• Непотопляемый авианосец. США могут расположить военную базу на Кипре

    Как в среду на брифинге высказалась официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, «из различных источников поступает информация об активной проработке американцами возможностей наращивания своего военного присутствия на Кипре». По ее мнению, это предпринимается с целью противостоять влиянию России в этой части Средиземноморья.
    Непотопляемый авианосец. США могут расположить военную базу на Кипре
    Следующая новость

    По всей видимости, МИД располагает неофициальной информацией о планах Вашингтона в отношении Кипра. На остров якобы недавно приезжала квалифицированная группа специалистов из Пентагона, которая осматривала некоторые территории, которые можно было бы использовать для размещения военной базы. Скорее, это данные военной разведки, полученные из ее собственных источников. Гадать, что это за источники, каков их статус и степень доверия к ним, смысла не нет. Но вероятность того, что именно так все и есть, чрезвычайно высокая. Тем более, что до 2017 года вооруженные силы США в течение четырех лет уже пользовались территорией Республики Кипр для размещения небольшого военного контингента. Теперь им вновь нужны базовые опорные точки.

    Если это поставить в ряд с появившейся вчера же информацией о том, что США стремятся увеличить военное присутствие и в акватории Черного моря, якобы высказывая намерения направить туда, к берегам Турции, Болгарии и Румынии (членов НАТО), военные суда, то это высказывание официального представителя МИД России выглядит далеко не беспочвенно. Вчера же появилась информация о том, что в Приморском крае, рядом с заливом Петра Великого, американский эсминец USS McCampbell демонстративно прошел в непосредственной близости от российских берегов, при этом командованием Тихоокеанского флота США было заявлено, что Америка может пользоваться в своих интересах любой акваторией за пределами двенадцатимильной зоны от берегов России. По данным CNN, заявлено было и то, что американский флот решил «бросить вызов чрезмерным морским претензиям России». И еще одно очень ясное высказывание американской стороны (а именно пресс-секретаря Тихоокеанского флота США Рейчел Макмарр): «Эти операции демонстрируют, что Соединенные Штаты будут летать, плавать и действовать везде, где это разрешено международным правом».

    Мария Захарова, говоря о позиции России по поводу ситуации, которая вполне может сложиться на Кипре, заявила:

    «Неоднократно привлекали внимание руководства Республики Кипр к тому, что дальнейшая милитаризация острова, его втягивание в реализацию американских и натовских планов в Восточном Средиземноморье и на Ближнем Востоке неизбежно приведут к опасным дестабилизирующим последствиям для самого Кипра. В Москве не могут не учитывать антироссийскую составляющую этих планов, в случае реализации которых мы будем вынуждены принять ответные меры».

    Агентство Reuters приводит ответ представителя властей Республики Кипр Продромоса Продрому, который следует считать официальным в той же мере:

    «Мы не ищем милитаризации Кипра. Республика Кипр из-за своего выгодного географического положения предоставляет объекты для миссий гуманитарного характера, и то, только в тех случаях, когда страны направляют запрос или заключают меморандум о взаимопонимании с нашей республикой».

    Ответ звучит весьма общо — это тот классический случай из мировой дипломатической практики, когда демонстрируется изящное умение «сказать, ничего не сказав».

    В действительности на Кипре (в его южной части) расположены две английские военные базы и база Вооруженных сил Греции, а в северной части — опорная база, на которой постоянно находятся семнадцать тысяч турецких военных и полицейских. Так называемая Турецкая Республика Северного Кипра не признана мировым сообществом, и ее единственным международным партнером является Турция. Обе территории острова занимают приблизительно равные площади и разделены «зеленой линией», контролируемой миротворческими войсками ООН.

    На северной территории, по дороге в порт и город Киринию (тур. название Гирне), всегда находилась полувоенная зона, огороженная колючей проволокой и наблюдательными вышками, рядом с которой много лет располагался корпус гуманитарного Американского университета. Скорее всего, охраняемая территория была одним из базовых подразделений военной разведки. Во всяком случае часть автомобилей, припаркованных около жилых корпусов, имеет левый руль, то есть прибыла из Турции. На Кипре, как известно, левостороннее дорожное движение.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/12/21583_1920px-Kyrenia_01-2017_img04_view_from_castle_bastion.jpg
    Источник фото: Wikipedia

    В порту исторического города Фамагуста (греч. название Аммохостос, турецкое — Магуса) порой можно увидеть военные суда НАТО, включая корабли и подводные лодки США. Во всяком случае съемка там строго запрещена, а нахождение даже на древних стенах города любознательных туристов контролируется постами турецкой военной полиции. В последние годы контрольный режим был несколько ослаблен, но правил поведения для иностранцев и даже для местного населения никто не отменял.

    Однако все военные или разведывательные (включая специальные учебные) объекты, расположенные на незаконных с точки зрения международного права северных территориях острова, всегда являлись поводом для острых скандалов. Одна из заинтересованных сторон постоянно требовала убедительных доказательств их присутствия, а другие настаивали на посещении этих территорий специальными международными комиссиями. И комиссии были, и доказательства представлялись, но это лишь подвигало стороны к лицемерной выработке новых оперативных решений и административных ограничений. Тем более Турецкая Республика Северного Кипра никем, кроме Турции, не признана, а значит, у международных правовых и политических институтов на этой территории нет требуемых полномочий.

