быстрого удара как можно ближе к США, а конкретней к Вашингтону, для того чтобы американский лидер при любом раскладе ощущал, что и сам лично, и его страна находятся на волоске в случае агрессии против России и еще не известно, что произойдет раньше — мы «попадем в рай» или они «просто сдохнут».

    К сожалению, стратегические возможности России и США в плане осуществления «атомного блицкрига» пока несопоставимы. НАТО благодаря щедрости Горбачева и Ельцина расположился непосредственно на границах России. Это суверенные страны, которые имеют в теории полное право размещать на своей территории чьи угодно ракеты.

    От основной авиабазы НАТО в Эстонии — Эмари, бывший аэродром Сууркюль, — до Москвы меньше 900 километров. От пограничного с Россией Зилупе в Латвии — 590 километров. Гиперзвуковая ракета, которой у США пока нет, но которой они надеются обзавестись, пролетит это расстояние пулей, и весь расчет строится на том, что мы не успеем понять, что же происходит, до того, как станет слишком поздно. Конечно, разместить ядерное оружие в Прибалтике — значило бы для США последнюю степень конфликта, и, скорее всего, Россия этого не допустит, но и от польского Белостока, подаренного ляхам товарищем Сталиным, до Москвы жалких 977 километров.

    Ракеты Карибского моря: США и Россия жестко подчеркивают свою способность к ядерной блиц‐войне | Изображение 1
    Источник фото: Министерство обороны Российской Федерации

    У России такого же класса союзников в Западном полушарии пока нет. Единственным регионом, где имеются суверенные страны, с территории которых можно с сопоставимой скоростью дотянуться до Вашингтона, расположены в Карибском бассейне. Именно там, на многочисленных островах внутреннего американского моря, есть государства, которые по тем или иным причинам не очень симпатизируют США.

    Именно в этих стратегических соображениях и заключается секрет того чувства «интернационального долга», которое испытывает наша внешняя политика по отношению к, казалось бы, далекой от нас Венесуэле и ее откровенно провалившемуся режиму. В сегодняшнем интересе России к Карибам нет и тени той идеологизированной геополитической бессмыслицы, которая порой проглядывала в действиях советского политбюро. Зачем жителю Нечерноземья сдалась Венесуэла? Да чтобы Нечерноземье не превратилось в радиоактивное Черноземье.

    В конце 1950-х американцы проморгали ситуацию на Кубе (одно время они даже поддерживали Кастро и помогли ему одолеть диктатора Батисту) и у СССР появился вернейший союзник под самым боком у Америки — от Гаваны до Вашингтона были те же 1800 километров, что от самых восточных точек в Европе и Турции, откуда американцы могли дотянуться до Москвы. Однако Кубу и СССР связывала общая коммунистическая идеология, исповедуемая Кастро с редким фанатизмом: он даже предлагал Хрущеву ударить по США, пожертвовав кубинским народом ради дела мировой революции. Сегодня у России и Кубы партнерские отношения, очень теплые, но будет ли возглавивший страну в 2018 году Мигель Диас-Канель рваться «пожертвовать кубинским народом» ради гибели американских империалистов — сомнительно.

    Рядом есть антиамериканская Венесуэла, на которую Россия сделала геополитическую ставку не только ради нефти, но и потому, что именно эта страна является ключом ко всему Карибскому бассейну. В 2004 году тогдашний венесуэльский лидер Уго Чавес создал организацию ALBA — «Боливарианский альянс для народов нашей Америки». Задачей альянса была взаимопомощь в строительстве социализма и защите от притязаний соседней северной сверхдержавы. Туда наряду с Венесуэлой вошли Перу, Эквадор и, что наиболее существенно, немало карибских стран: Куба, Никарагуа, Гондурас, и островные Гренада, Доминика, Антигуа и Барбуда, Сент-Винсент и Гренадины, Сент-Люсия, Сент-Китс и Невис. Статус наблюдателя имеет Гаити. Это был альянс очень левых и довольно нищебродских режимов, из которого, политически поправев, вышли Гондурас и Эквадор. Однако членство оставшихся участников — своего рода сигнал их неблагонадежности в отношении Вашингтона.

    Тот же интерес вынуждает некоторых экспертов с серьезным лицом обсуждать Гаити — одну из самых нищих стран мира, страну с малоприятными политическими режимами, унаследовавшими двухвековую традицию черного расизма, и вудуистскими нравами, зато с подлетным временем до Вашингтона лишь немного большим, чем с Кубы. Не случайно в начале XIX века декабрист Завалишин мечтал высадиться на Гаити и привести эту страну под власть государя и Российско-американской компании. Но, по совести сказать, размахивая на своих митингах портретами Путина, гаитяне прежде всего хотят привлечь к себе внимание Запада как к проблемному региону и вряд ли всерьез мечтают оказаться союзниками России.

    США отлично знают свою уязвимость. С тех пор как была упущена Куба и этот кинжалообразный остров оказался нацелен прямо в центр американской гегемонии, Вашингтон старается не допускать враждебных режимов в Западном полушарии, хотя ему не всегда это удается — то тут, то там в Латинской Америке побеждают левые, которые искренне и горячо ненавидят северных гринго.

