• 19 сентября 2018, 15:44

    «Доносчик без права на памятник». Советского архитектора Каро Алабяна пытаются оставить без монумента

    Старший научный сотрудник Музея Москвы Александра Селиванова начала сбор подписей против установки памятника архитектору Каро Алабяну. Ученый объяснила это тем, что стыдно увековечивать память «человека, занимавшегося доносительством». За что невзлюбили Каро Алабяна — в материале «360».
    «Доносчик без права на памятник». Советского архитектора Каро Алабяна пытаются оставить без монумента

    Памятник в Малом Песчаном

    На заседании 12 сентября комиссия Мосгордумы по культуре и массовым коммуникациям одобрила установку памятника архитектору Каро Алабяну возле дома № 2 по Малому Песчаному переулку в районе Сокол. Инициатором стал чрезвычайный и полномочный посол Армении в России Вардан Тоганян. Творческий конкурс на проект, скорее всего, проведет армянская сторона. Кроме того, она же возьмет на себя полное финансирование изготовления и установки монумента.

    Но у этого есть противники. Старший научный сотрудник Музея Москвы Александра Селиванова 17 сентября опубликовала в Facebook пост, где объявила о сборе подписей против памятника. Готовый документ направят мэру Москвы и в Мосгордуму, если он соберет достаточную поддержку.

    Объяснение своего недовольства Селиванова подкрепила фразой: «Считаю, что человек, занимавшийся доносительством, лишивший профессии и заставивший голодать Мельникова, Леонидова и многих других, человек, участвовавший в репрессиях, человек, разрушивший профессиональную архитектурную среду и создавший абсолютно извращенную систему в Союзе архитекторов на основе кумовства и доносительства, просуществовавшую десятилетия, человек, фальсифицировавший архитектурные конкурсы и нечестным путем получавший заказы — не имеет права на памятник!» Скорее всего, Селиванова имела в виду одного из лидеров авангардного направления в советской архитектуре Константина Мельникова и мастера «бумажной архитектуры» Ивана Леонидова.

    Селиванова привела в пример высказывания Алабяна, которые, по ее мнению, и заставили голодать ряд архитекторов, а также доказывают, что он был доносчиком. «Его не заставляли, пистолета у виска не держали, все сам, все сам», — добавила старший научный сотрудник. Цитаты взяты из стенограмм заседаний оргкомитета Союза архитекторов СССР от 1936 года.

    «О людях мы судим по старой памяти. Мы знаем определенные фамилии — Гинзбург, Веснин, Власов, Барщ, люди, которые принадлежали к определенным группировкам и которые, возможно, сейчас не представляют той ценности, которую они имели 4-5 лет тому назад. <…> Нужно „создать подлинный актив“»;

    «Те, которые являются несоветскими людьми, мы их выявим»;

    «В этом году мы твердо взялись за архитектурный институт и думаем взять его под особое наблюдение»; «Отдельная группа молодых архитекторов находится под влиянием крупных старых архитекторов, они их воспитывают, не мы их воспитываем, а воспитывают наши старые профессора и руководители проектных организаций»; «Наша задача — разоблачать врага открыто… мы должны сорвать с него маску»; «Установить тесную связь со всеми партийными организациями учебных заведений, проектных организаций…изучить до конца членов ССА»;

    «Мы имеем всякие подозрения о человеке, но лишь только пока подозрения, мы всемерно должны добиваться, чтобы любой автор, техник и архитектор, работающий в наших мастерских, работал и на полную силу на социалистическое строительство».

    Эпоха Каро Алабяна

    «Есть в Москве удивительное сооружение, не имеющее аналогов в мировой архитектуре. Это Театр Российской армии, построенный в форме пятиконечной звезды. Воздвигнут он по проекту знаменитого советского зодчего Каро Семеновича Алабяна», — говорится в начале книги Валерия Асрияна «Эпоха Каро Алабяна». «Звездная» форма театра была выбором самого Иосифа Сталина.

    «Доносчик без права на памятник». Советского архитектора Каро Алабяна пытаются оставить без монумента | Изображение 1
    Театр Российской армии. Источник фото: РИА «Новости»

    Архитектурный и организаторский талант Алабяна раскрылся в Москве в 30–40-е годы. Он был одним из учредителей Союза архитекторов СССР в 1932-м, с 1933-го — ответственным редактором журнала «Архитектура СССР», с 1939 года избран вице-президентом Академии архитектуры СССР, а с 1944-го — членом Комитета по делам архитектуры при правительстве СССР. Звание главного архитектора Москвы Алабян заработал своими проектами.

    Он придумал Дом пионеров в Москве и павильон Армянской ССР на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. В годы Великой Отечественной войны был главой проектно-маскировочной мастерской, которая занималась камуфлированием стратегически важных промышленных и оборонных предприятий, а после войны стал автором генерального плана восстановления Сталинграда.

    «Доносчик без права на памятник». Советского архитектора Каро Алабяна пытаются оставить без монумента | Изображение 2
    Павильон Армении на ВДНХ. Источник фото: РИА «Новости»

    Алабян участвовал в разработке сталинских высоток в Москве, восстанавливал Крещатик в Киеве, построил здание Театра Советской армии в Москве (позднее переименовали в Театр Российской армии), морской порт в Сочи и проектировал здание Академии наук Армении. Он занимался планировкой Ленинградского проспекта в Москве, строил вокзал в Воронеже, а также проектировал застройку района Химки-Ховрино.

    Алабян получил признание и известность не только в СССР, но и за рубежом. В 1936 году Королевский институт британских архитекторов сделал его своим почетным членом-корреспондентом, а в 1937-м в Париже архитектор получил высшую награду — Гран-при на Международной выставке искусств и техники. В 1939 году Алабян руководил строительством павильона СССР на Международной выставке и вскоре был удостоен звания почетного гражданина Нью-Йорка.

    Ценители искусства об Алабяне

    Председатель Московского архитектурного общества Борис Уборевич-Боровский пообщался с «360» и заявил, что Алабян — противоречивая фигура, однако в истории страны таких личностей было много.

    Я Алабяна, конечно, знаю. Хороший архитектор и много сделал для Москвы. Алабян — противоречивая фигура. У нас знаете сколько противоречивых фигур в нашей истории? Я не помню, чтобы к нему неуважительно относилась архитектурная общественность. Да, спорные проекты, но сделал он много, улица Алабяна у нас есть. Трудно это переосмысливать. Это надо вклиниваться в историю всей архитектуры советского периода, и там у нас будет столько скелетов в шкафу, что лучше туда не соваться

    Борис Уборевич-Боровскийархитектор.

    Архитектор Марк Гурари намекнул «360», что Алабян хоть и был исторической личностью, но иногда отличался своим поведением.

    «Как он себя вел, я не знаю, я не изучал эти документы. Но то, что он сделал значительную постройку в Москве, это точно. Он действительно партийным руководителем был и быстро получил в Москве командные возможности. Но он способствовал созданию Союза архитекторов и выбивал для него хороший дом. <…> В историю он вошел. Среди архитекторов репрессий было значительно меньше, чем среди других видов творческих профессий. Лично я поставил бы [памятник]. Я жил 35 лет в районе этого театра (Российской армии — прим. ред.) и любовался, как эта вещь украшает и развивает и традиции, и новое. Я слышал о его заслугах перед Союзом архитекторов», — сказал собеседник.