    Совсем иначе дело обстоит в Республике Кипр, занимающей южную часть острова, хотя, согласно международному праву и конституции страны, ее юрисдикция распространяется на весь остров. Власти Республики Кипр считают северную территорию «временно оккупированной» Турцией. Поэтому они против демаркации границ, которые де-факто признали бы официальное существование северной республики. Линия разделения потому-то и называется «зеленой», то есть необитаемой, разделяющей противоборствующие стороны.

    Две английские военные базы занимают 3% территории от общей площади острова. При этом 60% этих земель являются собственностью граждан Кипра, а 40% принадлежат Ее Величеству королеве Англии, а точнее, уполномоченному Министерству обороны Великобритании. На территории баз действуют законы Королевства, и даже форма полицейских такая же, как в Лондоне. Их греко-киприоты называют традиционным жаргонным словом «бобби».

    Одна из военных баз Великобритании находится неподалеку от города Лимасол на полуострове Акротири и тянется вдоль побережья, захватывая часть горной гряды и обширную плоскую поверхность предгорья. Это строго охраняемый военный аэродром с давно устоявшейся инфраструктурой. Командные пункты гарнизона расположены в городке Эпископи. База глубоко вкопана в землю острова, имеет множество подземных коммуникаций и систем спутниковой связи с частоколом сложных антенн, которые в обиходе принято называть радиомачтами. Они присутствуют везде на острове, где есть военные базы и пункты командования. Даже в самой высокой точке, на пике горы Олимбос (Олимп). Въезд в такие места посторонним строго воспрещен. Местные политики и журналисты утверждают, что известные масштабные операции НАТО против Ирака координировались отсюда, а бомбардировщики и истребители, в первую очередь боевые машины военной авиации США, постоянно вылетали на задания именно с базы Акротири. Благодаря этому натовские военные стали называть остров «непотопляемым авианосцем».

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/12/21584_1280px-Chania_Airport_NASA.jpg
    Источник фото: Wikipedia

    Вторая крупная военная база Великобритании Декелия (на юго-востоке, за городом Ларнака) является секретным центром радиотехнической разведки и обеспечивает наблюдение за всем регионом, а также занимается координированием военно-воздушных и морских сил в этой обширной части Средиземного моря. Отсюда просматриваются и прослушиваются не слишком отдаленные берега Северной Африки и многих стран Ближнего Востока, включая Израиль, Египет, Сирию, Иорданию и Ливан. База еще более строго охраняема — вплоть до того, что на дороге, ведущей от Ларнаки к курорту Айя-Напа, вдоль которой она расположена, запрещено останавливаться более чем на пятнадцать минут. Это правило действовало много лет. В последние годы многое претерпело демократичные изменения, но стало возможным лишь с появлением новых электронных систем слежения и защиты.

    Территория, занимаемая этими двумя базами, признается Республикой Кипр в статусе эксклава, то есть отделенной от ее юрисдикции землей, а для граждан Англии, в основном связанных с военным ведомством, соответственно, является анклавом. На ней действуют национальные законы Великобритании, а управляется она лондонским администратором, назначаемым королевой в рамках ее полномочий в формировании определенных должностей в системе Министерства обороны. Военные базы утверждены соглашениями еще в 1959 году в Цюрихе и Лондоне, накануне признания в 1960-м независимости Кипра, бывшего до того колонией Великобритании. Первое время Лондон выделял республике определенные финансовые средства на развитие гражданской инфраструктуры, но после известных событий в 1974 году, разделивших остров, прекратил это делать. На Кипре до сих пор не могут забыть, как в дни жестокого противостояния преследуемые турецкими коммандос греки-киприоты пытались прорваться с семьями под защиту британской короны на базы, но были отброшены английской военной полицией назад. Это было цинично аргументировано тем, что военные Ее Величества не вправе вмешиваться во внутренние дела Кипра. Некоторые греки-киприоты за это поплатились жизнью. Их убивали прямо у ворот баз.

    Английские военные и их семьи, закончившие тут службу, чаще всего продолжают проживать на острове вне военных баз и уже подпадают под юрисдикцию местных властей.

    На Кипре традиционно сильно патриотическое движение за запрет Великобритании использовать территорию острова для своих военных нужд. В 2008 году президент республики Димитрис Христофиас, член местной компартии, пообещал избавить островитян от английских баз, часто называя их напоминанием о «кровавом колониальном» режиме. Это его определение. Но в 2013 году он утерял пост, а его место занял Никос Анастасиадис, настаивавший на вступлении Республики Кипр в НАТО. Вопрос о прекращении договора с Англией по поводу баз был назван утерявшим актуальность.

    Так что беспокойство России по поводу того, что тут вполне может появиться еще и американская военная база, вполне обоснованное.

    Андрей Бинев, журналист, аналитик

    Следующая новость