    В 1979-м США так же, как Кубу, «потеряли» Никарагуа: сначала администрация Картера фактически помогла левым свергнуть диктатора Сомосу, к власти пришли сандинисты, а потом администрация Рейгана вела с ними упорную и безжалостную войну. Когда советская поддержка закончилась, сандинисты вроде бы ушли, но в 2006 году их лидер Даниэль Ортега выиграл президентские выборы и закрепил за собой диктаторскую власть. Он всячески подчеркивает лояльность к России (в 2008 году он первым признал Абхазию и Южную Осетию) и свою готовность участвовать в антиамериканских комбинациях.

    Не без труда избавился Вашингтон еще от одной занозы — левого режима на маленькой, но стратегически важной Гренаде. В 1979-м там пришли к власти коммунисты во главе с Морисом Бишопом и начали строить с помощью кубинцев аэропорт, который мог быть использован Кубой и СССР в стратегических целях. По счастью для США, Бишопа свергли и убили еще более левые — и президент Рейган получил отличную возможность ввести на остров американские войска и в ходе маленькой победоносной войны избавиться от угрозы. Впрочем, Гренада сейчас снова ориентируется на карибских левых.

    Иными словами, в американском карибском сыре время от времени образуются мелкие и крупные дырки и контроль Вашингтона над регионом не очень прочен. Максимально он ослаб при Обаме, когда левый президент сквозь пальцы смотрел на полевение Латинской Америки. Но в последние годы в регионе начался правый поворот: вышел из левого блока Эквадор, в Бразилии к власти пришел местный «Трамп» — Болсонару. Политический распад «чавизма» в Венесуэле дошел до прямого двоевластия, которое Вашингтон полон решимости превратить в полный крах антиамериканского режима. Кроме того, старые друзья Москвы стали уже суперстарыми — в могиле Фидель, отошел от власти Рауль Кастро, Даниэль Ортега тоже весьма пожилой человек.

    Именно тогда, когда антиамериканский фронт на Карибах для нас нужнее всего, он начинает систематически разваливаться. И тут, к сожалению, есть системная проблема. России (равно как и Китаю) приходится ставить в геополитической игре почти исключительно на «неудачников» — малосимпатичные левые режимы, которые возбуждают бедняков против богачей, но, как правило, не приносят ничего, кроме еще большей бедности. Россия, как ранее СССР, выступает для таких режимов подателем «халявы», но, разумеется, не может обеспечить должный уровень жизни, а потому обыватель в таких странах все равно смотрит в сторону США. В успешных же странах Западного полушария и успешные слои в странах неуспешных ориентируются, разумеется, на Вашингтон и меньше всего хотят записываться в союзники Москвы.

    Иными словами, конфигурация на Карибах, с которых мы могли бы угрожать Вашингтону быстрой расправой, сегодня для нас крайне невыигрышная. С прочными позициями американцев в фанатически русофобской Восточной Европе не сравнить.

    Ракеты Карибского моря: США и Россия жестко подчеркивают свою способность к ядерной блиц‐войне | Изображение 2
    Источник фото: Министерство обороны Российской Федерации

    Остается рассчитывать на морскую силу (которой у нас в океанской зоне недостаточно) и на новое чудо-оружие, подводную торпеду «Посейдон», которая, судя по сообщениям, может доставить ядерный заряд прямо к американскому побережью — на большой глубине, с высокой скоростью — так что перехват практически исключен. Это, конечно, тоже неидеальное решение — Вашингтон как на грех прикрыт от моря полуостровом Делмарва, на котором расположен штат Делавэр. Так что никакого немедленного урона ядерный взрыв на побережье американским управляющим центрам не нанесет.

    Возможности современных баллистических ракет, конечно, возросли — и американцам всерьез приходится опасаться, что с четыре-пяти тысяч километров от Гренландии они могут получить удар «Булавой». Но пять тысяч — это, увы, не пятьсот. Да и морских носителей у нас меньше, чем хотелось бы. А значит, если Россия хочет угрожать США таким же блиц-ударом, каким намерены угрожать нам американцы, то альтернативы выстраиванию своей сферы влияния на Карибах у нас попросту нет. Даже жаль, что там сегодня никакой пиратской республики, с которой можно было бы договориться.

    Ну и не забудем главного: России нужно не только пододвигать свои стартовые площадки к Вашингтону, но и отодвигать американские от Москвы. Скажем, стратегическими вопросами становятся контроль над Белоруссией и возможности размещения в ней радаров и ПРО. Не менее существен и контроль над Украиной, по крайней мере Восточной и Центральной — если американские ракеты однажды появятся там, то мы можем самораспускаться. Серьезную проблему представляет собой близко расположенная и насквозь русофобская Прибалтика, военные которой не скрывают, что готовятся к войне, как тут заявил один из эстонских чиновников Минобороны.

    Поработать с Восточной Европой тоже не мешало бы — русофобия русофобией, но жить на ракетной стартовой площадке там тоже хотят не все, особенно если наглядно разъяснить тамошним жителям, что мы сделаем все для того, чтобы ни при каком исходе возможного конфликта для нас участь ядерной пустыни их не минует.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции