• «Молчаливое согласие на смерть». Частная пластическая хирургия оказалась в кризисе

    После того, как сразу несколько человек погибли во время пластических операций, требования к клиникам ужесточили, а их начали строже проверять. Некоторые не стали дожидаться инспекторов и сдали лицензию. К сентябрю закрылись почти 15% частников. Опрошенные «360» хирурги и руководители клиник уверены — отрасль переживает кризис.
    «Молчаливое согласие на смерть». Частная пластическая хирургия оказалась в кризисе

    К сентябрю ведомство проверило 540 клиник из 1,2 тысячи запланированных. В 67% были выявлены нарушения. Проверки должны завершиться к 1 февраля 2019 года.

    Дела трех клиник уже направлены в прокуратуру, двух — для разбирательства в органы внутренних дел. Также три клиники ответят перед судом и прекратят свою деятельность.

    Серьезные нарушения выявили в клиниках Москвы и области, отмечают в Росздравнадзоре. Многие учреждения проводили операции без госпитализации и наблюдения в стационаре. Нашлись и клиники, которые оказывали услуги, не соответствующие их лицензии.

    Специалисты уверены, что массовое прекращение деятельности клиник существенно скажется на финансовых показателях рынка пластической хирургии. Согласно данным аналитического центра Vademecum, в минувшем году в России услугами эстетических хирургов воспользовались свыше 158 тысяч клиентов. Общая стоимость операций превысила 12,3 миллиарда рублей.

    Операция по новым требованиям

    Гибель шести пациенток сподвигла Министерство здравоохранения внести ряд поправок в свод правил о порядке оказания медицинской помощи по профилю «пластическая хирургия». Документ вступил в силу 3 июля 2018 года.

    Несколько новых требований касаются оснащения кабинета пластического хирурга. По новым правилам, к каждому рабочему месту эстетического медика должны добавить 25 различных устройств: среди них переносной набор для реанимации, перевязочный стол, укладка для оказания экстренной медицинской помощи, стерилизатор для медицинских инструментов. Центры пластической хирургии также обязали иметь оборудование для аудио- и видеотрансляции из операционных с возможностью двусторонней связи.

    Нововведения коснулись и кадрового состава каждой клиники пластической хирургии. В отделении обязаны быть заведующий, медицинские сестры, один пластический хирург на 10 коек. В случае, если в прайсе эстетической клиники значатся операции на челюстно-лицевой области, в ней должен работать челюстно-лицевой хирург — один специалист на 20 коек. В центре пластической хирургии также должны работать руководитель и главная медсестра.

    Слишком жесткие требования

    В разговоре с «360» руководитель клиники пластической хирургии Frau Klinik Сергей Блохин отметил, что считает проверки неправильными.

    «Я одно скажу: ни одна государственная больница не пройдет по тем требованиям, что они предъявляют частным. У них всех надо отбирать лицензии. Погибли пациентки не по вине хирургов, а потому, что был поставлен некачественный препарат. Почему погибли в мае четыре или пять пациенток? Потому что им ввели препарат, зараженный клостридиями. Это не врачи его залили, а на заводе произвели. А заводы никто не трогает, потому что они кому-то принадлежат», — заявил Блохин.

    «Молчаливое согласие на смерть». Частная пластическая хирургия оказалась в кризисе | Изображение 1
    Источник фото: РИА «Новости»

    С ним согласна пластический хирург Галия Саратовцева. По ее мнению, требования к пластическим хирургам перенасыщены, тогда как к общей хирургии их никто не ужесточил.

    «В этой ситуации нас ввели в рамки, которые очень сложно соблюдать сейчас, почему-то это все резко случилось. Нет, например, [должна быть] круглосуточная компьютерная томография. А как круглосуточная КТ может спасти жизнь пациента? А это дорогостоящее оборудование, которое стоит миллионы рублей», — сказала она.

    [Маленькие клиники] просто не могут потянуть то оборудование, которое прописано в новых требованиях. Крупные, конечно, все приобретут и будут работать

    Галия Саратовцевапластический хирург.

    По мнению собеседницы «360», жесткие требования однозначно спровоцируют увеличение числа «подпольных» пластических хирургов. Более того, такие люди уже есть. «Их приказ не коснулся. Они как работали, так и работают, только повышают цены, потому что их совершенно законность не волнует. Русскому человеку скажи „нет“, и он найдет выход всегда. Сейчас нам говорят жесткое „нет“ — и, естественно, пластическая хирургия уйдет в подполье», — считает Саратовцева.

    По словам Саратовцевой, часть ее коллег пожаловалась на значительное уменьшение клиентов после новостей о смертях пациентов. Они объясняли отказ от операции тем, «что есть какая-то проблема в клиниках». Однако причина скрывается вовсе не в больницах, считает пластический хирург, а в некачественном препарате. Но об это не говорят и не проверяют заводы. «Произошло такое молчаливое согласие на смерть», — заявила хирург.

    «Прикрыть красивыми словами»

    Руководитель Центра пластической и эстетической хирургии «Ольвия» Ольга Бякова назвала происходящее «рейдерским захватом». Она уверена, что крупные клиники пытаются монополизировать сферу и вытесняют мелких конкурентов.

    «Смерть пациентов была вызвала некачественным пропофолом — препаратом для наркоза. Это нам заявила лаборатория, которая провела независимую экспертизу. Случаи смертей от него были зарегистрированы и в обычных клиниках, но об этом умолчали. А свалили все на пластических хирургов. Какое-то время создавался негатив в отношении пластической хирургии, все это готовилось заранее», — заявила собеседница «360».

    По новым правилам, готовить специалистов по пластической хирургии теперь будут пять лет в ординатуре, хотя раньше учили два года. При этом пластическая хирургия является одной из самых простых, объяснила собеседница: врачи не проникают во внутренние органы и работают только с кожей и подкожной клетчаткой.

    По мнению руководителя клиники, требования по новому приказу необоснованны. Документ нигде не обсуждался и «свалился как снег на голову» руководителям клиник. Привести больницы в соответствие с требованиями оказалось физически невозможно.

    После публикации [приказа], уже буквально через неделю, пошли проверки Росздравнадзора. Естественно, ни одна клиника не будет соответствовать [требованиям]: для того, чтобы купить, установить и лицензировать оборудование, готовить помещение нужно не менее года

    Ольга Бяковаруководитель Центра пластической и эстетической хирургии.

    «По новому приказу получается, что мы должны вокруг четырех коек построить целую больницу с непонятно для чего нужным оборудованием. Работа с кожей и подкожной клетчаткой не подразумевает рентгенографию. Рентгеновскую маммографию можно сделать женщинам только после 40-45 лет. На оборудование надо потратить порядка 50-100 миллионов [рублей]», — заявила врач.

    По мнению Бяковой, новые требования приведут к увеличению числа подпольных клиник. Лицензированные учреждения значительно повысят цены, чтобы попытаться возместить затраты на оборудование. А многие клиенты начнут уезжать оперироваться за границу, где подобные услуги в разы дешевле.