facebook_pixel
  • 19 октября 2018, 02:05

    Проклятие ПТУ. Почему студенты колледжей убивают друзей?

    Невозможно представить, что одноклассник или просто парень, учащийся с вами или вашими детьми в одном месте, может быть маньяком или убийцей. Но за последние пару лет по всей России произошло несколько трагических событий с участием учеников колледжей — дети убивали, совершали самоубийства и насиловали. Помимо одинаковых интересов и пошатнувшейся психики, у этих людей есть еще одна точка соприкосновения: обучение в колледже. В чем проблема техникумов, какие дети учатся в таких заведениях и есть ли связь между местом учебы и психическими отклонениями — разбирался «360».

    За последний год произошел ряд трагических событий по всей России, связанных с убийствами и надругательствами в среде учащихся колледжей.

    В конце 2017 года в московском образовательном учреждении «Западный комплекс непрерывного образования» на Гвардейской улице, основанном после слияния двух профессиональных лицеев и ПТУ, во время перемены один из студентов убил преподавателя ОБЖ, после чего совершил самоубийство.

    15 ноября 2017 года у озера Копытко в Усть-Лабинске между двумя ученицами из социально-педагогического колледжа произошел конфликт из-за парня, после чего рядом стоящая компания ребят решила унизить одну из девушек, заставив ее раздеться до нижнего белья и искупаться в озере. Никто не погиб, но из-за этого пять человек отчислили.

    В ночь с 18 на 19 апреля 2018 года 20-летняя выпускница Ульяновского авиационного колледжа семь раз ударила ножом 22-летнего молодого человека и угрожала убить тех, кто расскажет о произошедшем. Все случилось, когда компания сидела в квартире по проспекту Генерала Тюленева. Парень умер в больнице.

    10 мая 2018 года 16-летний учащийся Барабинского филиала Новосибирского колледжа транспортных технологий имени Н. А. Лунина выстрелил в своего однокурсника и покончил с собой. Известно, что однокурсники студента издевались над ним, а сам он был замкнутым, необщительным и не мог постоять за себя.

    В среду, 17 октября, студент четвертого курса политехнического колледжа в Керчи зашел в учреждение с самодельными бомбами и ружьем. Итог — 21 труп, столько же разрушенных семей. Сам он совершил самоубийство в библиотеке.

    Если говорить о более старых ЧП, то в 2016 году четыре студента Красноярского колледжа радиоэлектроники и информационных технологий изнасиловали 16-летнюю девушку. Компания отмечала День первокурсника. После завершения праздника пятеро парней и три девушки сняли квартиру, где пили и веселились. В итоге четыре молодых человека надругались над девочкой. В какой-то момент ей удалось вырваться и позвать на помощь.

    Несчастный случай произошел в московском политехническом колледже № 8 в 2014 году. Несмотря на то, что трагедия выглядела действительно как неудачное стечение обстоятельств, друзья погибшего говорили: «Над ним просто поиздевались и убили. Пусть это случайность, но тем не менее это убийство». Дело в том, что во время перемены ребята играли в странные игры: прыгали по классу со связанными руками и ногами. В какой-то момент один из учащихся споткнулся и упал. Сначала никто не обратил внимания, что парню плохо, но потом все увидели, что студент начал хрипеть. Юноша ударился кадыком о край парты и начал задыхаться. Спасти молодого человека не удалось.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/10/16694_%D0%B2%D0%BD%D1%88%D0%B6%D1%8E%D1%88%D1%89.png
    Источник фото: vesti.ru

    Кто учится в техникумах

    В связи с массой убийств студентами колледжа назрел вопрос, какие люди учатся в таких заведениях, чем ПТУ отличаются от школ и можно ли как-то увидеть предпосылки грядущей трагедии. «360» пообщался с представителями среднего профессионального образования и получил ответы на интересующие темы.

    Заместитель директора по учебно-методической работе колледжа сферы услуг № 32 Людмила Васильева объяснила «360» разницу между школами и колледжами.

    «Школа — это общеобразовательная организация, а колледжи — это среднее профессиональное [учреждение]. Сейчас нет ПТУ, сейчас именно среднее профессиональное образование, которое подразумевает техникумы и колледжи. ПТУ — такое понятие ушло, это был 2013 год», — сказала Васильева. По словам женщины, сейчас поменялось отношение и к колледжам, и среднему профессиональному образованию детей.

    Они тут именно получают профессию. Раньше они уходили, например, от ЕГЭ, от проблем в школе. Сейчас они идут целенаправленно, уже осваивают свою будущую профессию. Знающие, умеющие и хорошо разбирающиеся дети

    Людмила Васильевазамдиректора по учебно-методической работе колледжа сферы услуг № 32.

    Конфликты у студентов бывают. «Естественно, это же молодежь», — сказала Васильева. «Встречаются и конфликты, как у всех молодых людей. Могут быть и на почве возрастных каких-то особенностей, и неразрешенная любовь. Разные ситуации бывают, но так, что вот так, как происходит сейчас в Керчи, я вообще в шоке, конечно», — добавила Васильева.

    Что касается совсем криминальных историй, то, по словам замдиректора, в ее практике и ее коллег такого не было. «У нас [в колледже] такого вообще нет. У нас очень напряженная работа идет в колледже, различные соревнования, все нацелены на достижение успехов, потому что очень много мероприятий, в которых участвуют ребята, они заинтересованность проявляют. Не то чтобы мы их заставляли — сами идут на это. Дети очень хорошие», — пояснила Васильева.

    Замдиректора по методической работе уверена, что пресечь трагедию может работа психологической службы. «Здесь нужно не сокращать людей, психологов в школе, а, наоборот, штат чтобы был укомплектован, потому что очень большую помощь они оказывают, и воспитательный момент, и дети сами идут к психологу поговорить, если какие-то проблемы возникают. Эта служба выходит сейчас на первый план», — сказала Васильева.

