• Пойти против «крестного отца». Могут ли власти одолеть мафию

    Сицилийское управление по борьбе с организованной преступностью неожиданно ранним утром в прошедший вторник силами карабинеров и оперативников уголовной полиции провело спецоперацию по аресту членов коза ностра. Удалось схватить около 50 гангстеров и их «босса боссов», то есть «крестного отца» преступного синдиката Сеттимо Минео.
    Пойти против «крестного отца». Могут ли власти одолеть мафию
    Следующая новость

    Кодовое название операции Cupola 2.0, что переводится как «Купол 2.0». Порядковое число говорит о том, что это не первая попытка. Куполом на Сицилии часто называют руководящую верхушку мафии, а всю многочисленную организацию — синдикатом. В Южной Европе это слово применимо не только к бандитским организациям, но и к обычным профсоюзам. В этом нет ничего странного, так как в свое время именно бесправные профсоюзы в Европе и в США обращались к организованным преступным группировкам за поддержкой, а свои средства, собранные из членских взносов, отдавали в оборот гангстерам. Через такие профсоюзные синдикаты отмывались и деньги самой мафии, полученные от рэкета, торговли наркотиками, недвижимостью, землей и людьми. Между теми и другими синдикатами случались кровавые конфликты, а обычные люди не могли разобраться, кто опаснее — «красные» активисты или гангстеры. Те и другие как будто защищали права рядовых работников целых отраслей и облагали налогом владельцев предприятий. Государство часто терялось, чью сторону принять, из-за того, что разобраться, кто кого представляет и кто кому должен, было почти невозможно.

    В свое время путаницу внесли и агенты Коминтерна, опиравшиеся во многих случаях на влиятельных боссов профсоюзных организаций. Это дало основание, например, американским правоохранителям задолго до Второй мировой войны начать крестовый поход против «красных», которых они обвиняли в связях с мафией под прикрытием профсоюзных синдикатов. Это значительно подкосило репутацию рабочего движения в США.

    В Европе они не были так слиты, но все же определенным образом касались друг друга из-за того, что одни и те же люди могли считать себя членами и профсоюзных, и преступных синдикатов. Однако на Сицилии, родине коза ностра, сама организация была в этом смысле «чище», потому что ее члены, связанные омертой (кодекс чести), скорее, напоминали подпольную армию и руководствовались тайной структурой, которая была и остается параллельно с государственной властью высшей руководящей организацией и часто называется куполом. Ее история зародилась в Средневековье, когда местные феодалы, возмущенные стремлением власти централизовать сбор налогов с крестьян острова, создали свои собственные силовые структуры. Они, правда, больше напоминали разбойничьи шайки, но все же довольно эффективно защищали крестьянские хозяйства и рыбаков от алчных государственных фискалов. Сначала они тоже напоминали своего рода, профсоюзные синдикаты, хотя в основе их лежал не социальный протест, а защита родовитых хозяев и их ничем не ограниченных прав, а те, в свою очередь, играли объединяющую роль в сопротивлении вооруженным властям столицы Италии — Рима.

    Коза ностра всегда находилась в состоянии войны с властью, выход из семьи карался смертью, как это происходит и теперь. Занять в ней место солдата должен был каждый повзрослевший юноша, а разрешение не участвовать в делах синдиката получалось только от «босса боссов», или, как его еще называли, «крестного отца». Тогда уже любая попытка вовлечь отступника в дела большой семьи тоже каралась смертью. Если же член семьи эмигрировал за границу, например, в США (в тридцатых годах чаще всего в Нью-Йорк), он обязан был стать на своеобразный учет у местной организации, которая еще долго считалась наместницей сицилийской коза ностра. Много позже, уже после Второй мировой войны, эти связи были либо разорваны, либо претерпели серьезные изменения, сделав американские филиалы самостоятельными. Тогда пролилось очень много крови и в Америке, и на Сицилии.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/12/21446_%D0%A1%D0%BD%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BA.PNG
    Источник фото: скриншот с youtube

