facebook_pixel
  • 07 июля 2020, 00:01

    Переписку историка Соколова с убитой Ещенко зачитали в суде. Как это может повлиять на исход дела?

    В Санкт-Петербурге продолжается суд над историком Олегом Соколовым, которого обвинили в убийстве своей сожительницы и аспирантки Анастасии Ещенко. Сторона защиты настаивает, что девушка вела себя с ученым жестоко. Она не сдерживалась в выражениях, как следует из оглашенной переписки. «360» попытался выяснить, как новые обстоятельства дела могут повлиять на ход судебного слушания.

    Озвученная переписка

    Во время заседания суда на минувшей неделе Олег Соколов потребовал у судьи показать публике его переписку с Анастасией. По его словам, девушка употребляла в его адрес страшные оскорбления. Он подчеркнул, что СМИ сделали из него образ настоящего чудовища, но то, какие слова говорила ему Ещенко, должны услышать все, чтобы понять, «что там произошло».

    Ученый заявил, что публикация переписки нужна для правосудного приговора. Если же суд на это не пойдет, то это скажет о том, что он поддается давлению прессы и общественности. Это навсегда заберет у Соколова возможность объясниться и поменять свой образ в глазах людей.

    Против оглашения данных переписки выступали представитель потерпевшей стороны Александра Бакшеева и представитель гособвинения. В частности, адвокат семьи погибшей аспирантки отмечала, что в материалах дела нет детализации звонков Соколова, хотя есть данные по звонкам Анастасии. Юрист не исключила, что обвиняемый в убийстве мог что-то скрыть или вырвать из контекста.

    «Мы не отрицаем факт конфликта и резкие высказывания Анастасии в адрес Соколова, но в связи с учетом отсутствия названного родители Анастасии не дают согласия на оглашение переписки», — пояснила Александра Башкеева. Представляющий интересы историка Соколова адвокат Сергей Лукьянов возразил на ходатайство обвинения. По его словам, переписка свидетельствует о том, что девушка желала его подзащитному смерти.

    В понедельник, 6 июля, в ходе судебного слушания прокурор зачитал выдержки из переписки, которую взяли из материалов в телефоне и компьютере Соколова. Выяснилось, что вначале это было дружеское и любовное общение двух неравнодушных друг к другу людей. Но все изменилось в июле 2019 года. В сообщениях Анастасии появилась ревность к бывшей жене историка, а также оскорбления в его адрес.

    В частности, аспирантка писала Соколову: «Ненавижу тебя и все твое уродливое и тупое семейство», «чтоб ты сдох», «ненавижу тебя и твоих выродков, ты мразь, врун и предатель».

    Смягчающие обстоятельства

    Теоретически ссора и оскорбительные сообщения могли привести к состоянию аффекта. Но окончательное решение по этому поводу должна дать психолого-психиатрическая экспертиза. Об этом в беседе с «360» заявил адвокат из Московской областной коллегии Владимир Соболев. Он отметил, что комментировать чужое дело не может, поэтому все его рассуждения касаются только абстрактной ситуации.

    По его словам, случаи переквалификации статьи в уголовном деле из-за состояния аффекта иногда происходят.

    «Там опираются на свидетельские показания, на опрос самого лица. Потому что часто человек пытается рассказать, что он был в состоянии аффекта. Но желание это рассказать не всегда так легко осуществить. Психологи — это люди, которых сложно обмануть в данной ситуации», — отметил он.

    Адвокат отметил, что обвиняемый в такой ситуации может рассчитывать на смягчающие обстоятельства, так как он находился в состоянии крайнего душевного волнения.

    «То есть не переквалифицировать на аффект, а указывать, что поведение жертвы было негативным. Тут вопрос в рамках одной статьи. Статья за убийство имеет очень большую вилку по степени наказания», — пояснил он.

    Когда адвокат выставляет пострадавшего монстром, который довел подсудимого, это может иметь негативный эффект для защиты, так как у обвиняемого появится умысел.

    «Но каждый защитник придерживается своей тактики. Здесь, мне кажется, важна идея самого подзащитного. Я сталкивался с ситуациями, когда подсудимые настаивали на том, чтобы раскрывать все подробности, хотя адвокаты настаивали на обратном. Но адвокат связан с защитой своего подзащитного. У нас не так много эпизодов, когда наша позиция может расходиться», — подытожил Владимир Соболев.

    Состояния аффекта не будет

    Резкие высказывания Анастасии в адрес Соколова в переписке и видеозаписи не окажут на ход рассмотрения дела никакого влияния. Об этом заявила представитель семьи убитой аспирантки Александра Бакшеева. Она пояснила, что психологи Центра Сербского не выявили у Соколова никакого состояния аффекта. Так что о переквалификации статьи не может быть и речи.

    «Сторона защиты может попытаться преподнести суду указанные высказывания в качестве подтверждения наличия обстоятельства, смягчающего наказание согласно статье 61, а именно аморальности поведения потерпевшей, явившейся поводом для преступления. Вместе с тем я не вижу оснований для смягчения приговора на этом основании», — отметила адвокат.