facebook_pixel
  • 15 сентября 2021, 17:55

    «То, что мы делаем, помогает в целом нашей стране»

    Татьяна Бакальчук — о будущем Wildberries, вкладе в команду и залоге успеха поставщиков

    В чем секрет успеха поставщика на Wildbеrries? Какие новые функции и направления появятся на платформе? Как маркетплейс будет развиваться в ближайшем будущем? Об этом Татьяна Бакальчук, руководитель и основатель одной из крупнейших российских торговых площадок, рассказала в рамках проекта «Большие связи» в подмосковной усадьбе Архангельское.

    «То, что мы делаем, помогает в целом нашей стране»

    Главное — душа

    — Как не потеряться среди обилия поставщиков на Wildberries?

    Мы сейчас хотим подготовить бесплатную программу, чтобы люди могли ею воспользоваться. А так, во-первых, нужно посмотреть, какие категории у нас не заполнены — у нас далеко не все представлено. И если есть какой-то нишевый продукт, допустим, легинсы для будущих мам, они, скорее всего, будут продаваться лучше, чем платья.

    Хотя здесь тоже такой момент: у меня знакомая захотела попробовать себя в качестве предпринимателя — она очень хорошо в какой-то категории разбирается. У нас эта категория очень широко представлена, но она, как потребитель, понимает, что ей чего-то не хватает. И она выносила идею, сформировала и попробовала сделать.

    У нее было всего пять артикулов, но они сразу стали продаваться, то есть они не потерялись. Получается, что ее предложение нашло свой спрос — не одна она понимала, что чего-то не хватает.

    Мне кажется, что основное условие, чтобы не потеряться, чтобы был хороший старт, — подойти к этому с душой. Если в человеке есть предпринимательская жилка или потребность что-то сделать, то он сможет продвинуться и раскрутиться

    Татьяна Бакальчук.

    Не так, что «о, сейчас пойду что-то куплю и перепродам или что-то сделаю, выставлю — и это будет продаваться». Если вы это делаете в никуда, думаете: «Все продают, и я продам», — то есть за этим не стоит никакой идеи, никакого посыла душевного, то, скорее всего, и не выстрелит.

    Чтобы себя продвигать, нужно заполнять как можно больше полей, которые предлагаются спецификацией — чем больше вы заполните, тем по большим тегам вас найдут. Мы одно время пробовали подсвечивать отдельные регионы, например, были бренд-зоны «произведено в такой-то республике», но это, по-моему, не особо сработало. Для Удмуртии сработало.

    Новые направления

    — Планируете ли вы подключать продажу услуг, допустим, консультаций или фотосессий?

    Да, есть. Мы в прошлом году хотели освоить этот сектор рынка, но не получилось, потому что много чего другого наложилось. Мы видим в этом перспективу и считаем, что в это нужно вкладываться и развивать.

    — Клиент будет напрямую с поставщиком услуги взаимодействовать или все-таки через вас?

    Здесь велосипед не надо изобретать. Или это осуществляется с помощью самой площадки, например, если мы говорим про консультации или репетиторство, должен быть создан некий проект, который позволяет общаться непосредственно на площадке в режиме онлайн. Либо это просто продажа услуги — и площадка забирает свою комиссию.

    — Есть такая категория продуктов, как заморозка, срок годности там более трех месяцев, до шести. Планируется ли размещение таких продуктов?

    Мы анонсировали открытие категории «Фреш», сейчас в пилоте находимся с некоторыми торговыми организациями в Москве и с «Магнитом» в Краснодаре. В принципе, каких-то принципиальных возражений против того, чтобы работать с заморозкой, у нас нет. Единственное, что могут потребоваться какие-то небольшие доработки.

    Здесь основной камень преткновения — это логистика. Но мы уже разрабатываем приложение, которое поможет нам работать с любыми продуктами. Так что скоро, наверное, запустимся.

    Расширение бренда

    — Wildberries сегодня представлен в Казахстане, есть попытки в Восточной Европе. Wildberries планирует быть инструментом для экспорта?

    Мне кажется, что мы для экспорта достаточно много делаем — за 2020 год у нас было экспортировано 23,7 миллиарда. Не буду лукавить, в ближних странах нам гораздо проще работать.

