• Работа не волк. Минтруд увеличивает официальный список тех, кому трудно найти работу

    Государство обеспокоено тем, что многие молодые выпускники вузов не могут рассчитывать на работу вообще, а не только по своим дипломным специальностям.

    В официально утвержденный список тех, кому трудно найти работу, входят несколько категорий наших соотечественников: граждане предпенсионного возраста (а их число увеличилось естественным образом из-за изменения пенсионного возраста), несовершеннолетние — с 14 до 18 лет; молодые граждане с 18 до 20 лет, имеющие профобразование и не работавшие после окончания учебы; военнослужащие, уволенные в запас, а также члены их семей; одинокие и многодетные родители; бывшие заключенные; инвалиды с особыми условиями труда; вынужденные переселенцы и беженцы. На всех этих людей распространяется федеральная программа «Содействие занятости населения».

    Однако теперь к этим категориям безработных (а именно так их можно назвать в связи с незначительными шансами получить работу) Минтруд отнес еще и выпускников вузов в возрасте до 25 лет, но в том случае, если они не сумели трудоустроиться в течение года после окончания учебного заведения.

    Работа не волк. Минтруд увеличивает официальный список тех, кому трудно найти работу | Изображение 1
    Источник фото: пресс-служба мэра и правительства Москвы

    По имеющимся данным, среди молодых людей только официально два миллиона тех, кто не учится и не работает. Причем эта цифра имеет очень значительное латентное составляющее, потому что задекларировать тех, кто пока не заявил о своей незанятости, невозможно. Мониторинг рынка, произведенный ВШЭ, показал, что официальные два миллиона незанятых трудом или учебой молодых людей и девушек составляют 15% от молодежи в стране. Не заявляют о себе те, кто находится под бытовым патронажем родителей или участвует в трудовых процессах по так называемой серой схеме, когда им платят на руки, обходя официальные правила трудоустройства. Такой заработок выводит их за пределы статистических расчетов, но не облегчает ситуацию на рынке труда, а даже, напротив, создает препятствия для тех, кто попал в эту статистическую отчетность на легальных условиях. Получается, что те, кто законопослушен, попадают в положение невыгодной для них трудовой конкуренции. Они еще очень молоды и не понимают последствий всего этого для себя в дальнейшем, когда в налоговых ведомостях слишком долго не будет их фамилий, а значит, в дальнейшем на них не распространятся льготы. В суммарном значении это выглядит очень небезобидно.

    В то же время те, кто отнесен к этой категории (не учатся и не работают), делятся на две почти равные части: те, кто ищет работу или место учебы, но пока нигде не пригодился; и те, кто ничего для этого не предпринимает. То же самое касается не просто тех, кто не имеет специальности или хотя бы практической квалификации (то есть минимума опыта), но и выпускников высших учебных заведений, кого не распределили после окончания учебы и вручения диплома. В свое время в СССР со «свободным дипломом» выпускалось очень малое количество молодых специалистов и это для многих даже считалось благом, так как позволяло им трудоустраиваться не туда, куда направлял вуз, а туда, куда их устраивали по знакомству или с использованием влияния родителей. И все же никто не был обеспокоен тем, что не получит своей первой зарплаты и записи в трудовую книжку. Правда, многих пугали дальние распределения в некомфортные районы страны, где не было развитой бытовой инфраструктуры и более того — именно на молодых специалистов — а работать они должны были не менее трех лет — возлагались надежды такие инфраструктуры выстроить.

    В соответствии с последними исследованиями ВШЭ, сейчас наиболее неблагоприятная обстановка в области трудоустройства молодежи (до 25 лет) приходится на малые населенные пункты: от 5 до 14% от общего числа безработных молодых людей. Среди молодых мужчин от 6 до 11% именно этой категории безработных, а среди девушек — от 4 до 8%. Получается, что в провинции более востребованными оказались женщины в этом возрасте, которые менее всего рассчитывают на индустриальное развитие региона, а идут в тривиальную сферу обслуживания, или, устроившись на место и тем самым заняв его, уходят в отпуск по уходу за ребенком. Но они попадают в эту статистическую категорию.

    Работа не волк. Минтруд увеличивает официальный список тех, кому трудно найти работу | Изображение 2
    Источник фото: Фотобанк Московской области

    В Москве и Санкт-Петербурге общее число безработной молодежи возраста до 25 лет — от 3 до 11%. Разница с провинцией понятна, потому что в центре значительно больше шансов найти своего работодателя, даже если не имеешь диплома об окончании вуза. Кроме того, в трудоустройстве присутствует родительская поддержка, либо традиционная возможность получить работу за счет устойчивых связей семьи и более широкого диапазона предложений.

    То, что Минтруд внес упомянутую категорию молодежи (выпускников вузов до 25 лет, не нашедших работу за год) в число тех, кому трудно стать занятыми, еще только проходит стадию утверждения. Но после этого можно будет рассчитывать на помощь программы «Содействие занятости населения», хотя вряд ли все предложения устроят соискателей, не имеющих ни опыта работы, ни каких-либо устойчивых представлений об уровне оплаты труда. Однако в любом случае это шанс для начала трудовой деятельности после окончания высшего учебного заведения. Многие в это время уже имеют собственные семьи и маленьких детей. А это уже вопрос реального выживания в новых условиях.

    Исследования показали, что среди столичной молодежи категорию безработных или не учащихся быстро покидают 59% человек, а среди жителей провинций — только 37%. Но это лишь среди активных соискателей учебы или работы, а из числа пассивных безработных это соответственно 32 и 22%. Правда, тут следует помнить, что в условиях отсутствия реальной возможности трудоустройства или учебы в столицы и областные центры уезжают из провинции очень многие соискатели, а остаются, как правило, те, которых исследователи ВШЭ относят к разряду, названному нами «пассивным».

    Если сравнить подобные показатели безработных молодых людей и девушек до 24 лет со странами ЕС (там исследования ограничиваются этим возрастом), то здесь картина следующая: в Юго-Восточной и Южной Европе (Греция, Италия, Испания, Хорватия, Болгария, Румыния) таких около 25% от общего числа молодежи. А в Северной и в Центральной Европе (Австрия, Германия, Дания, Голландия, Финляндия, Швеция, Норвегия) — менее 10%. Средняя цифра по Евросоюзу — 13% безработных среди молодежи. Пока сюда входят показатели Великобритании, но и не учитываются те, кто только претендует на членство в ЕС. В этих исследованиях не отделяются активные соискатели работы (а учебу вообще не выделяют в какую-либо категорию) от тех, кто относится к своему трудоустройству пассивно или даже безразлично. ВШЭ отметила, что Россия по этим показателям наиболее близка к Польше, Бельгии и Эстонии.

    Также нельзя игнорировать тот факт, что молодые люди в России часто покидают эту категорию безработных и не учащихся в связи с обязательным призывом на службу в ВС. И вновь попадают в нее по возвращении (в случае отсутствия работы более года), если не остались на сверхсрочной службе или не поступили в военные учебные заведения на льготных условиях.

    Проблема вынужденной, или «ленивой», безработицы вызывает беспокойство и в полицейских ведомствах как России, так и ЕС, потому что именно из этой категории преступность легче всего черпает для себя рекрутов. А тут предложений больше чем достаточно.

    Андрей Бинев, журналист, аналитик