• 25 июня 2019, 19:30

    Продюсеров Малахова заподозрили в «похищении» старика. Ток‐шоу заманивают героев?

    Откровенные признания во время ток-шоу в прайм-тайме на ведущих каналах страны уже никого не удивляют. Но иногда появление героев в эфире сопровождают скандалы. Продюсеров программы «Прямой эфир» заподозрили в том, что они обманом пригласили пенсионера принять участие в съемках и настроили против родных. Бывшая сотрудница ток-шоу поделилась с «360» секретами своей работы и пояснила, что никаких незаконных или неэтичных методов сотрудники не применяют.
    Продюсеров Малахова заподозрили в «похищении» старика. Ток‐шоу заманивают героев?

    Тест на ДНК

    Все началось со звонка москвичке Татьяне Касатковой. О нем женщина рассказала на своей странице в Facebook. Собеседник представился сотрудником передачи Андрея Малахова и сказал, что разыскивает ее отца в рамках подготовки выпуска о юбилее актрисы Галины Стахановой.

    «Эта актриса действительно работала у моего отца во дворце спорта „Лужники“ осветителем лет 40 назад. Замечательная женщина и актриса», — объяснила Татьяна начало своего общения с редакторами «Прямого эфира».

    Ей пообещали, что снимут ролик на даче, а потом пригласят на прямой эфир. Телевизионная группа приехала на участок, и сначала было все хорошо. Однако, уверила москвичка, ситуация странным образом изменилась.

    Рядом лежали заготовленные перчатки и какие-то тампоны

    Татьяна Касаткова.

    «Дали подписать согласие на съемку мне и отцу. Я, каюсь, не сильно вчитывалась. <…> Начали отца подробно расспрашивать о дочери Галины Стахановой. <…> Я спросила, при чем здесь дочь? Они говорят, мол, неизвестно, от кого родила Стаханова, и мы хотели бы для интриги взять у отца тест на ДНК», — рассказала женщина.

    При этом ее тоже продолжали фотографировать. В силу возраста 75-летний глава семейства, заметила Татьяна, «путался в показаниях», однако от прохождения генетического теста категорически отказался.

    Сама Татьяна пристыдила съемочную группу, подчеркнув, что тема передачи явно не касается юбилея. После этого сотрудники «Прямого эфира» заверили, что не настаивают на подобном, и пообещали выслать 50 тысяч рублей на карту. Москвичка вежливо отказалась и попросила свернуть съемки.

    На передачу Касаткову позвали, «чтобы поддержать пожилого человека». Эфир был намечен на 26 июня. Планировалось, заявили редакторы ток-шоу, что состоится он на киностудии имени Горького.

    После отъезда журналистов Татьяна переговорила с отцом. Они оба пришли к выводу, что их «обманули и хотят снять мерзость». Пожилой москвич в итоге решил не участвовать в программе. В понедельник, 24 июня, одна из приезжавших на дачу редакторов — Инна Кеслер (так она представилась Татьяне и ее семье) — поинтересовалась, когда можно забрать героя передачи. Касаткова пояснила, что от съемок он отказался. После этого началось самое интересное.

    Сейчас узнаю, что они приехали на дачу, сказали отцу, что перевели мне деньги за съемку. <…> Везут его в Москву. <…> Отец ответил на один звонок, потом грубо рявкнул: «Какое твое дело» — и больше трубку не берет

    Татьяна Касаткова.

    Женщине, по ее словам, удалось дозвониться Кеслер. Та заявила, что Татьяна слишком сильно нервничает, а отец «взрослый человек и сам вправе решать, куда ему ехать». Татьяна Касаткова обратилась к Андрею Малахову через соцсети с требованием не использовать пожилого человека с «пониженной критичностью мышления в своих целях». Она уверена, что в эфире не обойдется без провокаций, и не хочет «подвергать отца такому испытанию».

    Во вторник Татьяне прислали видеозапись, на которой ее отец «говорит заготовленный текст». Женщина отметила, что заявила в полицию по месту проживания в Москве и на даче.

    Представители ток-шоу «Прямой эфир» не предоставили ответ на запрос «360».

    Обычный профессионализм

    Бывший корреспондент программы «Пусть говорят» Мария Ирмияу в беседе с «360» заявила, что никаких незаконных или неэтичных методов продюсеры ток-шоу не использовали ни тогда, ни сейчас. Вежливое общение — это культура и воспитание, а попытка дать денег — это покупка интервью. Настоящие профессионалы своего дела, подчеркнула собеседница, такие методы не используют в своей работе. Здесь главное — общение и расположение человека к себе и ничего более.

    «Мне кажется логичным, что никто не начнет вопросы с ДНК. Сначала познакомитесь, расположите человека, а потом зададите ему такие вопросы. Если вы хотите узнать, используют ли „Пусть говорят“ какие-то скрытые методы, какие-то незаконные или неэтичные для журналистики способы, то нет. Мне такое не известно. Считаю сотрудников профессионалами и в период моей бытности, и в нынешний. Спросить у мужчины, является ли он отцом дочки актрисы — а что в этом такого?», — заявила Мария Ирмияу.

    Она отметила, что сначала человека нужно расположить к себе, а не начинать с шокирующих вопросов о той же сдаче материала для генетической процедуры. «Это в сухом остатке одна и та же журналистика. Мы делаем ее в рамках ток-шоу, в рамках прямого интервью, в рамках реалити или в печатных СМИ. Если вы журналист и умеете задавать вопросы, то в итоге добьетесь ответа, который хотите. <…> Вопрос обычного профессионализма. Если ты профессионал своего дела, ты умеешь правильно задавать вопросы, ты начнешь с погоды, а закончишь постелью. Мне это кажется логичным, потому что это ровно то, что интересно людям», — заключила она.