facebook_pixel
  • 23 июня 2018, 16:12

    Нереальный диагноз: игроманию хотят официально признать болезнью

    Уже в 2022 году игромания может официально стать болезнью. Сейчас, когда видеоигры могут считаться профессией, а деньги, которые можно заработать в сфере киберспорта ничем не отличаются от сумм большого спорта, такая постановка проблемы спорна. «360» попытался разобраться в этом вопросе.

    Нереальный диагноз: игроманию хотят официально признать болезнью

    Одной из тем для обсуждения на недавно прошедшей в Лос-Анджелесе выставке E3 стала игромания. Ее внесли в одиннадцатое издание Международной квалификации болезней, которое также дополнили новыми главами: народная медицина, сексуальное здоровье — туда включили, например, гендерное несоответствие, которое раньше относилось к психологическим расстройствам. Если документ ратифицируют на Генеральной ассамблее здравоохранения, то в силу он вступит в 2022 году.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/06/5236_RIAN_3183632.LR.ru.jpg
    Источник фото: РИА «Новости»/Кирилл Каллиников

    «360» поговорил с социальным психологом Алексеем Рощиным. Он рассказал, что способствовать игромании могут несколько вещей: отсутствие интереса к реальности, сферы принятия решений, а также давление на человека, которому нравятся видеоигры: запрет может привести к том, что они станут более желанными. Второй пункт объясняет, почему от игромании в большинстве своем страдают мужчины. Дело в том, что так как у нас в стране обычно женщина занимается хозяйством, то есть она решает что готовить, где покупать продукты, например. Это ее решение. В случае если мужчина занимает подчиненную должность, где он постоянно выполняет поручения других, он становится предрасположенным в видеоиграм, потому что именно в виртуальном мире он может почувствовать власть.

    Сама природа игромании заложена в таком понятии, как «структурный голод» — скука, если простыми словами. То есть человеку необходимо быть чем-то занятым, чтобы чувствовать себя хорошо. Также очень сложно отказаться от того, что приносит удовольствие. Ученые проводили опыты на мышах. Они подключали электроды к зоне мозга животного, которая отвечает за удовольствие. Когда мышь нажимала на кнопку, туда поступало электричество и ей было приятно. Через несколько дней она умирала от истощения, потому что не отвлекалась от процесса ни на еду, ни на воду, ни на сон.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/06/5239_RIAN_3183680.LR.ru.jpg
    Источник фото: РИА «Новости»/Кирилл Каллиников

    Я не читал полную классификацию, не знаю, как создатели списка подошли к этому вопросу. Насколько я знаю, уже несколько организаций, в том числе Entertainment Software Association, уже опубликовали свои заявления с протестом на эту тему. Я их понимаю.

    Владимир Горячев (Nomad)Журналист

    По мнению эксперта, шансы, что игромания официально будет признана болезнью высоки, так как составители списка забрлеваний идет в ногу со временем: ведь еще 10-15 лет назад такой проблемы не было, а видео игры были, дело в то, что-тогда еще не появилось игр хорошего качества, которые действительно могли бы затягивать. Полностью излечиться от игромании нельзя, считает Алексей Рощин.

    Как рассказал «360» журналист Владимир Горячев — также известен, как Nomad — рассказал, что несколько раз в жизни сталкивался с тем, что люди увлекались играми до такой степени, что забывали «мусор вынести, за едой сходить». Хотя, по его мнению, масштабы проблемы раздуты. «Нельзя сказать, что все игры вызывают зависимость. Это сильно зависит от того, какой жанр у игры, как она сделана. Онлайновые игры стремятся завлечь людей гораздо активнее, чем какой-нибудь серьезные симулятор или шутер сюжетный. Есть игры, которые рассчитаны на то, чтобы человек 10 минут уделил им и пошел дальше», — рассказал эксперт.

    Самое лучшее превентивное средство от игромании — наличие каких-то параллельных интересов у человека. Самыми опасными Горячев считает игры, где нужны денежные вливания, потому что в таком случае человек теряет не только время, но и финансы.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/06/5240_RIAN_3183684.LR.ru.jpg
    Источник фото: РИА «Новости»/Кирилл Каллиников

    Обзорщик компьютерных игр и переводчик фильмов Дмитрий Пучков, более известный как Гоблин, рассказал «360», что он думает по поводу новой инициативы. «На мой взгляд, подход какой-то странный. Есть люди, которые любят читать книги, и непрерывно читают книги вместо того, чтобы работать и зарабатывать. Является ли это болезнью? На мой взгляд, типичное отклонение. Нормальный человек книги не читает. Посмотрите на Соединенные Штаты. Есть еще одна разновидность психического заболевания — футбольные болельщики, которые ездят за своими командами по всему миру, продают квартиры, чтобы попасть на чемпионат мира, беснуются на стадионах. Я так понимаю, что речь всегда идет о том, что многие дети, именно дети, увлекаются играми настолько, что их уже спасать надо фактически. Хорошие игры вызывают глубочайшее погружение в процесс. Решение данного вопроса лично я вижу два. Номер один: родители должны заниматься детьми. Папа и мама должны знать, во что он играет и играть вместе с ним, обсуждать, выделять на это время, использовать это как кнут и пряник. Номер два: государство должно быть озабоченно тем, чтобы выпускать игры полезные для детей, развивающие, обучающие. А признавать это психическим заболеванием, нуждающимся в лечении, как-то, на мой взгляд, странно», — объяснил эксперт.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/06/5241_RIAN_3183687.LR.ru.jpg
    Источник фото: РИА «Новости»/Кирилл Каллиников

    Семейный психолог Анна Хныкина думает по-другому. Она не видит особой разницы между зависимостью от наркотиков и зависимостью от игр. «Усложняется все тем, что это индустрия, люди на видеоиграх зарабатывают деньги, и не хотят их терять», — добавила она. Аргументом в пользу ее позиции может выступить то, что у игромании и наркомании симптомы практически не различаются, равно как различий нет и в характеристиках групп риска. Таким образом, больше шансов пристраститься к играм у тех, чьи социальные связи крайне слабые, а вовлеченность в реальную жизнь очень низкая. Здесь идет речь об изменении сознания — оно нужно в первую очередь тому, кого реальность перестала устраивать. Исходя из этого, считает эксперт, сильно работа учреждений, которые занимаются психологической помощью, не изменится. В крайнем случае появится новая методичка.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/06/5242_RIAN_3183655.LR.ru.jpg
    Источник фото: РИА «Новости»/Кирилл Каллиников

    Для того, чтобы понять, что ваш любовь вашего близкого к видеоиграм перешла границу нормы, нужно посмотреть на его «внешнюю деятельность». Когда начинает изменяться в плохую сторону — «человек перестает ходить на работу, не делает уроки, страдает социальная активность» — нужно спасать человека. Внешний вид также может рассказать о том, что что-то пошло не так. «Также страдает и физиология. Они, как настоящие наркоманы, едят нерегулярно, плохо спят», — добавила психолог Анна Хныкина. Дисциплина и повышение вовлеченности ребенка и даже (взрослого) в реальную жизнь — два самых надежных способа уберечь его от игромании.