facebook_pixel
  • 14 декабря 2017, 21:06

    «Кровью и потом» по‐воронежски: история очень дерзкого и не очень продуманного похищения чиновника

    В Воронеже в суде начали рассматривать дело трех выходцев из Ингушетии, которые в 2015 году якобы похитили на тот момент главу ЖКХ Воронежской области Вадима Кстенина. Чиновника отвезли на кладбище и под дулом «похожего на пистолет» предмета потребовали выплатить миллионную сумму. Тот согласился и вполне мог бы расстаться с ней, если бы не бдительные соседи. Подробнее о громком и курьезном преступлении — в материале «360».

    «Кровью и потом» по‐воронежски: история очень дерзкого и не очень продуманного похищения чиновника | Изображение 1РИА «Новости» / Виталий Белоусов

    Подготовка

    В апреле 2015 года к шедшему по улице главе ЖКХ Воронежской области, ныне первому вице-мэру Воронежа Вадиму Кстенину, подошел неизвестный и посоветовал «готовить деньги». Кстенин не придал необычной встрече и совету значения и не стал заявлять о произошедшем в полицию, не подозревая, что через месяц состоится одно из самых громких похищений чиновников в последние годы.

    Выслеживать Кстенина 46-летний уроженец Ингушетии Руслан Котиев стал в самом начале 2015 года, считают сыщики. Кстенин не был никак связан с будущими похитителями и не был знаком с ними, как и они не знали про жертву практически ничего, кроме его должности и солидного состояния. Впоследствии многие местные СМИ писали, что похищение связано с какими-то делами чиновника в области — то ли с его долгами, то ли с проблемами в сфере ЖКХ, но упомянутый выше факт, выясненный следствием, расставил все по своим местам — преступление было практически случайным.

    Руслан Котиев провел хорошую работу — по версии следствия, он знал об утренних перемещениях чиновника поминутно. Ему нужен был только удобный случай и подходящая команда. Он попросил помощи у земляков — Алихана Котиева и Магомеда Котиева. Троица закупила все, по их мнению, необходимое для идеального похищения: удостоверение пенсионера МВД на имя главы шайки, наручники, шапку и «предмет, похожий на пистолет» — то ли газовый, то ли травматический, то ли вовсе муляж. Но на поверку и его оказалось достаточно.

    Дело

    В обязанности водителя Кстенина Владимира Воронова входила не только езда. Еще он должен был каждый день мыть служебный Toyota Highlander, джип стоимостью около 3,5 миллионов рублей, принадлежавший ГУП «Облкоммунсервис» и предоставляемый руководителю ЖКХ на безвозмездной основе; к началу рабочего дня такая машина должна выглядеть максимально презентабельно. 29 мая Воронин в соответствии со стандартной рабочей рутиной заехал в моечный бокс. Выйдя из внедорожника, он увидел трех незнакомых мужчин, обступавших его со всех сторон. Один из них тыкал Воронину в лицо удостоверением пенсионера МВД и говорил, что все трое — из полиции. На этом, впрочем, диалог исчерпался — Воронина ударили по голове, отняли у него ключи и закинули на заднее сиденье иномарки. «Ветеран МВД» Руслан Котиев сел за руль, его сообщники — на заднее сиденье, зажав водителя. Toyota Highlander направилась к дому Вадима Кстенина и подъехала к нему около воьми утра.

    Чиновник увидел, что его автомобиль подъехал, и вышел из подъезда. У него в руках была спортивная сумка, костюм на вешалке и рабочий портфель. Он надеялся, что водитель Воронин поможет ему донести все это в салон, и сильно удивился, когда вместо него из машины вышло трое мужчин, которые, снова выдавая себя за полицию, силой запихали чиновника на заднее сиденье к своему подчиненному. Там на глаза чиновника натянули вязаную шапку, зафиксировали ее скотчем, на руки надели наручники, а затем переместили его в багажник (без особого сопротивления).

    Автомобиль двинулся в сторону лесного массива и остановился на улице 9 января рядом с Юго-Восточным кладбищем. Глава шайки вытащил Кстенина из багажника. Его сообщники остались в машине. Отведя похищенного в сторону, преступник заявил, что работает по заказу третьих лиц, неких врагов вице-мэра, которые обещали пять миллионов долларов за его душу, и предложил Кстенину выплатить сопоставимую сумму прямо в руки бандитам, чтобы избежать плачевной участи. Кстенин в ответ посоветовал похитителю воспользоваться предложением третьих лиц и сказал, что у него есть только пять миллионов рублей. Эта сумма удовлетворила Котиева, преступник и жертва договорились встретиться в пять вечера того же дня неподалеку от моста через реку Воронеж в поселке Ступино.

    Сыщики считают, что Котиев снял с чиновника наручники и шапку, достал «похожий на предмет пистолет» и, передав его вышедшему из автомобиля сообщнику, приказал чиновнику позвонить жене и сказать, что все в порядке и он скоро вернется по одному дельцу домой. Забрав из бардачка машины и из портфеля чиновника 108 тысяч рублей, злоумышленники пешком направились прочь от кладбища. Внедорожник они оставили чиновнику и его водителю — иначе как они доберутся до заветной суммы? С момента похищения прошло всего два часа.

    Провал

    Добравшись до дома, Кстенин обнаружил множество полицейских, теперь уже настоящих. Их вызвали соседи, увидевшие, как чиновника запихивали в его же автомобиль. Кстенин сразу же рассказал о похищении и вымогательстве. К делу незамедлительно подключились оперативники регионального УФСБ и сотрудники воронежского СУ СКР.

    Стенин действительно собрал необходимую сумму и действительно приехал с ней к условленному времени к условленному мосту через реку Воронеж, только под бдительным взглядом сразу нескольких силовых структур. Руслана Котиева задержали на месте, и настолько жестко, что его пришлось вести в Воронежскую областную больницу, где за ним помимо врачей «присматривали» двое полицейских. Но лечение не задалось: полицейские увлеклись просмотром телевизора и пропустили момент, когда Котиев вышел покурить. С Алиханом и Магомедом повезло больше — когда Руслана объявили в федеральный розыск, они уже сидели в СИЗО и обвинялись по четырем статьям УК РФ (166 УК РФ, 126 УК РФ, 163 УК РФ, 162 УК РФ).

    Руслана Котиева задержали через два месяца в Ставрополе. Там он не терял зря времени и стал фигурантом уголовного дела о вымогательстве с неизменным макабрическим окрасом — на этот раз похищенного не повезли на кладбище, а возили в гробу, требуя 100 миллионов рублей.