• 12 сентября 2019, 22:50

    Польская Анна Франк. Дневник маленькой жертвы холокоста издадут впервые за 70 лет

    Дневник Рении Шпигель, которую уже называют польской Анной Франк, пролежал в банковском хранилище 70 лет. Теперь семья погибшей девушки решила опубликовать ее записи о пережитом ужасе холокоста. Книга выйдет в Великобритании 19 сентября.
    Польская Анна Франк. Дневник маленькой жертвы холокоста издадут впервые за 70 лет

    Рения Шпигель — еврейская девочка польского происхождения, убитая нацистами в 1942 году. Она родилась и жила в городке Пшемысль на юго-востоке Польши. Книгу она начала писать в возрасте 15 лет, в январе 1939 года.

    В дневнике Рения пишет о бомбардировках, попытках скрыться и исчезновении других еврейских семей из Пшемысльского гетто, созданного нацистами в 1942 году.

    В ее записках есть место и для простой, понятной любому человеку жизни: она описывала свою первую влюбленность в мальчика по имени Зигмунт Шварцер, их первый поцелуй незадолго до того, как нацисты захватили Пшемысль. Рения рассказывает о создании гетто, в котором они находятся, о депортации членов общины. 26 июня 1941 года она пишет об «ужасных днях в подвале».

    Рения Шпигель смогла сбежать из гетто, но все же была застрелена немецкими солдатами, которые нашли ее спрятавшейся на чердаке одного из домов. Это случилось 30 июля 42-го, девушке было 18 лет.

    Зигмунт написал душераздирающее заключение к книге после смерти Рении. «Три выстрела! Погибли три человека! Все, что я слышу, это выстрелы, выстрелы», — написал он об убийстве своих родителей.

    Он был депортирован в Освенцим, но пережил лагерь смерти и стал врачом американской армии. В 1950 году нашел в Нью-Йорке сестру и мать Рении и вернул им дневники.

    «Это был шокирующий опыт. Это был первый раз, когда мы с мамой увидели его. Мы были единственными, кто выжил», — говорит Элизабет, сестра Рении.

    Почему я решила начать вести дневник сегодня? Что-то важное случилось? Нет! Мне просто нужен друг. Кто-то, с кем я могу поговорить о своих повседневных заботах и радостях. Кто-то, кто почувствует то, что я чувствую, поверит в то, что я говорю, и никогда не раскроет мои секреты

    Рения Шпигель.

    Но прочитать записки сестры и дочери они так и не смогли — Элизабет говорила о том, что каждый раз, когда они начинали читать его, снова и снова, они не могли перестать плакать. Поэтому с 1950 года дневник Рении Шпигель хранился в банковской ячейке ее семьи.

    «Мама так никогда и не смогла пережить смерть моей сестры», — сказала Элизабет.

    Из дневника видно, что девушка отчаянно скучает по своей матери: в то время Рения и Ариана (позже она сменила имя на Элизабет) жили в Пшемысле с бабушкой и дедушкой.

    Израиль, спаси нас, помоги нам. Ты оберегал меня от пуль и бомб, от гранат. Помоги мне выжить! А ты, моя дорогая мама, молись за нас сегодня, молись усердно. Подумай о нас, и пусть твои мысли будут благословлены. Мама! Дорогая моя, настолько ужасные времена наступают. Я люблю тебя всем сердцем. Я люблю тебя, мы снова будем вместе

    Рения Шпигель.

    «Прочитав этот дневник, я поняла всю глубину, широту и зрелость этой прекрасной души. Я подумала, что все должны знать эту историю», — сказала она.

    Куда бы я ни посмотрела, везде происходят кровопролития. Ужасные погромы. Убийства, убийства. Господь Всемогущий, я уже в сотый раз смиряюсь перед Тобой, помоги нам, спаси нас! Господи Боже, дай нам жить, умоляю Тебя, я хочу жить! Я прожила так мало. Я не хочу умирать. Я боюсь смерти. Это все так глупо, так мелочно, так неважно. Сегодня я боюсь быть уродливой, завтра я могу перестать думать навсегда

    Запись в дневнике — 7 июня 1942 г.

    В 2012 году дочь Элизабет Александра Беллак решила перевести дневник с польского языка на английский, чтобы больше узнать о своей тете. Книга была подготовлена по ее проекту.

    Александра и ее мать Элизабет показали дневник Рении режиссеру Томашу Магерски. Он был так тронут и впечатлен, что решил снять фильм о Рении Шпигель. Магерски также сыграл важную роль в самостоятельном издании дневника на польском языке.

    «Чтение столь разных историй из первых рук напоминает нам о том, что каждая из миллионов жертв холокоста пережила уникальный и драматический опыт. В то время, когда холокост настолько ушел в прошлое, что даже самые маленькие выжившие — это пожилые люди, особенно важно услышать голос молодости, как Рении, описывающий события в режиме реального времени», — сказала журналистка Робин Шульман.