• Многодетная семья на Ямале 9 лет прожила в бочке, ожидая очереди на дом. Администрация придерживается другой версии

    Уже девять лет семья из 11 человек в поселке Тазовский (ЯНАО) живет в большой круглой бочке. Временную крышу над головой они приобрели за 50 тысяч рублей в ожидании очереди на соцжилье. До этого они жили в чуме в тундре, сообщила Lenta.ru.

    «В небольшом помещении в течение девяти лет проживают глава семьи, инвалид второй группы Иван Салиндер, его родители, семеро детей, один из которых усыновлен, и 92-летняя бабушка», — пишет издание. Объем бочки всего несколько кубометров, установлен «дом» на специальных полозьях, чтобы не укатился при сильном ветре.

    Нормальное жилье семейство ждет с 2005 года, однако их очередь до сих пор не подошла. Во вторичном жилфонде Салиндерам тоже ничего предложить не могут: свободной жилплощади нет.

    В районной администрации эту информацию опровергли. По словам чиновников, семья стоит в очереди на жилье не как многодетная, а как категория КМНС по федеральной программе сохранения коренных малочисленных народов Севера, и дом у них есть.

    «Для них в свое время был построен большой дом возле Находкинского месторождения. Дом подключен к электроэнергии, находится рядом с этой большой бочкой. В свое время они были очень обласканы властью, вплоть до того, что им привозили продукты туда. Они ненцы и считаются коренным малочисленным народом Севера. Эта бочка у них осталась после проведения работ на месторождении. У них там летняя кухня, может. Я не знаю, почему они ее показывают и не показывают дом», — рассказала «360» главный специалист отдела жилищной и социальной политики Тазовского района Алена Черненко.

    Многодетная семья на Ямале 9 лет прожила в бочке, ожидая очереди на дом. Администрация придерживается другой версии | Изображение 1
    Источник фото: телеканал «360»

    Однако в ведомстве пояснили, что получить новый дом, на который имеют полное право Салиндеры, они действительно могут по договору социального найма только в порядке очереди. Сейчас на жилье они претендуют под номером четыре. Первой в очереди стоит семья, которая ждет своих законных «квадратов» с 1989 года. Проблема заключается в том, что выдавать ключи попросту не от чего: в районе социальное жилье не строится уже восемь лет.

    Многодетная семья на Ямале 9 лет прожила в бочке, ожидая очереди на дом. Администрация придерживается другой версии | Изображение 2
    Источник фото: телеканал «360»

    Совсем иную версию происходящего высказывают Салиндеры. Корреспонденту «360» Мария Салиндер рассказала, что десять лет назад для ненцев в поселке действительно построили дом, который был оформлен на их дедушку. Когда мужчина умер, он по наследству достался их младшему сыну. Со временем семья разрослась, и когда все перестали в нем помещаться, часть семейства переехала в бочку, — как выяснилось, это балок, — которую они сами купили. Сейчас в ней живут не 11, а шесть человек. В доме по соседству живут их родственники, но это не отменяет нужды в жилье для оставшихся членов семьи.

    «Свет провели от вышки „Лукойла“, воду с речки таскаем, туалет на улице», — рассказала она.

    Многодетная семья на Ямале 9 лет прожила в бочке, ожидая очереди на дом. Администрация придерживается другой версии | Изображение 3
    Источник фото: телеканал «360»

    Что будет дальше с семейством Салиндеров, пока неизвестно. Их случай далеко не единичный в стране. «360» решили вспомнить еще несколько подобных резонансных историй.

    Семья Вольф, 14 человек, Уфа

    Об истории Юлии Вольф страна узнала в феврале этого года: женщина вернула главе Башкортостана врученную ей медаль «Материнская слава». Кроме блестящей безделушки семье из 14 человек досталась комната в коммуналке на окраине города площадью 12 квадратных метров. Туда Вольф переселили не только как многодетную семью, но и по программе замены ветхого жилья — до этого они ютились в аварийной «двушке», оставшейся после смерти матери Юлии. В какой-то момент к ней домой пришли сотрудницы администрации: узнавали, как себя в такой обстановке чувствуют дети.

    «Измеряли наши квадратные метры, интересовались, кто где спит, сколько человек проживает. Вечером мне позвонила директор школы, интересовалась, когда старший сын окончил школу. Оказывается, в школу поступил запрос срочно выдать характеристики на всех моих детей. Это меня насторожило», — рассказала многодетная мать.

    Поднимать «квартирный вопрос» Юлия ездила даже в Москву: была в приемной президента, в Генпрокуратуре, обращалась к уполномоченному по правам человека, однако так ничего и не добилась. В администрации республики ей удалось выбить место в очереди на получение нового жилья.

    Семья Костиных, 10 человек, Иваново

    Двое взрослых, мама и папа, и восемь детей живут на 30 квадратных метрах в Иваново. Семья стоит в очереди на жилье уже много лет. Сейчас перед ними больше двух тысяч человек.

    Костины хотели получить субсидию по специальной ипотечной программе в размере 1,5 миллиона рублей. Трудности возникли уже на стадии сбора документов. Необходимую справку из банка о готовности предоставить кредит Костины достать просто не смогли: официальный доход семьи — только пособия родителей.

    Без ипотеки обойтись никак бы не получилось: по условиям программы, Костины должны были приобрести недвижимость площадью не меньше 100 квадратных метров (от 10 квадратов на человека без учета существующего жилья). Такие квартиры на вторичном рынке в Иванове стоят от трех миллионов рублей. Семья также хотела просто получить 1,5 миллиона, совместить ее с материнским капиталом и купить квартиру, однако по закону так делать нельзя.

    Семья Рахимовых, 10 человек, Томск

    64 квадратных метра делят в Томске члены семьи Рахимовых. В квартире живут мама, папа, бабушка, дедушка и шестеро детей. На момент публикации материала о семье Галина Рахимова была беременна седьмым ребенком.

    В очереди на жилье Рахимовы стоят с 2014 года. В июне этого года перед ними было около 2200 человек. «Нам говорят, что есть закон об обеспечении семей с пятью и более детьми жильем, но этот закон не работает, потому что денег на его реализацию не выделяют. То есть программу не закрывают и не продляют», — рассказала изданию Галина.

    На свои длинные письма во всевозможные инстанции семья получает один ответ: чтобы получить жилье специализированного областного жилфонда, Рахимовы должны были встать в очередь до 1 января 2014 года. Нуждающимися их признали только в апреле, поэтому права на такое жилье у них нет.

    Семье предложили взять ипотеку под 6% годовых, однако даже это они не смогли бы потянуть: в семье работает только муж Галины. Когда их доход опускается ниже прожиточного минимума, только тогда они получают социальные выплаты. В администрации им вовсе сказали, что понятия «многодетные» сейчас нет — есть понятие «малоимущие».