• Педофил по соседству. В США насильникам детей выдадут специальные паспорта

    Госдеп США принял решение выдать зарегистрированным педофилам особые паспорта с отметкой об их прошлых деяниях, чтобы предупреждать пограничников иностранных государств. Это еще один кирпич в мощную систему профилактики сексуального насилия против детей, выстроенную в США. Может ли подобная мера стать полезной для России и какая система профилактики существует у нас — в материале «360».

    Педофил по соседству. В США насильникам детей выдадут специальные паспорта | Изображение 1Flickr / woodleywonderworks

    В нашем доме поселился замечательный сосед

    В США насильников детей заставят получить новые паспорта с отметкой о совершенных в отношении детей преступлений сексуального характера, объявили накануне в Госдепартаменте. Таким образом пограничники других государств будут знать, что в страну въезжает американский педофил.

    Это нововведение вдохновлено «законом Меган», принятым в штате Пенсильвания после случая в 1994 году, когда семилетнюю девочку Меган Канку похитил, изнасиловал и убил мужчина, до этого уже дважды судимый за совращение малолетних. Резонанс, возникший после этого страшного преступления, привел к принятию закона о регистрации насильников, обязывающего извещать жителей населенных пунктов о появлении в их доме нового «замечательного соседа».

    Такая метка в паспорте не означает, что человека запирают на всю жизнь в стране без возможности выехать. Но вот попасть в страны, подозрительно относящиеся к въезжающим преступникам, а уж тем более насильникам, будет затруднительно — а таких много, в том числе соседняя Канада.

    В США сейчас живут около 400 тысяч зарегистрированных насильников детей. Существует их национальный регистр, списки в каждом отдельно взятом штате и даже мобильное приложение, показывающее местонахождение ближайшего к вам педофила.

    Мнение юриста

    По словам председателя Межрегионального третейского суда Москвы и Московской области Олега Сухова, подобная мера, будь она применена в России, сама по себе бы не нарушила права и интересы граждан, предусмотренные Конституцией. Однако имеются большие вопросы к ее реализации. Например, что именно будет указываться в паспорте, какие ограничения будут наложены в связи с этим на граждан. Если речь идет о запрете профессиональной деятельности с детьми, то должны быть внесены соответствующие законодательные изменения.

    Иначе это будет нарушением прав граждан, которых ограничивают без оснований в выборе деятельности. Для реализации такой инициативы понадобятся очень большие изменения в законах. Также возникают вопросы к тому, где будет располагаться эта информация, кто сможет получить к ней доступ. Например, если она будет видна всем, кто взял в руки паспорт, то это можно рассматривать как нарушение прав того человека, ведь он не сможет регулировать сам распространение о себе нежелательной информации даже тогда, когда судимость погашена. В связи с этим могут участиться случаи дискриминации таких лиц и даже насилие в их отношении, поэтому с реализацией подобной инициативы могут быть большие проблемы.

    Рождение «педоистерии»

    В России о создании подобной базы данных в 2016 году заговорили в Совфеде. Сенатор Антон Беляков предложил не только вносить осужденных за подобные преступления в специальный полицейский список, но и надевать на них электронные браслеты и отслеживать их перемещения по системе ГЛОНАСС.​

    Беляков рассказал «360», что занимается темой с 2007 года, когда в России впервые заговорили о законопроекте о химической кастрации педофилов. Сенатор сразу же стал продвигать его. Тогда, по его словам, мало кто осознавал, что проблема насильников детей вообще существует — не было никакой статистики, но ощущался явный рост подобной преступности.

    Ушло несколько лет на то, чтобы журналистское сообщество созрело до публикаций по этому поводу, говорит Беляков. Даже желтые, бульварные издания отказывались писать об имевшихся реальных историях изнасилования детей. Настолько эта тема была закрыта в СССР, отмечает член Совфеда.

    «Уже тогда мы говорили, что снизить число таких преступлений можно не за счет повышения сроков наказания. Правда заключается в том, что преступник с поставленным психиатрическим диагнозом о такого рода расстройстве совершает рецидив максимум через год после выхода на свободу. Так у этих людей проявляется их основной инстинкт — размножения. Нельзя приказать человеку не дышать», — поясняет эксперт.

    За несколько лет эта тема стала куда активнее обсуждаться в российском обществе. Стали говорить о «педоистерии», обвиняя в ее разжигании в том числе Белякова. Но у такого разжигания есть основания — по официальным данным МВД, в год в России совершается около 12 тысяч преступлений сексуального характера против детей. Рецепт Белякова — GPS-контроль педофилов, препараты, блокирующие тестостерон, и информирование окружения насильников — соседей, сотрудников ближайших к нему школ, больниц, досуговых учреждений. Сейчас, по словам сенатора, в России полноценно не реализован ни один из этих профилактических методов.

    Легальный «оккупай педофиляй»

    Рецепт еще одного известного российского борца с сексуальными девиациями, депутата Госдумы Виталия Милонова более брутален. В разговоре с «360» он признался, что разрабатывает легальную базу для того, чтобы педофилов можно было «ловить на живца», не дожидаясь реальных изнасилований, подобно тому, как это делал национал-социалист Максим «Тесак» Марцинкевич. По мнению Милонова, Тесак и его проект «Оккупай педофиляй» появился специально с подачи неких пропедофильских сил, чтобы скомпрометировать такую модель профилактики сексуального насилия против детей.

    Сравнительно гуманный, однако не стопроцентный рецепт, появился в США, причем предложили его сами педофилы. В 2016 году житель штата Теннесси Тодд Никерсон основал сеть VirPed. Название получилось от слов virtuous pedophiles, что можно перевести как «благородные педофилы». По сути это аналог «Анонимных алкоголиков» или «Анонимных наркоманов» — люди, осознающие свои педофильские наклонности, собираются вместе, признают свою проблему и пытаются решать ее. Не переходя, конечно, к удовлетворению своих сексуальных желаний.