facebook_pixel
  • 15 октября 2021, 16:52

    Отравлению таллием в Таганроге почти четыре года. Пострадавшие еще не вылечились, а обвиняемый отказался от признания

    Обвиняемому в отравлении таллием на заводе в Таганроге грозит восемь лет

    Судебный процесс по делу об отравлении таллием сотрудников Таганрогского авиационно-технического комплекса имени Бериева в 2017 году вышел на финишную прямую. Прокурор запросил для обвиняемого, инженера Владислава Шульги, восемь лет лишения свободы. «360» удалось пообщаться с пострадавшими от отравления, которые продолжают восстанавливаться, и предполагаемым виновником. Шульга не признал своей вины и заявил о нарушениях в расследовании.

    Отравление на заводе

    Массовое отравление сотрудников Таганрогского авиазавода произошло осенью 2017 года. Но в СМИ информация попала только в марте. «Коммерсант» со ссылкой на медицинские документы сообщил, что отравление таллием зафиксировали у 25 сотрудников предприятия, 17 из которых проходят лечение в больницах. Таллий — это тяжелый металл, и в производстве на заводе он не использовался. Пострадавшие не исключили, что стали жертвами отравления.

    Представитель завода заявил, что все пострадавшие — это сотрудники юридического и экономического отделов, а также один инженер-конструктор Константин Колесников. Он пострадал сильнее других.

    В начале ноября Колесников обратился к врачам с жалобой на боли в животе. Предварительно у него диагностировали гастрит, но потом пациент резко облысел, а в декабре уже не мог самостоятельно передвигаться.

    Только в начале 2018 года в организме Колесникова обнаружили таллий. Количество тяжелого металла в крови превышало норму в 150 раз. Этот же яд нашли и у остальных пострадавших.

    В ходе лечения инженер пережил клиническую смерть, но врачи его реанимировали.

    В беседе с «360» Константин Колесников рассказал, что последние четыре года он проходит непрерывное лечение, что позволило ему вернуться к частично полноценной жизни.

    За четыре года пришлось заново научиться ходить, заново работать с документами и за компьютером из-за изменения состояния зрения. Провели три операции на глазах. К сожалению, в полной мере всего не вылечить, но хочется выразить благодарность врачам, которые все эти четыре года помогали и продолжают помогать в восстановлении здоровья

    Константин Колесников.

    Константин Колесников отметил, что следствие и суд затянулись на четыре года. Но с учетом количества пострадавших, допрошенных следствием свидетелей и экспертов все это вполне оправданно.

    «Радует, что дело в финальной точке. В ближайшее время суд примет решение, определит виновность и назначит наказание», — заявил он.

    Еще одна потерпевшая по уголовному делу, Ксения Сергус, в беседе с «360» заявила, что в затянутых сроках виновата пандемия. Пострадавшие ждали, что суд вынесет решение еще в 2020 году.

    «Сейчас проходят прения сторон. В ближайшее время будет вынесено решение. Я поддерживаю целиком сторону обвинения. Я считаю, что все целиком доказано: установлено лицо, которое совершило преступление, место преступления и способ, которым нас отравили», — поделилась своим мнением пострадавшая.

    Ксения Сергус отметила, что спустя четыре года после отравления она чувствует себя нормально. Единственное, что останется для нее напоминанием о пережитом, — тремор одной руки.

    «От этого уже никуда не деться. Это останется со мной навсегда. Раз в год я прохожу обследование. Надеюсь, что на моей дальнейшей жизни отравление никак не скажется и я буду здоровым человеком», — отметила она.

    Следствие по делу

    По факту отравления следователи завели уголовное дело. Подозреваемым по делу стал инженер предприятия Владислав Шульга. По версии правоохранителей, он добавил яд в бутылки с водой для кулеров, что привело к массовому отравлению. По данным следствия, количество пострадавших составило 35 человек, из которых один получил тяжкий вред здоровью, 26 — средней тяжести, семеро пострадали не так сильно.

    По данным Telegram-канала Mash, на отравление коллег таллием Шульга пошел, чтобы отомстить за аварию. На своей машине он врезался в юриста завода и уехал. Пострадавший обратился в суд. Отравление на заводе произошло спустя несколько недель. Сам Шульга в беседе с «360» подтвердил, что судился с одним из коллег после аварии.

