facebook_pixel
  • 31 октября 2016, 00:10

    «Внешняя политика — тот же бизнес». Вступил ли мир в новую холодную войну

    Противостояние между СССР и США, которое длилось со времен окончания Второй мировой войны и получившее название «холодная война», казалось бы, завершилось еще в начале 1990-х. Однако в последнее время как зарубежные, так и западные СМИ снова стали использовать этот популярный в конце XX века термин.

    О холодной войне говорят не только журналисты. Так, в интервью газете The Financial Times бывший глава кремлевской администрации Сергей Иванов назвал ее «фактом жизни». В том, что сложившаяся в мире ситуация напоминает новую «холодную войну в стадии развития», уверен и сирийский президент Башар Асад.

    Отношения России и Запада действительно ухудшаются: возникли сложности в переговорах по Сирии, НАТО наращивает силы в Восточной Европе, а Россия не признала результаты расследования по сбитому на Украине Boeing.

    Эксперты рассказали телеканалу «360», началась ли в мире новая холодная война, и что означает усилившееся информационное противостояние.

    Россия бросила вызов США

    По мнению директора российских и азиатских программ Института мировой безопасности Николая Злобина, фундаментальных основ для холодной войны — идеологического противостояния двух разных социально-экономических систем — сейчас нет.

    «За Россией нет большого движения коммунистического, нет Восточного блока, нет Варшавского договора, поэтому говорить о том, что это холодная война, мне кажется, — это просто использовать старые термины для описания новой ситуации, так как нового термина еще нет», — сказал Злобин.

    По словам Злобина, это нормальная ситуация во внешней политике: противоречия бывают между разными странами, в том числе и союзниками. Проблема в том, что между США и Россией нет механизма разрешения проблем.

    «Я бы здесь не драматизировал ситуацию, мы не можем справиться с политическим противоречием, но называть это фундаментальным конфликтом двух систем, чем была холодная война, — это вульгаризация ситуации», — уверен политолог.

    Директор института США и Канады РАН Валерий Гарбузов отмечает, что если в холодную войну противостояние было между двумя сверхдержавами, то сейчас наблюдается асимметричная ситуация. В конце XX века сильные союзники были как у СССР, так и у США, а сейчас Россия пока только отстаивает и формирует свое положение на мировой арене.

    «Россия бросила вызов США, претендуя на свою геополитику, на свое слово в мире, стремясь восстановить былое величие. После распада СССР стал происходить такой процесс утраты былого величия России, утраты позиций, и, конечно, США сыграли на этом», — считает Гарбузов.

    Депутат Виталий Милонов также считает, что сейчас Россия увеличивает свое присутствие в мире, поэтому США вынуждены признавать ее интересы. Парламентарий считает, что отношениям между странами стало уделяться больше внимания из-за предвыборной гонки в США.

    «Кандидат от демократов (Хиллари Клинтон — прим. „360“) ударяется в такую жесточайшую антироссийскую риторику. Мы вместе с нашим МИД, вместе с нашим руководством просто должны снисходительно смотреть на это, поскольку подобная дискуссия не имеет отношения к государственному подходу. Я думаю, что это ковбойство будет оставлено, и можно будет говорить на понятном английском языке», — сказал Милонов телеканалу «360».

    Чему научила мир холодная война

    Валерий Гарбузов считает, что подобные противостояния вряд ли выльются в вооруженное противостояние, хотя некоторые СМИ уже начали обсуждать возможность третьей мировой войны.

    «Какие бы лидеры ни были, но все-таки чувство ответственности у этих людей должно быть. Во всяком случае, так было в годы холодной войны. Все ходили по краю пропасти, но понимали, что в эту пропасть прыгать нельзя, потому что есть ядерное оружие», — считает собеседник телеканала.

    Ядерное оружие было мощным сдерживающим фактором. Кроме того, во время холодной войны удалось создать инструменты контроля над конфронтацией, а сейчас их пока нет. По мнению Гарбузова, чтобы «разморозить» ситуацию, стороны должны начать вести переговоры. Они помогут прояснить позиции и склонить стороны к компромиссу.

    «Реальность — это конфронтация, очевидно, она надолго, на долгие годы, но у этой конфронтации должен быть механизм контроля, потому что иначе она действительно очень опасна», — сказал Гарбузов.

    Внешняя политика — такой же бизнес

    Злобин считает, что противостояние никогда не прекратится, так как внешняя политика — такая же конкурентная сфера, как и любой бизнес. Каждая страна пытается продвинуть свои интересы, привлечь союзников и охватить своим влиянием как можно больше регионов.

    «Во многих регионах интересы разных стран пересекаются, и начинается взаимное выдавливание. Назвать это противостоянием можно, конечно, но это не та агрессивность, которая была в годы холодной войны», — уверен Злобин.

    Нина Погорелова

    Ольга Левкова

    Анна Комиссарова