    Мы планировали расширяться, но пандемия спутала все карты. Мы пытались отрабатывать на странах Восточной Европы ту схему, с которой мы заходили в Белоруссию, Казахстан, Армению и Киргизию, то есть в те страны, где русский язык и менталитет ближе к нам. В Европе это немножко не так работает, но основным камнем преткновения было даже не это, а то, что законы все-таки разные.

    Мы хотели упростить документооборот и налогообложение, чтобы это было простым, справедливым, понятным и не препятствовало развитию торговли, но нам не удалось пока на данный момент это сделать — мы пошли по другому пути. Это нам позволило запускаться в нескольких странах одновременно без особых капитальных вложений.

    Но чтобы развиваться и занимать определенную долю рынка в другой стране, нужно там приземляться — вкладываться в инфраструктуру, логистику, работать с поставщиками. Мы над этим работаем.

    Жизнь в компании

    — Как компания справляется с пиками на Новый год, на 1 Сентября?

    На протяжении всего нашего развития у нас к осени — в ретейле, наверное, всегда так — идет рост. Но у нас это не пик, а выход на следующий уровень. Когда у тебя темпы роста почти полтора-два раза каждый год, пики проходят легко.

    Сейчас мы тестируем новую систему на складских комплексах: даем людям возможность работать, когда они хотят, сколько они хотят и где хотят. В принципе, количество персонала сейчас увеличилось благодаря этому, потому что они выбирают сами, во сколько приходить, во сколько уходить

    Татьяна Бакальчук.

    Например, у нас в Татарстане долго не могли понять, почему они все вставали и уходили в 17:00, как бы разгар рабочего дня. А потом выяснили, что они почему-то все там рабочий день, начиная с президента, начинают в 06:00. То есть 10:00 — у них уже обед. Нам пришлось перестроиться, пустили маршрутки чуть ли не в 04:00, и вот они стали работать по-другому.

    — Вы как-то вкладываетесь в людей, в их внерабочее развитие?

    До пандемии, например, мы пытались провести футбольную лигу — по всей стране у нас играли команды, и итоговые должны были встретиться в Сочи. Уже 7-10 мы играем среди ретейла, но это играл офис в основном. А в 2019–2020 годах запустили такую масштабную историю. Но пандемия все испортила.

    Сейчас есть новое модное слово — «коливинг». Оказывается, мы его практикуем уже три года: когда команда или даже люди из разных проектов выезжают куда-то, мы снимаем им дом или отели, они там живут и работают. Картинка тоже меняется, с семьями выезжают. Сейчас из-за дистанционной работы меняется парадигма лайф-ворк, мы тоже стараемся не отставать.

    Планы на будущее

    — Какой вы видите компанию через пять лет?

    Не знаю. Мы бы хотели, естественно, продолжать оставаться номером один на российском рынке, причем не просто как самая большая интернет-площадка с самым большим оборотом.

    Мы бы хотели, чтобы нас ценили как компанию, которая вносит вклад в развитие отрасли — на благо всей отрасли и экономики страны. Мы и сейчас считаем, что то, что мы делаем, помогает в целом нашей стране, потому что мы видим, как растет количество предпринимателей

    Татьяна Бакальчук.

    Плюс мы говорим не только о тех людях, которые через нас торгуют. У нас сейчас большое количество партнерских пунктов выдачи, которое тоже растет. Люди имеют возможность работать на себя, используя наши преимущества.

    Мы также строим свои складские комплексы, покупаем металл и металлоконструкции, которые произведены в России, в частности в Клину. Хочется, чтобы компания оставила след не только как лидер по обороту, но и как компания, которая помогает менять климат в стране.

    Естественно, мы хотим добиться успеха и за пределами Российской Федерации, стать номером один в Европе, например, а потом дальше побороться еще с кем-нибудь. Тем более что там компании, которые сейчас являются лидерами E-commerce в мире, как нам кажется, могут немного сдавать позиции через какое-то время, а у нас еще очень много энергии.

    — Все знают, что вы многодетная мама, и мы вас поздравляем с пополнением в семье. А хотели бы вы, чтобы ваши дети в вашем бизнесе участвовали и были наследниками вашего проекта?

    Если кому-то из них будет интересно заниматься тем, чем занимаемся мы, мы, конечно, будем рады. Но, естественно, этот ребенок будет идти с самого низа, потому что по-другому это просто невозможно сделать.