    Директор Московского областного педагогического колледжа Александр Лысиков рассказал «360», что перед зачислением в техникум его сотрудники разговаривают с классными руководителями школы, откуда ушел ребенок. Это помогает узнать, с чем придется столкнуться преподавателям и руководству.

    «Студенты на первый курс поступили, мы характеристики не можем требовать, но переговоры телефонные, контакт установить с классными руководителями. Хотя бы первичную информацию получить», — сказал директор.

    По словам Лысикова, отличие школы и колледжа в том, что в первом заведении у детей нет практики. В 2018 году в техникуме Лысикова много работы проделали по программе «Безопасный город».

    Мы впервые получили средства, программу завершаем. Установка наружного наблюдения, но самое главное, конечно, [чтобы] здесь кураторы, психологи, руководство тоже более тщательно работали

    Александр Лысиковдиректор Московского областного педагогического колледжа.

    По словам Лысикова, в колледже, которым он руководит, с каждым годом учится все больше студентов. Например, в 2018-м в его учебное заведение пришли 42 человека, которые намеренно ушли из 10-го класса, чтобы учиться в техникуме.

    Однако на вопрос, случаются ли в учреждении конфликты, Лысиков однозначно ответил: «Нет, это исключено».

    «Я всегда коллектив настраиваю, что мы должны со студентами работать как с будущими коллегами. Если мы их будем оскорблять, унижать, несправедливость показывать со своей стороны, то, придя на производство, они то же самое будут делать. Мы всегда говорим, что вы наши будущие коллеги. Конечно, нужно молодежными течениями интересоваться. Правильно где-то поддерживать их разумную инициативу, молодежное движение, которые на пользу пойдут. Жесткие рамки ставить нельзя, сегодня молодежь — она особенная в этом плане», — объяснил директор.

    Лысиков поделился советами, как избежать возможного недопонимания. Для этого нужно тесно контактировать с родителями детей, у которых есть явные проблемы.

    Мы всегда родителям говорим: не нужно скрывать, что у вас там какие-то взаимоотношения не сложились, мы всегда готовы помочь. Совместные усилия родителей и педагогов должны работать безусловно. Когда возникают какие-то ситуации — родителей приглашаешь и информацию получаешь

    Александр Лысиковдиректор Московского областного педагогического колледжа.

    По его словам, можно заметить, как ребенок отдаляется. Если родители и педагоги не будут обращать на это внимание, то подросток будет и дальше отдаляться, собирая информацию «в подворотне».

    Депутат Госдумы Тамара Плетнева рассказала «360», что нынешние школы и колледжи действительно различаются. Как минимум в техникумах студенты чувствуют себя более взрослыми, потому что уже наверняка знают свою будущую профессию и уверены в своем выборе. Плетнева подчеркнула, что в старые ПТУ принимались дети, которые не могли поступить в вуз. Поэтому они шли в колледжи, получали профессию, ведь рабочие кадры были нужны. Но в 90-е годы эту систему развалили. Сейчас снова потребовались рабочие кадры, поэтому начали открывать всевозможные колледжи.

    Сейчас все построено на деньгах и на злости — у одних есть все, у других — ничего

    Тамара Плетневадепутат Госдумы.

    Депутат считает, что советские ПТУ были более профилированные, то есть направленные на одну профессию. «Кроме того, там всегда были общежития, профессиональные кадры, которые работали, учили какой-то профессии, содержали этих детей — это было бесплатно, помогали с питанием. Колледж сегодня ближе к школам, только там взрослее дети», — уверена Плетнева.

    Но, по мнению Плетневой, проблема колледжей не в системе среднего профессионального образования. «Это не систему колледжа надо исправлять. Хотелось бы, конечно, чтобы дети там учились бесплатно, чтобы кормили их бесплатно, чтобы их одевали, чтобы была форма, чтобы была профессия — это внешний антураж. А вот то, что внутри — это очень сложно. Это от семьи идет и от вас тоже, средства массовой информации. У детей поменялась система ценностей, а ее нужно возрождать. Хвалить тех, кто хорошо учится, хорошо работает, любит страну свою, умеет дружить, помогать другим.

    Ученики колледжей отличаются от вузовских студентов, потому что туда идут дети, которые «не могут постичь вузовскую программу». То есть дети, которые «в школе обучались не очень хорошо, которые хотят получить профессию». Вторым пунктом Плетнева назвала способ построения отношений. «Все зависит от воспитания и образования, какая семья. Хотя есть семья богатая, живут хорошо и тоже воспитанием не занимаются, как вот эта золотая молодежь. Что она сейчас вытворяет. В бедной семье [дети] в тысячу раз лучше вырастают», — сказала Плетнева.

    Там [в колледжах] дети себя чувствуют более взрослыми, это не школа. Кроме того, с ними уже нужно иначе общаться преподавателям: нужно говорить с ними, как со взрослыми детьми. То, что произошло [в Керчи], — удивляться чему? Если постоянно показываем все, что происходит и за рубежом, и у нас. То бьют дети друг друга, то убивают, то взрывы — они [студенты] считают это геройством. В Европе начали себе резать руки, раны делать — вот это они считают, что тоже герои. Родителям тоже не до своих детей — они вынуждены то работать на нескольких работах, то у многих неблагополучные семьи. И, безусловно, за деньги (совершают преступления — прим. ред.), вербуют иногда таких ребят. Как произошло вот так, что этот мальчик шел, убивал, а потом себя убил — это следствие всей нашей политики молодежной

    Тамара Плетневадепутат Госдумы.