facebook_pixel
  • 13 января 2021, 13:13

    Интернет как общественное пространство. Алексей Пушков объяснил, почему необходимо противодействовать треш-стримам

    В Совфеде намерены совершенствовать законодательство с целью противодействия треш-стримам. Уже в январе парламентарии обсудят, как положить конец появлению и распространению в России подобных трансляций. Один из подводных камней — прикрытие стримеров добровольным согласием участников на унижения и избиения.
    Интернет как общественное пространство. Алексей Пушков объяснил, почему необходимо противодействовать треш-стримам

    В декабре, после того как на стриме блогера Reeflay (Стас Решетников) девушка умерла в прямом эфире, председателю Госдумы Вячеславу Володину предлагали возложить ответственность за подобные жестокие трансляции (или треш-стримы) на сервисы, где публикуются видео. До этого россияне неоднократно жаловались на блогеров, ведущих жестокие стримы, в том числе и на Reeflay.

    Другой случай активного насилия в прямом эфире был с участием блогера Mellstroy, который ударил девушку лицом о стол несколько раз.

    После этих случаев председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков выступил с инициативой законодательно запретить проведение интернет-эфиров с демонстрацией насилия и вовлечением в него зрителей.

    Затем первый зампред комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Ирина Рукавишникова предложила рассматривать треш-стримы как отягчающее обстоятельство.

    Зачем нужно регулировать стримы

    21 января в Совфеде состоится заседание комиссии по информационной политике и взаимодействию со СМИ, посвященное вопросам законодательного регулирования треш-стримов. В обсуждении примут участие как парламентарии, так и представители государственных органов, в том числе судебной и правоохранительной системы, а также приглашенные эксперты.

    Председатель комиссии Алексей Пушков рассказал «360», что изначально идея регулирования треш-стримов была связана с пониманием того, что интернет является общественным пространством наравне с магазинами, улицами и площадями.

    «Интернет, как любое общественное пространство, имеет определенное воспитательное значение. Как никто не будет избивать кого бы то ни было в ресторане или в кафе, иначе он будет быстро арестован, так же и интернет-пространство должно регулироваться законами», — сказал сенатор.

    Интернет не должен использоваться для демонстрации патологий или объяснения преступных поступков

    Алексей Пушковпредседатель комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ.

    При этом Пушков отметил, что, поскольку интернет все же существенно отличается от традиционных общественных пространств, необходимо создавать дополнительную законодательную базу, например путем совершенствования Уголовного кодекса, четко прописывать специфику такого рода треш-стримов и меры воздействия на нарушителей. В том числе это может сыграть и воспитательную роль.

    «Потому что если отпустить эту тему, мы получим массу подражателей, которые еще и зарабатывают на этом деньги», — объяснил сенатор.

    Главный подводный камень в этом вопросе, уверен Пушков, — прописать предмет регулирования.

    «Это самое сложное. Может быть выдан контрдовод, что все происходит по согласию сторон, а так как все совершеннолетние, ничего сделать нельзя. Но я считаю, что это неправильный подход», — уверен парламентарий.

    В качестве примера Пушков привел любое другое, более традиционное общественное пространство, за драки или другие издевательства в котором непременно следует наказание.

    «Ведь если человек скажет, что его избили по собственному согласию, например, в ГУМе, это все равно будет нарушение общественного порядка — это хулиганство, статья, независимо от того, обратился избитый в правоохранительные органы или нет», — заключил он.

    Отягчающее обстоятельство

    Ирина Рукавишникова уверена, что при внимательном анализе многих таких трансляций можно найти не одно нарушение УК РФ, «начиная от оскорбления, хулиганства и заканчивая причинением увечий или убийством».

    «Сам факт трансляции совершаемого уголовно наказуемого деяния онлайн должен, на мой взгляд, становиться отягчающим обстоятельством при рассмотрении дела об уголовном преступлении», — отметила Рукавишникова в беседе с «360».

    Она добавила, что нужно различать треш-стримы, на которых люди получают увечья и травмы, а иногда и вовсе погибают, и «театрализованные представления» или «любительское игровое кино», в которых демонстрируется насилие.

    «Есть достаточно тонкая грань. Если речь идет о любительском кино и артисты знакомы со сценарием и дали согласие на участие в таких мероприятиях, то зрители должны быть предупреждены об этом, должно быть обязательно обозначено возрастное ограничение», — уверена она.

    В том случае, если сцены подобного кино содержат насилие или жестокость, ответственность должна наступать по действующему законодательству именно за демонстрацию сцен насилия, заключила Рукавишникова.