• 17 января 2020, 23:35

    Эхо войны: операция «Буря в пустыне» как отправная точка Третьей мировой

    В 1991 году десятки миллионов телевизоров по всему миру передавали одну тему — на Ближнем Востоке началась «Буря в пустыне». Колумнист «360» рассказывает, как эта стремительная военная операция навсегда изменила судьбу всего региона.
    Эхо войны: операция «Буря в пустыне» как отправная точка Третьей мировой

    17 января 1991 года началась горячая фаза Войны в заливе — операция Desert Storm. «Буря в пустыне» длилась всего месяц, но обратила в прах силы иракской армии, на тот момент являвшейся самой грозной силой в регионе Персидского залива.

    Ранее оккупированный Ираком Кувейт был освобожден, американские генералы и политики отпраздновали убедительную победу нового однополярного мира, а иракский лидер Саддам Хуссейн превратился в главного злодея Голливуда.

    Но как можно оценить «Бурю в пустыне» сейчас, после стольких кровавых битв и потрясений, пережитых не только Ираком, но и соседними государствами? Тем более, что вперед нас ждет непростой год, обещающий еще больше напряжения в стране, некогда ставшей символом торжества звездно-полосатой модели демократии.

    Первая телевизионная

    Война в заливе стала не только демонстрацией силы армии и ВПК США, но заложила новые стандарты современной пропаганды. Популярный термин «гибридная война» тогда еще не существовал, хотя вполне подходит для ее описания.

    Начнем с того, что хотя ядро коалиции состояло из американских военнослужащих, формально это была многонациональная группировка, в которой участвовали бойцы свыше 30 стран — засветились и поляки, и румыны, и даже миролюбивые шведы.

    Война по большей части велась удаленно. Дронов еще не было, зато уже вовсю использовались высокоточные ракеты и бомбы — «умное» оружие сжигавшее дотла вражеские колонны бронетехники, военные базы, заводы и секретные объекты. Иракцы огрызались баллистическими «Скадами» и поджогами месторождений нефти.

    Эхо войны: операция «Буря в пустыне» как отправная точка Третьей мировой | Изображение 1
    Источник фото: Викимедиа

    Впервые во всей красе была продемонстрирована вся мощь современного информационного оружия, применявшегося наравне с обычными боеприпасами. Битву за Кувейт детально освещали четыре крупнейшие сети того времени: CNN, ABC, CBS, NBC. Снимали «контент» и сами военные.

    Благодаря такому охвату, обыватели могли наблюдать на экранах своих телевизоров как истребители коалиции взлетают с палуб авианосцев, а ракеты разносят в клочья цели на иракской территории. Новой нормой стали прямые эфиры из Багдада, где допущенные в страну репортеры снимали как на город падают ракеты.

    Новые технологии сделали военную журналистику одновременно более реалистичной и более эффектной: с одной стороны, люди наконец получили шанс рассмотреть лицо войны во всех ужасных подробностях, с другой — война, как это ни ужасно, стала выглядеть более привлекательно. По крайней мере, пока в объектив камеры не попадали обгоревшие трупы.

    Пропагандистские кадры работы авиации и демонстрации точности «умного» оружия» придали «Буре пустыни» видимость сериала в любимом американском жанре вестерн. Многие патриоты США ликовали, наблюдая за бесконечными победами над «дикарями», не способными дать отпор грозным «суперменам» — летящим во мраке ночи стелс-истребителям.

    Супермены не ошибаются, поэтому сегодня практически не вспоминают о «побочных эффектах» новейшего оружия. К примеру, прочно забыта гибель бомбоубежища Амирия. Ранним февральским утром расположенный в Багдаде бункер был накрыт двумя управляемыми бомбами. Взрывы уничтожили свыше 400 человек — все они были мирными жителями.

    Эхо войны: операция «Буря в пустыне» как отправная точка Третьей мировой | Изображение 2
    Источник фото: Викимедиа

    Круги на воде

    Иракцы тогда еще не догадывались, что несколько тысяч гражданских, погибших в ходе «Бури в пустыне» — это лишь начало. После поражения в войне, судьба целой страны оказалась предрешена, а ее лидер Саддам Хуссейн стал главным «врагом свободы», которого следовало победить любой ценой.

