facebook_pixel
  • 28 ноября 2017, 19:22

    Пророк вне закона. Почему труды христианского миссионера обвиняют в экстремизме

    Впервые в России христианская литература может быть признана экстремистской, сообщила газета «Коммерсант». Речь идет о трудах миссионера Уильяма Бранхама, которые, по мнению экспертов, оскорбляют представителей других конфессий. Общественной организации «Вечерний свет», распространяющей литературу философа, теперь предстоит ответить за свои взгляды в суде Санкт‐Петербурга. Можно ли считать труды Бранхама экстремизмом — в материале «360».

    Пророк вне закона. Почему труды христианского миссионера обвиняют в экстремизме

    Уильям Бранхам — христианский миссионер, объявивший себя пророком. Он родился в США еще в 1909 году, но его труды в России можно встретить и сейчас — книги и брошюры философа распространяет благотворительная общественная организация «Вечерний свет».

    Год назад учения Бранхама привлекли внимание управление Минюста Северной столицы. Ведомство решило проверить литературу миссионера на экстремизм и направило тексты в городской центр «Э», а оттуда — на экспертизу в Санкт-Петербургский государственный университет. Заключение экспертов было получено летом 2017 года: согласно документу, Бранхам использует в своих учениях приемы нейролингвистического программирования, а также оскверняет католическую и протестантскую церкви. Этим религиозным группам, к которым автор относит и православие, он якобы создает «образ врага», а их последователям внушает чувство неполноценности.

    Теперь прокуратура требует у Пушкинского суда Санкт-Петербурга признать книги и 20 брошюр Бранхама экстремистскими. Кроме того, надзорное ведомство намерено изъять все труды миссионера у «Вечернего света». Если требование прокуратуры будет исполнено, в России впервые признают экстремистской христианскую литературу.

    Интересы общественной организации в суде будут представлять правозащитники «Команды 29». Ее руководитель Иван Павлов заявил изданию, что критическая оценка представителей других религий не подходит под определение Верховного суда о возбуждении ненависти и вражды.

    «Труды Бранхама — исторический памятник религиозного возрождения»

    Движение Уильяма Бранхама — это протестантское объединение, которое возникло из недр евангельского движения пятидесятников, рассказал «360» ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин. Бранхам и его последователи, как и обычные пятидесятники, исповедовали глоссолалию и различные духовные дары в жизни человека. «Отличие движения Бранхама от остальных заключается в том, что он провозгласил себя пророком. И его последователи перестали воспринимать его как обычного служителя», — объяснил Лункин.

    В его трудах есть действительно резкие оценки других конфессий, в том числе и католической церкви. Но его труды — это скорее исторический памятник религиозного возрождения XX века. Рассматривать их с точки зрения присутствия экстремизма так же глупо, как и Библию подвергать экспертизе

    — Роман Лункин.

    Исходя из результатов лингвистической экспертизы, экстремизмом можно назвать многие религиозные течения, считает Лункин. «Если верующий говорит, что его вера истинная, а другие попадут в ад, то это нормальное исповедание», — подчеркнул он. Такое мнение нельзя рассматривать как оскорбление чувств последователей других конфессий.

    Нейролингвистическое программирование в религиозной литературе — «абсолютно бессмысленная вещь», заявил Лункин. Результаты экспертизы о ее применении в проповедях Бранхама не имеют никакого отношения к психологии, подчеркнул собеседник «360».

    Если бы современные последователи движения Бранхама в своих проповедях некорректно отзывались о католической церкви, то это могло бы быть рассмотрено в качестве либо оскорбления религиозных чувств, либо экстремистского высказывания, если это толковать широко. В таком случае массу православных произведений XIX века и даже дневники Иоанна Кронштадтского [можно] признать экстремистскими. Там, например, есть антисемитизм

    — Роман Лункин.