• Герои нашего времени: памяти Никиты Белянкина и Сергея Чуева

    Что общего у 24-летнего бывшего спецназовца и 34-летнего спортсмена, убитых хулиганами в драке, и какими мы их запомним? Размышляет колумнист «360».
    Герои нашего времени: памяти Никиты Белянкина и Сергея Чуева | Изображение 1
    Цветы на месте убийства Никиты Белянкина. Источник фото: РИА «Новости»

    Их разделила одна неделя. 1 июня в драке у пивного бара в подмосковном Путилкове погиб экс-боец ГРУ Никита Белянкин. Его похоронили 6 июня на Митинском кладбище. А на следующий день случилась новая беда: у Черневского пруда в Южном Бутове был убит мастер спорта Сергей Чуев.

    Подвиг

    Две смерти, которых не должно было быть, случившиеся под нашим мирным небом, когда жаркое и ленивое лето уже вступило в свои права и так хорошо гулять до ночи, жарить шашлыки в лесу и дремать на пляже. Две смерти слишком ранние, ничем не оправданные, черным комом свалившиеся на родственников и друзей убитых. Или, лучше сказать, павших? Никита был солдатом по профессии и, как рассказали знавшие его люди, по призванию. Сергей был спортсменом, занимавшимся греко-римской борьбой.

    Когда пришло время, они оба встали на защиту тех, кто был заведомо слабее нападавших. Встали, словно выполняя присягу, словно это был их долг. Они не погибли в бою, потому что уличная драка гораздо грязнее и подлее военной стычки. И все же они погибли как воины.

    Ребята не хотели крови, но не отступили от окружившей их шакальей стаи. Шакалы — вот тут иначе не назовешь. Пьяные, наглые, чувствующие опьяняющую власть грубой силы, хулиганы в обоих случаях действовали толпой. Избивали и резали слабых, пока не пришли сильные и не дали им отпор.

    Никита буквально ворвался в повалившую двух парней толпу, стреляя в воздух из травматического пистолета. Такие люди всегда слишком добрые — с его навыками бывший спецназовец мог убить хотя бы несколько хулиганов. Но ведь так сложно переступить через себя и забрать жизнь другого человека, если только он уже не потерял человеческий облик и не готов ответить сталью на стрельбу в воздух. Никита умер быстро, на руках случайного прохожего. Хулиганский нож, направленный с безжалостной точностью в сердце, нанес смертельную рану.

    Сергей умер после того, как его достали из пруда, куда он упал после сильного удара ногой в голову. Не помог ни массаж сердца, ни искусственное дыхание. Он так же, как и Никита, шел домой с любимой женщиной, но не свернул, когда на их пути появились хулиганы, оскорблявшие прохожих. Очевидцев было много, но помощь не пришла — Сергей дрался один против четырех или пяти негодяев. Дрался, пока не отвлекся на секунду и не пропустил роковой удар, сбросивший его в воду.

    Солдату было 24 года, атлету — 34.

    Память

    Читая от первого до последнего слова каждую новость о погибших, автор этих строк думал только об одном: как несправедлива судьба. Молодые, развитые, сильные, добрые, честные, они не задержались в мире, где еще так много зла, лжи и несправедливости. Ушли как жили — с открытым забралом. Ну, а мы остались, а значит, обязаны сохранить память. Память о Никите Белянкине и Сергее Чуеве, которые жили среди нас, но были похожи не на современников, а, скорее, на героев старых советских фильмов и почти забытых стихов.

    «Ищут пожарные, ищет милиция, ищут фотографы в нашей столице. Ищут давно, но не могут найти парня какого-то лет двадцати. Среднего роста, плечистый и крепкий, ходит он в белой футболке и кепке. Знак „ГТО“ на груди у него. Больше не знают о нем ничего», — помните Маршака? Правда, у него герой спасал девочку из пожара, а нашим парням выпало совсем другое испытание.

    «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя», — сказано в Евангелии, но есть эти слова, а есть инстинкт самосохранения, знакомое каждому жителю большого города желание отвернуться, втянуть голову, пройти мимо. Хата с краю, своя рубашка ближе к телу, мое дело маленькое — кто бы ни хвастался в кругу друзей новеньким травматом или приемами тхэквондо, стоит дойти до настоящей драки, как в человеке просыпается желание срочно оказаться где-нибудь подальше.

    И это нормально, потому что таких, как Белянкин и Чуев, — единицы. Нельзя ни в коем случае советовать поступать, как поступили они. Это опасно, это неразумно, чревато непоправимым. Но могли ли конкретно эти мужчины поступить иначе? Наверное, нет.

    Вот поэтому, если среди наших деятелей культуры остались те, кому рассказать стоящую историю важнее денег, то они найдут способ увековечить память о двух простых россиянах, оказавшихся круче пустышек-супергероев из уже набивших оскомину кинокомиксов. Что это будет — фильм, книга, сериал или большая телепередача? Формат не так уж важен, хотя верю, что в честь обоих парней еще назовут улицу или парк и поставят по памятнику. Никите — в центре Путилкова, а Сергею — на месте народного мемориала, организованного жителями у Черневского пруда.

    Впрочем, нерукотворный памятник им уже воздвигнут. В сердцах всех соотечественников, для которых слова «честь» и «храбрость» не пустой звук.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции