facebook_pixel
  • 24 сентября 2020, 22:28

    Рабство XXI века. Кто в ответе за казахских пленников, которых удерживают по 20 лет?

    На протяжении 20 лет жительницу Казахстана держали в плену, насиловали и пытали — таких случаев в стране все еще много. Причем современное рабство в большинстве случаев не похоже на сцены из фильмов с похищениями и погонями. Обычно человек просто нанимается на работу без договора, а потом оказывается в подчинении — трудовом или сексуальном.
    Рабство XXI века. Кто в ответе за казахских пленников, которых удерживают по 20 лет?

    20 лет рабства

    Мадина Аманбаева попала в рабство сразу после выпуска из детского дома — в 1998 году 17-летняя девушка пришла на зимовку в степи в сотнях километров от ближайшего населенного пункта. Хозяева обещали устроить ее работать, дать жилье и хорошо платить, даже подарить велосипед, о котором она долго мечтала.

    На деле следующие 22 года Мадина провела в рабстве. Наниматели заставляли ее работать по 20 часов в сутки, избивали и насиловали, денег не платили вообще. За эти годы женщина успела трижды родить, из-за детей сбежать не было возможности.

    Плохо жила. С мужиками меня клали, избивали, чайником обжигали, палкой били по спине. По почкам пинали хозяин и хозяйка. Я один раз убегала, когда малолеткой была. Они меня поймали — до трассы не дошла. Второй раз уже не смогла убежать — дети

    Мадина Аманбаева.

    В мае 2020 года Мадина писала заявление в полицию о том, что ее удерживают в рабстве. Но силовые структуры признаков преступления в условиях ее работы и жизни не нашли — поверили хозяевам. В сентябре на зимовку приехали члены межведомственной комиссии по противодействию торговле людьми.

    Они и освободили женщину, а сейчас пытаются добиться заведения уголовного дела. По словам уполномоченной по правам человека в Казахстане Эльвиры Азимовой, такие комиссии есть в каждом регионе страны, именно они обычно находят подобные случаи — на полицию рассчитывать не приходится.

    «Правоохранительные органы не уделяют достаточного внимания этому вопросу, эти случаи выявляются через энное количество лет — от пяти до 30 лет», — рассказала она.

    Серый рынок труда

    Азимова также рассказала «360», что реальные масштабы рабства и торговли людьми на территории Казахстана определить очень сложно.

    Официальная статистика по Казахстану — 1200 человек числятся пропавшими без вести, 22 из них дети. Причем, как сообщил начальник департамента криминальной полиции МВД Казахстана Думан Таев, только за последнюю неделю силовые структуры выявили более 50 преступлений, связанных с торговлей людьми.

    В большинстве случаев, по словам Азимовой, речь идет не об организованной преступности, а о сером рынке труда и так называемых самозанятых, которые соглашаются на работу с предоставлением жилья и без подписания договора.

    «Часто те условия и обязательства, которые люди получили на стадии первой договоренности от работодателей, не выполняются», — рассказала она.

    Причина простая: люди не заключают трудовые договоры, которые могли бы обеспечить защиту их прав.

    «На практике все это остается вопросом устной договоренности между потенциальным работодателем и лицом, которое соглашается на какие-то работы», — объяснила Азимова.

    Ситуаций, аналогичных той, в которую попала Мадина Аманбаева, сотни в одном только Казахстане. В феврале стала известна история россиянина, который 20 лет провел в этой стране — после армии он остался без документов, его обманом заманили в трудовое рабство. Причем в посольстве ему предоставили свидетельство о смерти — в России его «похоронили» еще в 2003 году.

    В августе 2020-го жительнице Киргизии удалось вернуться на родину после 25 лет рабства по счастливой случайности — ее нашли во время поисков другой пропавшей женщины. В сентябре в Казахстане удалось задержать виновных в продаже девушек в сексуальное рабство в королевство Бахрейн.

    Доверчивые группы риска

    При этом вопрос работорговли в Казахстане, считает Азимова, во многом обусловлен тем, что большое количество людей живет в неблагополучных социальных условиях.

    «Вопрос не в том, что люди не понимают, что с ними происходит и как с ними обращаются, а в том, что у них очень много социальных проблем, которые вынуждают их соглашаться на такие условия труда и проживания», — сказала она «360».

    Казахский журналист, корреспондент informburo.kz Илья Астахов подтвердил «360», что обычно в рабство попадают люди из социально уязвимых слоев населения, которые имеют склонность к алкоголизму, не имеют крепких социальных контактов. Зачастую им предлагают какую-то работу, а затем увозят на отдаленные фермы, откуда сложно сбежать.

    Социальный портрет пострадавших лиц — это люди, которые не имеют постоянного жилья или, к сожалению, не имеют стабильного источника дохода, либо, что самое трагичное, это люди, склонные к отсутствию семейных отношений

    Эльвира Азимовауполномоченный по правам человека в Республике Казахстан.

    При этом действенных механизмов социальной защиты, по словам Астахова, в Казахстане практически нет. Люди часто пытаются самостоятельно выбраться из плена, но после рабства идти им оказывается некуда.

    «Даже если кому-то удается сбежать, у них нет документов, они бесправны. Если они пойдут в полицию, их никто не примет — никто не будет с ними иметь дело без документов», — заявил он.

    При этом в стране существуют центры поддержки населения, центры занятости, правозащитники и юристы, занимающиеся подобными вопросами, и межведомственные комиссии, в которые входят как госслужащие, так и представители НКО.

    «Проблема в том, что они не могут просто нагрянуть на какую-то ферму с проверкой. У них нет таких прав. Даже у полицейских их нет — для этого должно поступить заявление. И в этом основная проблема — никто ни на кого не заявляет», — уверен Астахов.

    Но, как показывает практика, даже после жалоб людей дела заводят неохотно, пока не появляется широкий общественный резонанс.