facebook_pixel
  • 02 марта 2018, 20:27

    Фигурант «кокаинового дела» рассказал, как пользовался диппочтой. Дипломаты говорят, что это невозможно

    В «кокаиновом деле» появились новые подробности. Наркотики из Аргентины могли отправлять в Россию с 2012 года. Чемоданы с белым порошком транспортировались через Уругвай под видом дипломатической почты, которую запрещено досматривать, заявил на допросе один из подозреваемых по делу Али Абянов. За каждую такую посылку мужчина получал по тысяче долларов. «360» узнал у дипломатов, возможно ли переправить чемоданы с наркотиками с помощью дипломатической почты.

    Фигурант «кокаинового дела» рассказал, как пользовался диппочтой. Дипломаты говорят, что это невозможно

    Из Аргентины в Россию наркотики могли доставлять в чемоданах, упакованных под видом дипломатической почты, с 2012 года. Об этом сообщает газета «Коммерсант» со ссылкой на показания бывшего завхоза российского посольства в Буэнос-Айресе Али Абянова. Его накануне арестовали в Москве в рамках расследования дела.

    Задержанный рассказал, что впервые Андрей Ковальчук, которого следствие считает организатором поставок кокаина, связался с ним в примерно пять лет назад — в 2012 году. Ковальчук представился сотрудником службы безопасности посольства РФ в Германии (в посольстве заявляют, что он не был их сотрудником) и попросил отвезти его в аэропорт. С собой у подозреваемого были вещи и большой чемодан весом 25–30 килограммов. По пути к месту назначения Абянов спросил у Ковальчука, что тот везет в багаже. Знакомый сообщил, что там находятся подарки и вино, и попросил завхоза отправить чемодан отдельно как дипломатическую почту. Абянов рассказал, что он сначала отвез чемодан в посольство, а затем отправил его грузовым российским самолетом через столицу Уругвая Монтевидео в Москву.

    Спустя пару лет знакомые снова встретились. В 2014 году по просьбе Ковальчука завхоз оставил в посольстве уже два чемодана, говорится в показаниях Абянова. Мужчины следовали уже по отработанной схеме. Правда, в этот раз Ковальчук попросил обернуть чемоданы в специальную упаковочную бумагу, обвязать бечевкой и поставить сургучные печати. Обычно так упаковывают дипломатическую почту, которую сотрудники аэропорта не досматривают.

    На следующий год подобным образом были упакованы еще два чемодана Ковальчука, которые завхоз оставил на хранение в посольском гараже. Через некоторое время к грузу прибавилось еще 10 чемоданов. Незадолго до окончания командировки в 2016 году Абянов перевез их в подсобку школы при посольстве, чтобы те, как рассказал на допросе подозреваемый, «не мешались в гараже». О сомнительном грузе он сообщил новому завхозу Игорю Рогову. Ковальчук попытался договориться с мужчиной, однако тот решил проверить чемоданы и обнаружил 362 килограмма кокаина.

    Фигурант «кокаинового дела» рассказал, как пользовался диппочтой. Дипломаты говорят, что это невозможно | Изображение 1

    Фото: страница Gendarmería Nacional в Twitter

    Сам Абянов утверждает, что узнал о содержимом уже после того, как был арестован. Он считал, что отправляет на родину контрабандой «вино, кофе и полудрагоценные камни», но не подозревал, что в чемоданах могут находиться килограммы кокаина. При этом за свои услуги завхоз получал солидное вознаграждение — тысячу долларов за каждую сумку.

    Возможность отправки наркотиков через этот канал связи тут же опровергли в российском МИДе. В эфире радиостанции «Говорит Москва» официальный представитель МИД РФ Мария Захарова подчеркнула, что дипломатической почтой занимаются исключительно дипломаты и доступ к ней у сотрудников технического состава отсутствует. «Дипломатическую почту формируют дипломаты. У технического сотрудника не было ни дипломатического паспорта, ни допуска к формированию дипломатической почты», — отметила спикер.

    Тщательная проверка в режиме секретности

    Столь большую партию кокаина невозможно переправить, чтобы не попасть под подозрение сотрудников посольства и представителей спецслужб, уверен дипломат, экс-советник Секретариата ШОС в Пекине Владимир Захаров. «Правила использования этого канала связи жестко регламентированы. Вся дипломатическая почта проходит строгий контроль, поэтому пользоваться ею в таких целях невозможно», — отметил собеседник «360».

    Дипломатическая почта формируется самими дипломатами. Ее отправляют специальные дипкурьеры, которые несут ответственность за ее содержимое, рассказал «360» дипломат, заместитель генсека ООН и генеральный директор штаб-квартиры ООН в Женеве с 2002 по 2011 годы Сергей Орджоникидзе.

    Я на своем опыте знаю, как происходит отправка дипломатической почты, и могу с уверенностью сказать, что использовать этот канал связи в качестве способа транспортировки наркотиков невозможно. Все содержимое проверяется и визируется сотрудниками посольства, а затем там же опечатывается и отправляется по месту назначения. Кроме того, такая посылка, как правило, имеет небольшой размер, то есть никто не будет перевозить даже большую сумку и тем более огромный чемодан

    — Сергей Орджоникидзе.

    Дипломат подчеркнул, что доступ к этому каналу связи строго регламентирован и доступен далеко не всем дипломатическим служащим. «Посылки могут отправить только дипломаты определенного ранга, и процедура происходит в режиме секретности», — отметил Орджоникидзе.

    Правила дипломатической почты отражены в Венской конвенции о дипломатических отношениях от 1961 года. В документе прописано, что услуга считается привилегией дипломата, а почту с этим статусом не может никто вскрывать, кроме самого получателя.