    После задержания Шульга дал признательные показания, от которых впоследствии отказался и подчеркнул, что не имеет отношения к отравлению. Сам обвиняемый заявил «360», что дал показания под давлением. По его словам, полицейские незаконно задержали его по делу о мелком хулиганстве.

    «Задержали, когда я шел на почту, чтобы получить судебную корреспонденцию, поскольку у меня шел судебный процесс с одним из сотрудников предприятия по поводу ДТП. Там меня ждали два наркомана. У меня есть около пяти решений городского суда, где они принимали участие в качестве понятых или участвовали в закупке наркотиков. Они заявили, что я к ним приставал, и меня забрала полиция», — рассказал Шульга.

    Он отметил, что после этого его арестовали на семь суток. По его словам, он подписал признательные показания, но внес туда ложные данные о том, что получил таллий из припоя, хотя такой продукции сейчас не выпускается. Также Шульга отметил, что поставил под протоколами не свою подпись. В результате от своего признания он отказался.

    Последнее подтвердили в региональном главке Следственного комитета.

    «На первоначальной стадии расследования обвиняемый дал следствию признательные показания, которые подтвердил в ходе проверки показаний на месте. В дальнейшем он изменил ранее данные показания, заявив о своей непричастности к преступлениям», — говорится в заявлении пресс-службы ведомства.

    Следователи отметили, что после проведенных экспертиз, допроса свидетелей, данных обысков на территории предприятия в квартире Шульги, а также по сведениям из социальных сетей и мобильного телефона обвиняемого они сделали вывод о его причастности к отравлению. Суд отправил обвиняемого сначала под домашний арест, а потом под подписку о невыезде.

    Подозрительная бутылка

    Обвиняемый по делу Владислав Шульга рассказал «360» подробности расследования. По его словам, проверку наличия таллия в кабинетах пострадавших специалисты Роспотребнадзора не проводили из-за того, что не нашли специализированную организацию. Обвиняемый указал на разницу во времени, когда пострадавшие обращались к врачам. По его словам, это происходило с ноября 2017 по январь 2018 года. По данным «Коммерсанта», сотрудники завода обращались к врачам еще марте 2018 года. Обвиняемый сослался на экспертизу ФМБА, где сказано, что симптомы отравления проявляются в первые два дня.

    По словам фигуранта дела, в январе 2018 года следствие изъяло посуду, чайники и бутылки для кулеров с остатками воды из кабинетов пострадавших, но проведенные экспертизы не показали в них наличия таллия.

    Официального подтверждения этого заявления нет. Но следы таллия спустя некоторое время следователи все же нашли.

    «Несмотря на то, что кабинет 126 уже два раза осмотрели и ничего подозрительного в нем не обнаружили, спустя полгода, 17 мая 2018 года, следствие устраивает повторный осмотр места происшествия — этого самого кабинета», — рассказал Шульга и добавил, что мероприятие прошло без понятых и видеофиксации.

    Обвиняемый со ссылкой на протокол следователей рассказал, что в кабинете нашли бутылку для кулера. В качестве подтверждения этих слов к материалам дела приложили черно-белую распечатку, где была изображена бутылка в коридоре около двери.

    «На фотографии виден плинтус из кусочков и металлическая набойка. По другим фотографиям выяснилось, что бутылку сфотографировали даже не возле того кабинета, где якобы изъяли, а около кабинета 130, в другом коридоре, в соседнем крыле, откуда забирают пустые бутылки и привозят наполненные», — рассказал обвиняемый.

    Проведенная экспертиза подтвердила там наличие таллия. Но, по словам Шульги, работавшие с бутылкой эксперты не имели соответствующей специализации, а бутылку они получили с помпой, которая непонятно откуда взялась. Обвиняемый снова сослался на протокол, где говорилось, что бутылку опломбировали и подписали следователь и два представителя завода, но на заседании на пломбе оказалась подпись только одного человека.

    Шульга отметил, что все доводы его адвоката о том, что эту бутылку нельзя рассматривать в качестве вещественного доказательства, суд отклонил. По его словам, некоторые потерпевшие не верят в версию отравления водой. Он пояснил, что несколько человек, которые заявили, что они пили больше всех воды, пострадали меньше всех, а у шестерых пострадавших в анализах не нашли следов таллия. Обвиняемый отметил, что при этом по результатам судебно-медицинской экспертизы их включили в число потерпевших, приписав им отравление тяжелым металлом.

    «У людей отравления таллием нет, а эксперт необоснованно пишет, что оно есть. А суд этому верит», — подытожил Шульга.