    Во время Второй мировой войны коза ностра объявила войну Муссолини, стремившемуся побороть организованную преступность в стране, централизовать власть Рима, разоружить «солдат» мафиозных семей и даже влить их в когорты «чернорубашечников». Это была война не на жизнь, а на смерть, поддержанная оперативными службами Германии. Но боссы коза ностра тайно связались с американской разведкой и предоставили ей свои мощные ресурсы (люди, подробные географические карты, оружие, тайники, связи во властных и полицейских структурах). Победа союзников и СССР над Муссолини и Гитлером стала звездным часом и для них, потому что США в благодарность за эффективную разведывательную и диверсионную поддержку предоставили возможность многим членам мафиозных семей эмигрировать в Штаты и даже на первых порах оказали материальную и административную помощь. Потом в этом многие раскаялись, так как это оказалось экспортом организованной преступности, имевшей уже официальный военный опыт и располагавшей отмытыми войной огромными деньгами. Но подобные ошибки свойственны всем правительствам, которые считают, что уж они-то могут контролировать все на свете. Однако забывают, что волк всегда смотрит в лес, даже если он время от времени, наподобие собаки, лижет щедрую руку самоуверенному политику. Подчас такой политик оказывается в безвыходном положении, потому что его имя начинают употреблять в качестве имени «босса боссов», а любая его политическая инициатива проходит недоверчивую социальную «экспертизу», насколько она выгодна гангстерам и в чем ее истинная суть. В США в пятидесятых годах рухнули репутации очень многих известных личностей как из области политики, так и бизнеса, сцены, кинематографа, СМИ. Весь шоу-бизнес увяз в скандалах, а имена известных политиков и видных полицейских шефов буквально смешали с грязью, припомнив многим разгул еще довоенной преступности. В борьбу с мафией вступило ФБР, входящее в мощную федеральную систему прокурорского реагирования.

    Что касается операции Cupola 2.0, начатой во вторник в Палермо и его пригородах, то она лишь положила начало долгим судебным разбирательствам. По словам министра внутренних дел Италии Маттео Сальвини, эта «экстраординарная полицейская операция демонтировала новый купол коза ностра. Перечень статей уголовного кодекса, по которым мафиози сразу же были представлены обвинения, занимают целую страницу убористого текста. В основном это отмывание преступных денег, неуплата налогов, незаконное хранение огнестрельного оружия, торговля наркотиками, людьми для сексуальных утех и рэкет.

    «Крестным отцом» синдиката два года назад был избран восьмидесятилетний Сеттимо Минео — по официальной профессии ювелир. Говорят, он действительно очень хороший мастер. Но его семья всегда входила в коза ностра и платила организации членские взносы на протяжении нескольких десятилетий. Сам же Минео пользуется непререкаемым авторитетом, позволившим ему быть избранным на сходе боссов мафии их высшим арбитром после смерти в тюрьме его предшественника по прозвищу Зверь. Так называли престарелого главу сицилийской мафии Тито Риина. Того еще прозвали Коротышкой. Он давно уже руководил своей мафиозной семьей из пригорода Палермо — селения Корлеоне. На совести Зверя, или Коротышки, было сто пятьдесят доказанных заказов на убийства, он открыто воевал с полицией, судом, журналистами. Буквально залил кровью не только Сицилию, но и многие провинции Италии. Однако Тито производил впечатление человека очень спокойного и даже неплохо образованного. Именно с него началось возрождение такого гангстерского командного института, как «босс боссов», или «крестный отец». Мафию в свое время сумели разобщить и стали добивать частями, пользуясь ее внутренними противоречиями. Но Тито всех собрал в единый кулак, а после его смерти (в 85 лет) в федеральной тюрьме, куда он был заключен после первой операции Cupola, в ноябре 2017 года, боссы признали над собой власть ювелира Сеттимо Минео.