    То, что начал Джордж Буш, закончил его сын, так же ставший президентом США. Видимо, соблазн еще раз добиться убедительного военного успеха был настолько велик, что перевесил все другие факторы — американские политологи до сих с пеной у рта спорят, как политическая элита оказалась «обманута» ложными данными об оружии массового поражения.

    Впрочем, зачем сильным доказывать свою правоту? Ослабленный 12-летним периодом международных санкций режим Хуссейна не смог эффективно противостоять вторжению и был легко разгромлен. «Тиран пал, Ирак свободен», — торжественно объявил с палубы авианосца «Авраам Линкольн» президент Буш-младший.

    С тех пор Ирак остается одной из самых бедных и нестабильных стран региона. Хуссейна давно повесили, его сторонников разогнали, дворцы реквизировали, а порядка все нет. Кажется, что каждое следующее правительство свободного Ирака еще более слабое и коррумпированное — по крайней мере, в глазах собственных подданных. В прошлом году давно зревшее недовольство вылилось в массовые протесты, приведшие к сотням человеческих жертв и непрекращающиеся до сих пор.

    И дело не только в экономике. Ужасно, но факт — новость из Багдада об очередном террористе-смертнике никого не удивит, ведь эта напасть терзает страну с момента вторжения сил коалиции.

    Ирак — государство непростое, населенное разными народами и религиозными группами. Хуссейн был неоднозначной личностью, но его режим как-то умудрялся объединять курдов и арабов, суннитов и шиитов, исламистов и националистов. После его гибели страна попала в зону турбулентности, став инкубатором для самых темных и реакционных сил в регионе. В 2015 году даже экс-премьер Великобритании Тони Блэр был вынужден признать — излишне решительные действия США и их союзников породили ИГИЛ (запрещено в РФ) — самую опасную сторону гражданской войны в Сирии, ставшую синоним чудовищного средневекового варварства.

    При участии России джихадистам нанесли ряд убедительных поражений, однако 2020 год начался с события искры которого опять могут перекинуться с Ирака на все страны Персидского залива. Президент Дональда Трамп санкционировал авиаудар, ставший причиной гибели в Багдаде высокопоставленного иранского генерала Касема Сулеймани.

    Эта пощечина Ирану точно не будет забыта или прощена, но об этом и так сказано слишком много. Вопрос в другом: как эта смерть скажется на Ираке, где у сотрудничавших с Сулеймани шиитских военных формирований довольно сильные позиции, но также хватает и врагов?

    Круги на воде от «пустынного шторма» будут еще долго расходится по всему Ближнему Востоку. В долгосрочной перспективе, успешная военная операция стала семенем того, что иногда поэтично называют «матерью всех войн» — длительного конфликта, постепенно втягивающего в противостояние не только его участников, но и всех, кто их окружает.

    Бурное будущее

    В 2020-м о «Буре» почти не вспоминают, и даже крупнейшие издания США обошлись дежурным упоминанием о дате. А ведь когда-то практически все американские мальчишки играли в бравых солдат, громивших армию «усатого диктатора».

    Играли не на улицах как прежде, а в первых компьютерных симуляторах и экшенах — небольшая победоносная война где-то на краю света казалась идеальной темой для игр и фильмов о героях, несущих свет западной демократии в самые далекие уголки мира.

    Эти боевики были популярны и у нас, ведь в 91-м никто не сомневался, что правда на стороне коалиции во главе с США — к борьбе против Хуссейна присоединились многие бывшие социалистические страны и даже находившийся на грани распада СССР неохотно поддержал интервенцию.

    Спустя 29 лет раны той войны до сих пор не только не зажили, но продолжают кровоточить настолько сильно, что во всем мире со страхом обсуждают: на берегах Персидского залива огонь все ближе подбирается к фитилю Третьей мировой.

    Еще недавно эти разговоры могли показаться сущей глупостью, но тлеющие останки автомобилей на полосе багдадского аэропорта доказали, что хрупкая стабильность региона может быть уничтожена буквально за несколько секунд.

    История «Бури» еще раз демонстрирует, что даже самая успешная военная и политическая акция может иметь непредсказуемые последствия на долгом отрезке времени. Мог ли кто-то предсказать столь бурное и кровавое будущее на момент ее начала? Наверное, нет. И все же и тогда были люди, считавшие худой мир лучше доброй войны. Хочется, чтобы их услышали хотя бы сегодня.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.