facebook_pixel
  • 14 сентября 2020, 19:17

    Мужчину 15 часов уговаривали не убивать себя на крыше лавры. А он боялся, что это сделают другие

    В Санкт-Петербурге 40-летний мужчина 15 часов пробыл на крыше Александро-Невской лавры. На месте работали полиция, МЧС и психологи, но мужчина отказывался спускаться, так как боялся, что на него будет совершено покушение.
    Мужчину 15 часов уговаривали не убивать себя на крыше лавры. А он боялся, что это сделают другие

    В ночь на 14 сентября на крышу Александро-Невской лавры забрался мужчина с ножом. Он пробыл там порядка 15 часов и долго не соглашался спускаться. Вскоре стало известно, что это 40-летний Сергей Игнатенко. По некоторым данным, он был послушником лавры.

    На место приехали спасатели, полиция и медики. Представитель ГУ МВД по Петербургу и Ленинградской области заявил, что сотрудники ведут переговоры с Игнатенко.

    «По предварительным данным, мужчина находится в неадекватном состоянии, возможно, ему потребуется медицинская помощь», — сказал он.

    В Александро-Невской лавре комментировать ситуацию «360» отказались. Однако изданию «МБХ. Северо-Запад» епископ обители Назарий рассказал, что Игнатенко не являлся служителем храма.

    «Это пришлые люди — мы принимаем, кому негде жить, вот и все. [Живет тут] месяцев пять», — сказал он.

    При этом на крыше с мужчиной, по словам епископа, были его друзья, которые уговаривали Игнатенко слезть. Мужчина же просил прохожих закинуть ему сигареты.

    Другой представитель лавры заявил, что Игнатенко все же работал в храме.

    «Мы его слишком мало знали, где-то полтора месяца. Он трудник, выполнял разные работы по хозяйству: погрузка, разгрузка, делал ремонт. Что-то щелкнуло у него в мозгу, и он считает, что ему вниз спускаться нельзя — его там кто-то преследует. К нам приходят люди часто, травмированные жизнью», — сказал он.

    Спустя 15 часов пребывания на крыше Сергей Игнатенко все же согласился слезть — спасатели подали ему люльку, он спокойно зашел в нее и спустился на землю.

    «Отпустите меня, я же не преступник, зачем вы держите меня?» — кричал мужчина, когда полиция уводила его под руки.

    Страх мести и смерти

    Причиной нежелания возвращаться на землю стала уверенность Сергея Игнатенко в том, что его хотят убить. Мужчина скинул с крыши бумаги: заявление руководителю следственного управления СК РФ от 24 мая 2019 года, где он объяснил причины своего поступка.

    «Прошу принять меры, меня пытаются убить, бывшая жена причастна к убийству. Я <…> выкрал документы очень важные и отдал в городе Волгодонске во второй отдел полиции. <…> Состав документов таков: киберпреступление, продажа и покупка 40 квартир и 20 домовладений, много сим-карт. Но меры в Волгодонске никто не принял», — говорится в заявлении.

    Игнатенко также заявлял, что его дважды пытались убить: сначала на трассе Волгодонск — Цимлянск, а затем через год, когда он вернулся из Петербурга в Ростовскую область.

    «Приехал неделю назад, и все повторилось. Только теперь меня хотели отравить, даже отравили, но рядом была больница, я успел добежать — и меня откачали», — писал он.

    В заявлении говорится, что к преступлениям, о которых он заявлял — «там работают черные риелторы, киберпреступления и проституция», — причастны и сотрудники полиции, так как его жалобы не были приобщены к делу.

    В скинутых с крыши бумагах было и другое заявление — подруги Игнатенко Светланы Золоторевой. Она также писала о покушении на ее убийство, об угрозах ей и ее семье, а также о том, что неизвестные следили за ней, а затем предложили отравить Игнатенко под угрозой расправы над ее семьей.

    Отец мужчины Виктор Игнатенко рассказал «360», что его сына действительно преследуют. Сам Виктор, как и жена Сергея с его восьмилетним сыном, якобы причастна к преследованиям, живет в Ростовской области.

    Сергей Игнатенко, по словам отца, уехал в Петербург два года назад — после развода с супругой. Виктор Игнатенко также добавил, что с тем, кто преследует его сына, должна разбираться полиция.

    «В Следственный комитет заявление было подано, они все знают», — заключил он.