facebook_pixel
  • 07 июля 2020, 19:34

    Ученые, разведчики и журналисты. Кого и почему в России судят за госизмену?

    Советник гендиректора Роскосмоса задержан по подозрению в госизмене в Москве. Это далеко не первый подобный случай, когда дела по этой статье становятся резонансными. «360» собрал самые громкие из них.
    Ученые, разведчики и журналисты. Кого и почему в России судят за госизмену?

    7 июля сотрудники российских силовых структур задержали экс-журналиста ведущих деловых изданий страны — «Коммерсант» и «Ведомости», — а ныне советника гендиректора Роскосмоса по информационной безопасности Ивана Сафронова по подозрению в государственной измене.

    Главное подозрение в отношении Сафронова заключается в том, что он якобы передавал секретные данные о военно-техническом сотрудничестве, обороне и безопасности России представителю спецслужб НАТО. Однако конкретных данных о том, что именно предъявляют Сафронову, до сих пор нет.

    Глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин уже заявил, что задержание не связано с работой Сафронова в его корпорации и что доступа к секретным сведениям Роскосмоса бывший журналист не имел.

    Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков добавил, что, по его сведениям, задержание также не относится и к журналистской деятельности Сафронова.

    Редакция «Коммерсанта», где Сафронов проработал 10 лет, уже выступила в его поддержку, в Москве начались пикеты журналистов за проведение открытого следствия и освобождения бывшего коллеги.

    «Иван — настоящий патриот России, который писал про армию и космос, потому что искренне переживал за них. Обвинение в измене Родине в его случае выглядит абсурдным», — заступились за Сафронова его бывшие коллеги из издания «Коммерсант». Они потребовали открыть процесс по делу коллеги.

    Однако, как показывает практика, открытых процессов по делам о госизмене в России не бывает — следствие ссылается на секретные данные, которые фигурируют в деле, и порой не допускают до них даже адвокатов. Поэтому вокруг каждого подобного расследования и приговора остается огромное количество вопросов — проверить объективность следствия не представляется возможным из-за грифа «секретно».

    Дело Валерия Митько

    В феврале 2020-го обвинение в госизмене и шпионаже предъявили 78-летнему президенту Санкт-Петербургской Арктической общественной академии наук Валерию Митько. Причиной ареста ученого стала его поездка в Китай в 2018 году.

    Тогда Митько якобы вывез в своем багаже секретные бумаги о российских технологиях в области обнаружения подводных лодок. При этом адвокаты отмечают, что вещи Митько просматривали сотрудники российских спецслужб и никакой крамолы в них не обнаружили.

    Более того, ввиду почтенного возраста ученого доступа к секретной информации и государственной тайне он давно не имел. Тем не менее производство по его делу продолжается — Митько находится под домашним арестом, не имея возможности видеться с детьми и внуками и даже выходить на прогулки.

    Дело Сергея Скрипаля

    Сергей Скрипаль, получивший широкую известность после того, как российские спецслужбы обвинили в покушении на его жизнь, был осужден в России за государственную измену в 2006-м. По версии следствия, Скрипаль, бывший полковник ГРУ, передавал британским спецслужбам сведения о российских разведчиках в стране.

    Предположительно, Скрипаль выдал порядка 300 российских агентов, получив за это баснословные деньги от британского правительства. Шпионил он больше десяти лет, на суде свою вину не отрицал. Его приговорили к 13 годам тюрьмы, все попытки подать апелляцию по делу российскими судами отклонялись.

    Дело Александра Запорожского

    Достаточно громким стало и дело замначальника 1-го отдела управления контрразведки СВР Александра Запорожского, которого осудили на 18 лет за госизмену в 2003-м. Его обвиняли в многолетнем шпионаже в пользу США.

    Предполагалось, что именно из-за подрывной деятельности Запорожского спецслужбы США смогли разоблачить российского агента Роберта Ханссена, которого называли «суперкротом КГБ» и впоследствии также осудили в Штатах в 2001-м.

    Считается, что Ханссен был одним из самых продуктивных российских разведчиков в США, он продержался на своем посту 20 лет. Американские спецслужбы смогли доказать 13 эпизодов шпионажа.

    Дело Игоря Сутягина

    Одним из первых подобных дел в новой России стало дело российского ученого Игоря Сутягина. В 1999 году его арестовали за государственную измену, а спустя пять лет приговорили к 15 годам тюрьмы за шпионаж в пользу Великобритании.

    Сутягин был заведующим сектором военно-технической и военно-экономической политики отдела военно-политических исследований института США и Канады РАН (ИСК РАН), а также главным редактором издания «Военный вестник», автором книги «Стратегическое ядерное вооружение России». Именно публикация этой книги привлекла внимание ФСБ к ученому.

    Обвинили Сутягина в том, что он якобы раскрыл секретную информацию в области ядерных реакторов для подводных лодок своему американскому коллеге из Принстонского университета. Хотя позже в ИСК РАН заявляли, что доступа к засекреченным материалам Сутягин не имел.

    В ходе расследования выяснилось, что он сотрудничал с частной британской компанией Alternative Future, которая могла быть «крышей» для одной из иностранных разведок. Ученого привлекали в качестве эксперта российские властные структуры, в том числе и Министерство обороны, а потому, по версии следствия, он мог передавать иностранцам в том числе и тайные сведения о состоянии российского вооружения.

    После того, как Сутягина приговорили, за него вступались самые разные люди из науки и политики, например академики Виталий Гинзбург и Юрий Рыжов, правозащитник Лев Пономарев и представители Парламентской ассамблеи Совета Европы. Однако российские власти своего решения не изменили до 2010 года.

    Тогда в США были рассекречены российские агенты: Анна Чапман, Михаил Семенко, Вики Пелаес, Дональд Хитфилд и другие. Правительства Штатов и России договорились обменяться — так были освобождены Скрипаль, Запорожский, Сутягин и еще несколько человек. Все они перебрались за границу, некоторые, например Сутягин, начали (или продолжили) сотрудничать с правительственными органами стран своего пребывания.