• Пожар на закате Европы. Огонь в Нотр‐Даме разрушил новодел, оставив нетронутыми средневековые стены

    В трагедии знаменитого Нотр-Дам-де-Пари самое удивительное то, что собственно средневековый собор, построенный мастерами 13-15 веков, практически не пострадал. Целы структура и стены знаменитого сооружения, характерная для французской высокой готики система арок и контрфорсов…
    Пожар на закате Европы. Огонь в Нотр‐Даме разрушил новодел, оставив нетронутыми средневековые стены

    Зато полностью погибли и выгорели крыша и шпиль собора, его внутреннее убранство, созданные в середине XIX века, во время реставрации, произведенной знаменитым французским архитектором Виолле-ле-Дюком, которого иногда считают человеком «построившим» Нотр-Дам. Собор серьезно пострадал во время французской революции, когда он был превращен в Храм Разума. В 1793 году по декрету Конвента отрубили головы статуям всех библейских царей на фасаде. Они теперь хранятся в парижском музее Клюни.

    Пожар на закате Европы. Огонь в Нотр‐Даме разрушил новодел, оставив нетронутыми средневековые стены | Изображение 1
    Апостолы северо-западной группы скульптур и химеры северной башни. Источник фото: Cristian Bortes / Wikipedia

    Возвращенный Католической Церкви Наполеоном Нотр-Дам сильно обветшал, на полном серьезе обсуждался план его сноса, но, на его счастье, в 1831 году вышел роман Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери», посвященный Квазимодо и Эсмеральде и проникнутый восторгом перед старой архитектурой.

    Среди поклонников романтизма и средневековья, каковых в Европе становилось все больше, Нотр-Дам стал культовым образцом французской готики, тем более, что за его красотами не надо было ехать за много километров, как в Реймс или Шартр.

    В 1841 году главный французский поклонник готики, архитектор Виолле-ле-Дюк, взялся за восстановление Нотр-Дама. Архитектор придерживался весьма своеобразной философии реставрации: «Реставрировать здание не значит подновлять его, ремонтировать или перестраивать; это значит — восстанавливать его завершенное состояние, какого оно могло и не иметь никогда до настоящего времени» — говорил он.

    На практике это означало: «Я построю это здание таким, каким оно никогда не было, но могло бы быть в моей фантазии». Руководствуясь этим методом, Виолле-ле-Дюк построил знаменитую крепость Каркассон в южной Франции, до сих пор вызывающую восторг туристов.

    Пожар на закате Европы. Огонь в Нотр‐Даме разрушил новодел, оставив нетронутыми средневековые стены | Изображение 2
    Источник фото: Zuffe / Wikipedia

    Руководствуясь тем же принципом, архитектор-мечтатель подошел и к Нотр Дам. Он решил не столько реконструировать собор, существовавший до него, сколько фантазию на темы романа Гюго.

    Поэтому он не только укрепил стены и вернул головы древним царям с фасада, но и рассадил по стенам и башням химер, которых на средневековом парижском соборе никогда не было, а главное построил высокий шпиль, который, по его представлениям был обязательной принадлежностью готических соборов, но которого у старинного Нотр-Дама, как и у многих других французских готических соборов, не было.

    Иными словами, тот Нотр-Дам, который мы знаем, был создан Виолле-ле-Дюком в 1840-х годах. И, что самое поразительное, погибла именно эта часть здания, от пожара обрушились крыша и тот самый шпиль.

    Пожар на закате Европы. Огонь в Нотр‐Даме разрушил новодел, оставив нетронутыми средневековые стены | Изображение 3
    Главный фасад на рис. шотландца Д. Робертса (1828). Источник фото: публичное достояние

    Вероятно, погибли так же витражи, большинство из которых были созданы в XVIII–XIX веках. Впрочем, в розах собора сохранились аутентичные средневековые стекла. А вот стены, созданные средневековыми мастерами, работавшими веками и на века — уцелели, посрамив скептиков, боявшихся, что под воздействием высокой температуры здание, созданное из мягкого известняка, начнет рассыпаться и поплывет.

