• Няня Вика, мы с тобой

    Почему молчит семья Заворотнюк и что нам с этим делать

    Сегодня у россиян есть тема, к которой рано или поздно приходит каждый разговор — дома с семьей, в парке с друзьями, в столовой на работе. Болезнь Анастасии Заворотнюк. Прямо сейчас она борется за жизнь — успешно или нет, нам не узнать. Новости — лишь скудная информация в Telegram-каналах и слухи. Семья актрисы про ее состояние не рассказывает, с журналистами не общается. И, кажется, это может навредить Анастасии.
    Няня Вика, мы с тобой

    Когда я была подростком, по СТС показывали сериал «Моя прекрасная няня». И хотя шоу мне не нравилось, песня из заставки и образ няни Вики с украинским акцентом до сих пор в памяти. И это главная роль Заворотнюк — такой мы все ее знаем и любим. И хотя «Моя прекрасная няня» — по сути обычный ситком по западной франшизе, на нем выросло целое поколение. Поколение, воспитанное няней Викой.

    И вот спустя 10 лет после закрытия сериала, в эпоху YоuТubе, мы почти не видим Заворотнюк. Фильмы, мелодрамы для домохозяек, съемки в рекламе и спектакли в ДК — карьерный путь продолжался. Но как у нее дела, нас особо не волновало. Так, увы, происходит со звездами часто.

    Все изменилось в сентябре 2019 года, когда в прессу просочилась информация о ее тяжелом состоянии. Вторую неделю мы узнаем урывками, что Анастасия Заворотнюк лечилась за границей, что у нее были головные боли, что отек мозга, кома, отключили от аппарата… Несмотря на то, что сама Заворотнюк и ее семья решили молчать, поклонники, да и обычные люди, которые искренне сочувствуют и переживают, начали писать слова поддержки в интернете. Параллельно с ними журналисты штурмуют столичную клинику, в которой лежит актриса. Штурмуют в прямом смысле — пытаются попасть в больницу, заглянуть в палату, кто знает, куда еще решили залезть. В итоге родственникам приходится нанимать охрану, пишет Baza.

    Молчание близких можно понять, тем более речь идет о таком страшном заболевании, как рак мозга, и жизнь человека на волоске. Можно понять семью, которая не обязана никому сообщать, что со здоровьем любимой мамы, жены или дочери. Правда, один нюанс все же есть. Это общественная значимость человека, лежащего под капельницей. А Заворотнюк по-настоящему народная артистка.

    Самые отъявленные СМИ все равно попытаются эту информацию добыть, вопрос лишь в способах. Актрису уже нужно защищать с помощью охранников — что будет дальше? К ней в окно кто-то заберется? Ее врачей попытаются подкупить? Жутко представить.

    Раз так, может, пора найти решение, которое не навредит семье и самой Заворотнюк и при этом успокоит людей, искренне ждущих новостей. Ведь надежда — та еще приставучая дрянь, но без нее никуда. И здесь на ум приходят так называемые кейсы Юлии Началовой и Бари Алибасова.

    В первом случае певица тоже внезапно ворвалась в новостные сводки из-за своей болезни. Конец был горьким, Юлии не стало. Но пока она боролась за жизнь, ее представители, пережившие нереальный стресс, все же давали какие-то комментарии — через СМИ или соцсети рассказывали новости, опровергали самые трешовые слухи.

    Алибасов с отравлением — пример сомнительный, но показательный. В его случае все казалось не таким страшным, поэтому можно было раскрутить все до уровня «Пиар-компания года». Пресс-релизы сыпались каждый день, а история с котом получила самостоятельное продолжение. Крот рыл так глубоко, что добрался до дна. Этим кротом были пиарщики Алибасова, а дном — как мне кажется, появление продюсера в эфире у Малахова. Ну или фотосессия «На-На» с фанаткой, решайте сами.

    И теперь — Заворотнюк, окруженная толпой охранников. Вспомнив кейсы Началовой и Алибасова, я понимаю, почему семья решила ничего не афишировать. Ведь стоит заговорить, и начнется диалог, в котором есть несчастная семья и миллиард журналистов, которым нужно выполнять свою работу. Кто кого?

    Однако здесь хочется призвать обе стороны к терпению. Чтобы одни, те, которые сидят в больничных коридорах в ожидании чуда, не переставали верить. А другие — были более тактичны и находили способ пойти на контакт.

    Фанаты и просто неравнодушные могут поддержать банальными флешмобами, записать ролик в поддержку, спеть хором «Она работала в бутике Бирюлева…», слать письма с открытками, что-то такое. Для семьи же это могут быть обращения в социальных сетях, посты с сухой информацией о Насте. Каждый день. Чтобы не было слухов. Звонков. Охранников и назойливых репортеров. Неизвестности. Информационного вакуума.

    Тогда диалог семьи с обществом может стать доброй беседой, полной поддержки и помощи. Жаль, что это так сложно в эпоху желтых заголовков и ток-шоу в прайм-тайм. И Анастасия наверняка это понимает.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.