    Братьев Минео (Джузеппе и Антонио) убили во время разборок между различными семьями. Рассказывают, что в живых уже нет ни заказчиков, ни исполнителей, ни даже членов их малых семей. Случилось это еще в конце восьмидесятых годов, когда в стране бушевал так называемый макси-процесс над мафиозными кланами. Минео получил пять лет, хотя ни в чем не сознался. А когда его выпустили в 1992 году, сразу был убит следователь Фальконе, возглавлявший большую часть расследования. В 2006 году Сеттимо Минео вновь был осужден, теперь уже на 12 лет, и в тюрьме имел возможность общаться со Зверем (он же Коротышка), который искренне ценил его за жестокую решительность и въедливый ум. Рассказывают, что ювелир не пользуется современными электронными средствами связи, чтобы избежать прослушивания и навигационного определения места нахождения. Он и машины поэтому не любит — с их современными системами координирования движения.

    За сицилийскую коза ностра взялись в минувший вторник (хотя оперативное наблюдение и само расследование началось очень давно), потому что полицейские власти поняли, что гангстерский синдикат окончательно укрепился, централизовав руководство под жестокой дланью Сеттимо Минео.

    Коза ностра не единственная преступная организация в стране. Есть еще каморра в Неаполе и ндрангета в Калабрии. Эти синдикаты так и не удалось разобщить. И вот по их пути вновь пошла опаснейшая коза ностра.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/12/21447_boss_hat_mafia_man_person_sitting-1020358.jpg
    Источник фото: Pxhere

    В России часто преступные кланы — каждый в отдельности и даже порой в целом — величают мафией. Но это название все же типично только для Италии, и то не для всех гангстерских синдикатов. В основном так называют сицилийские группировки. Однако везде подобные организации роднит стремление к созданию собственных силовых структур, захвату экономических территорий с установлением там жесткого контроля, совершению уголовных преступлений с высокой профессиональной квалификацией, централизации руководства, обету молчания, запрету на своевольные контакты с полицией, невозможности выхода из системы живым, жесткому структурированию и энергичному стремлению назначать своих людей или подкупленных чиновников в органы власти всех ступеней. Словом, это широкое разъедаемое коррупцией и уголовной безнаказанностью сообщество гангстеров, политиков и влиятельных бизнесменов, связанных финансовыми и взаимными обязательствами друг с другом. Это чрезвычайно сложная система отношений, нередко даже дублируемая государственными силовыми ведомствами. Но на Сицилии мафия все же нисходит к древней феодальной истории и имеет свои особые традиции. В современных же государствах организованная преступность в самом широком смысле основывается на политической конъюнктуре, которая тайно влияет на всю систему власти, потоки огромных финансовых средств, контроль за повседневной жизнью населения, работу судов и многих силовых ведомств.

    Обычная уголовная преступность прямо не связана с организованной. И более того, нередко мафиози и их боссы оказывают поддержку властям в разоблачении тривиальных преступников, если это нужно для организации жизнедеятельности городских инфраструктур, которые приносят им легитимную прибыль в колоссальных объемах. Главная задача — отмывание преступных средств и уход от налогов. Для этого используются и внутренние, и внешние ресурсы. Высшим пилотажем преступных синдикатов считается установление контроля над кадровой системой в общественных и государственных организациях, включая средства массовой информации, органы пропаганды, правоохранительную систему и спецслужбы. Легендарный следователь Джованни Фальконе, убитый в Италии в мае 1992 года, когда-то с отчаянием сказал журналистам, что власть не должна допустить слияния с синдикатами, иначе она станет ими и никто уже не сможет обнаружить разделяющую их границу. К этому мафия и стремится. Часто у нее это очень неплохо получается. Жизнь общества постепенно переходит на иной уровень, с новыми точками отчета.

    Андрей Бинев, журналист, аналитик

    Следующая новость