facebook_pixel
  • 11 декабря 2019, 13:42

    Письма из тюрьмы назвали полезными для жертв и самих преступников. Но с двумя условиями

    В 2020 году несовершеннолетних заключенных будут мотивировать писать письма пострадавшим. Во ФСИН сочли, что это наглядно покажет раскаяние заключенных, а значит, повысит их шансы на УДО. Но каково будет жертвам преступлений получать такие послания из-за решетки?
    Письма из тюрьмы назвали полезными для жертв и самих преступников. Но с двумя условиями

    В 2020 году в колониях начнутся тренинги, мотивирующие осужденных компенсировать нанесенный жертве и обществу ущерб. Заключенным предложат писать примирительные письма потерпевшим. Правда, пока занятия будут проводить только с несовершеннолетними преступниками, которых в России около 1,2 тысячи.

    Как рассказали «Известиям» в пресс-бюро ФСИН, такие извинения будут свидетельствовать «об активной позиции осужденного». Администрация колоний будет учитывать их в характеристиках, в дальнейшем они смогут повысить шансы несовершеннолетнего на УДО.

    Формы проведения занятий выберут работники воспитательных колоний. Проводить их будут сотрудники организаций, реализующих программы восстановительного правосудия. Некоторые территориальные органы ФСИН уже заключили соглашения о сотрудничестве с такими организациями.

    Добровольно, а не принудительно

    Зампред ОНК Ева Меркачева считает инициативу правильной. Наладить, насколько это возможно, нормальные отношения с пострадавшими — это хороший элемент исправительной работы, попытка сгладить ущерб. Помимо прочего, эпистолярный жанр будет хорошим средством психотерапии для подростков.

    «В момент написания человек пытается осознавать сделанное, сделать для себя какие-то выводы, которые, если бы он не взял в руки ручку и бумагу, он мог бы не сделать», — пояснила общественница «360».

    Однако решение написать примирительное письмо, подчеркнула Меркачева, должны принимать сами подростки, причем самостоятельно и добровольно. Принуждение их к чему-либо, напомнила она, часто приводит к противоположным результатам. Поэтому необходимо контролировать, чтобы работники колоний не заставляли осужденных писать письма для статистики. И это первое условие того, чтобы послание «сработало» как надо.

    Искренность без вопросов

    Общественница призвала не опасаться, что письма будут неискренними. Проконтролировать этот момент нельзя. Но чем больше подростки будут писать примирительных писем и размышлять о содеянном, тем искреннее станут их извинения.

    «Сначала формальность, а потом это станет им близко. И чем больше будут писать, тем больше сами понимать это начнут. Так что в любом случае это хорошо. А мотивация УДО самая лучшая из всех, что могут быть», — добавила она.

    Того же мнения придерживается кандидат медицинских наук психиатр Евгений Фомин. В беседе с «360» он пояснил, что поначалу заключенные будут писать для отсроченного результата в виде УДО.

    «Главное — начать это делать, может, поговорить с кем-то. И постепенно человек будет проникаться чувством сожаления, ощущением неправильности своего поступка и правильной гуманистической оценкой своего прошлого», — убежден он.

    С согласия пострадавших

    Вторым условием того, чтобы инициатива пошла на пользу преступникам и пострадавшим, должно быть согласие самих жертв. Меркачева пояснила, что, скорее всего, ФСИН пока не проработала окончательный вариант с рассылкой писем. Логично, по ее мнению, было бы предварительно связаться с пострадавшей стороной и поинтересоваться, хочет ли она получить письмо. Чтобы у жертвы не было повторного шока. Хотя, по опыту ее работы, многие родственники или сами потерпевшие, наоборот, хотят услышать извинения и увидеть раскаяние виновного.

    Психиатр Фомин считает, что извинения могут облегчить состояние пострадавших. Знание того, что виновные принудительно наказаны реальными сроками, уже является компенсацией за пережитое. Получение искреннего раскаяния, сожалений может стать дополнительным фактором для реабилитации. Однако предварительно необходимо интересоваться мнением жертв, чтобы исключить ретравматизацию.

    «Не все люди могут простить и не за все готовы слышать слова извинений. Поэтому очень важно, чтобы сотрудники ФСИН спрашивали у родственников и пострадавших, готовы ли они получать письма с сожалением и раскаянием. Чтобы не было ретравматизации», — заключил он.