• 09 мая 2019, 22:10

    На крутом вираже. Памяти Сергея Доренко

    В это сложно поверить, еще сложнее осмыслить — умер человек-глыба, человек-эпоха, без которого невозможно было представить современную журналистику. Во всяком случае, до сегодняшнего дня. Каким мы запомним Доренко?
    На крутом вираже. Памяти Сергея Доренко

    В центре Москвы, на Земляном Валу, разбился 59-летний журналист Сергей Доренко — судя по пока еще отрывочным данным, у него прихватило сердце во время езды на мотоцикле, он потерял управление, упал и почти сразу скончался.

    Если так, то, несмотря на ужас и необъяснимость этой ранней смерти, она символична и завершает путь Доренко, несшегося по жизни как ураган. «Русский стиль — самоубийственная безбашенность», — говорил он с иронией и, конечно, имел в виду и самого себя.

    Неслучайно известный журналист и обеспеченный человек предпочитал мотоциклы «мерсам» и «бентли». Заядлый гонщик, из-за своей любви к железным коням он однажды попал в неприятную историю и даже получил условный срок за наезд на человека. Но Доренко не из тех, кто боялся опасности. Дайвинг, стрельба из лука, путешествия по далеким странам — это все тоже про него.

    Казалось, это наш Тони Старк, железный человек в доспехах медиаброни, всегда боровшийся за справедливость, пусть и в своем понимании. За его скандальные передачи о Юрии Лужкове и Евгении Примакове Доренко прозвали телекиллером, но сам он от такого почетного звания отказывался и называл себя простецким гарнизонным парнишкой. Нет нужды перечислять все его заслуги — в карьере Сергее Леонидовича словно отразилась вся история молодой российской журналистики от первых выпусков «Вестей» до авторской программы на Первом (тогда ОРТ), от «РЕН ТВ» до канала на YouTube, от сотрудничества с «Эхо Москвы» до должности главного редактора «Говорит Москва».

    Доренко был занят в десятках мест, но главной его работой оставалось быть Сергеем Доренко — язвительным и безжалостным комментатором актуальных событий, хохмачом и любителем простых радостей, прирожденным новостником. «Дело в том, что я вырос в авиационных гарнизонах, и в журналистике для меня новостники как летчики, все остальные — это там, у параши — это сапоги. Я ценю только новостников», — острил он в интервью у Дудя.

    Доренко успевал одновременно быть везде: выступать на различных телеканалах с комментариями, вести передачи на радио, писать в свой невероятно популярный Telegram-канал, который называется так же, как и его Twitter-аккаунт: «Расстрига».

    На крутом вираже. Памяти Сергея Доренко | Изображение 1
    Источник фото: Telegram-канал «Расстрига»

    Этот канал прекрасно иллюстрирует его стиль вдохновенного новостного творчества — ни одна остросоциальная проблема, ни одно событие и тема дня не проходили мимо прирожденного медийщика. С этого момента «Расстрига» становится архивом высказываний человека-СМИ в одиночку способного заменить целую редакцию обычных журналистов.

    «Сережа перерос оба века. Первым из нас. Он был лучшим ведущим программы „Время“ в XX веке, он стал лучшим в Telegram XXI века», — пишет лично знавшая Доренко Тина Канделаки. И это не гипербола, откройте его канал и убедитесь сами. «Стул, которым били Пака, не может не быть уничтожен. Он нарушил главное правило робототехники — он поднял ножку на человека», — только вчера лихо шутил Доренко про завершение суда над Кокориным и Мамаевым. А сегодня успел прокомментировать парад на Красной площади.

    Девятого мая в 15:42 по московскому времени он еще жил и писал. Через неполных четыре часа в соцсетях сообщат о ДТП, в котором разбился «лысый мотоциклист». Через полчаса будет сухое подтверждение: умерший мотоциклист — Сергей Леонидович Доренко 1959 года рождения.

    Нельзя сказать, что Доренко все любили и что, несмотря на его искрометный характер, у покойного было много друзей среди коллег. Но даже самые рейтинговые, самые завистливые, претендующие на звание современных медиакиллеров, сейчас признают — ушла легенда.

    Человек, вблизи наблюдавший, как рождается новая страна, как бурлит ее политическая жизнь, как она воюет и пытается встать на ноги, он был пристрастным, необъективным, эмоциональным, порой даже одержимым, свидетелем нашей истории. Таким современником можно только гордиться. Мы жили в эпоху Доренко, а он жил как настоящий мужчина и умер так же — на крутом вираже.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.