    Так средневековье посреди катастрофы в известном смысле восторжествовало над современностью. Впрочем, химеры Виолле-ле-Дюка выжили, да и вообще фасад собора не пострадал, хотя одно из самых знаменитых архитектурных сооружений мира не скоро предстанет людским глазам в прежней красе.

    Мрачные мистические события сопровождают Нотр-Дам не первое столетие, несмотря на то, что именно здесь хранится величайшая святыня христианского мира — Терновый Венец Спасителя, некогда выкупленный королем Людовиком Святым у венецианцев, которым его заложили крестоносцы, захватившие твердыню Православия — Константинополь. То есть, в общем-то, венец, конечно, это награбленная святыня. Именно здесь состоялось венчание Генриха Бурбона и Марграиты Наваррской, закончившееся Варфоломеевской ночью. Здесь бесчинствовали. Отрубая головы статуям революционеры-якобинцы.

    В феврале 2013 года в соборе устроила кощунственную выходку против Папы Римского Бенедикта украинская феминистская группа «Фемен», участницы которой традиционно раздеваются до пояса на своих акциях. Во всем христианском мире эта выходка была воспринята как кощунство.

    Своеобразным ответом в мае того же года стал другой. Не менее кощунственный акт. В том же соборе покончил с собой французский писатель Доминик Веннер, сделавший это в знак протеста наступления на традиционные ценности и разрушение старой Европы.

    «Выступая в защиту идентичности каждого из народов у себя дома, я восстаю против преступного замещения нашего народа иными», — написал Веннер в прощальном послании.

    Пожар на закате Европы. Огонь в Нотр‐Даме разрушил новодел, оставив нетронутыми средневековые стены | Изображение 4
    «Часослов Этьена Шевалье», илл-ция «Правая рука (десница) Бога, изгоняющая демонов» на фоне острова Ситэ и собора. Источник фото: публичное достояние

    Несмотря на абсурдность с христианской точки зрения этого поступка, этот суицид вдохновил многих на защиту старой Европы и ее традиционных христианских ценностей.

    Нотр-Дам стал своеобразным символом этой Европы, индикатором ее состояния. Не только в России, но и во Франции приобрела огромную известность, вышедшая в 2005 году книга писательницы Елены Чудиновой, «Мечеть Парижской Богоматери». В этом романе бойцы христианского сопротивления в исламизированной Европе 2048 года захватывают превращенный в мечеть Нотр-Дам, минируют, переосвящают его снова в собор, совершают последнюю мессу и после чего остаток старой Европы взлетает на воздух.

    Жуткие кадры апрельского пожара 2019 наверняка напомнили многим об этой книге, тем более, что в ее пророчествах нет ничего абсурдного. В марте 2018 года «Министерство по делам религии» Франции объявило о начале четырехлетней государственной программы по передаче 52-х церквей мусульманским общинам.

    Зарево над собором у многих ассоциировалось с концом Европы. Причем не только в культурно-мистическом, но и в социальном смысле. В переполненной мигрантами полуафриканской Франции, погруженной уже полгода в анархию ежедневных протестов желтых жилетов и управляемой явно ничтожным президентом, попросту не нашлось пожарных вертолетов или, хотя бы, лестниц нужной длины, чтобы потушить не ахти какой высокий собор.

    А Пожар произошел спустя буквально несколько дней после того, как Папа Римский Франциск заявил, что лучше быть атеистом, чем недостаточно терпимым христианином.

    Некоторые, впрочем, усмотрели в стрясшейся в Париже трагедии своего рода божье наказание за грехи французской внешней политики, приведшей к разрушению других знаменитых и древних культурных памятников. Известный публицист Егор Холмогоров в своем Facebook напомнил, что Франция играла ключевую роль в разжигании войны в Сирии, приведшей к катастрофическому разрушению памятников древней Пальмиры.

    Так или иначе, пожар Нотр-Дама почти никто не воспринял, как просто пожар или трагическое происшествие. В нем не случайно увидели символ всего того, что происходит с Францией и Европой. Впрочем, напомним, что таким символом он уже был тогда, когда осатанелые революционеры рубили головы каменным «королям». После той катастрофы и Франция, и Европа возродились. Кто знает, не был ли и этот пожар трагическим предвестником возрождения?