facebook_pixel
  • 19 июля 2017, 18:21

    Марафонская смерть и откровения бегуна: как остаться в живых после забега

    Марафонская смерть и откровения бегуна: как остаться в живых после забега

    Марафоны в моде. Каких только сейчас нет: и ночной забег, и музыкальный, и полумарафоны. Бежать можно в любое время суток! Как угодно, где угодно. Только плати взносы. И предоставляй медсправки о лошадином здоровье. Которые, как правило, бегуны просто покупают. И все бегут, бегут. Не думая о смертельной опасности. Бывший марафонец Константин Шмелев перестал принимать участие в массовых забегах после того, как на его глазах во время полумарафона умер человек. Спортсмен рассказал корреспонденту «360», чем, на его взгляд, опасные такие забеги.

    Марафонская смерть и откровения бегуна: как остаться в живых после забега | Изображение 1РИА «Новости» / Руслан Кривобок

    «Воронка засасывает»

    «Я перестал бегать на марафонах, когда увидел смерть, — Константин Шмелев (фамилия изменена по просьбе спортсмена) закрывает глаза и откидывает голову на спинку стула. — Не хочу больше смотреть, как люди задыхаются».

    Ему 38. Мастер спорта по рукопашному бою. В прошлом — чемпион Москвы и Санкт-Петербурга. 10 лет служил в ФСО — охране президента. Он не только боец. После окончания физкультурного института начал активно бегать. Сначала на футбольном поле во дворе — наворачивал круги по четыре, шесть километров. После вышел на дистанцию в 10 километров, а потом одолел и полумарафон.

    «Бег дарит людям крылья, — говорит мой собеседник. — Когда преодолеваешь первое ощущение усталости, после, кажется, уже легче. А когда бежишь в толпе — не хочешь отставать от других. У тебя азарт. Тебя засасывает эта живая воронка из людей. И ты выжимаешь свой организм, выдавливаешь из него все, словно он тюбик с зубной пастой. Ты давишь, давишь. Но паста может и закончиться».

    В августе 2016-го во время Музыкального полумарафона на Фрунзенской набережной замертво упал бегун. Костя бежал рядом. Это случилось за три километра до финиша.

    Марафонская смерть и откровения бегуна: как остаться в живых после забега | Изображение 2Константин Титков / Фото: Московский марафон

    «Нас было много, но притормозил почему-то я один. Я подумал, а если бы упал я, значит, вообще никто не остановился? Все гонятся за временем? Он был красный и потный, как и я, но без сознания. Я дышал, как паровоз, а его грудь была неподвижна. Я не знал, что делать».

    Буквально через минуту подоспела скорая. На длинных забегах обычно дежурят несколько бригад. На месте мужчину пытались реанимировать около получаса.

    «Я не побежал дальше, ноги будто чужими стали. Так и стоял. А позже из газет узнал, что умер профессиональный бегун! Причина смерти — оторвался тромб. Тоже Константин. Костя Титков, моложе меня! Ему было 29», — говорит спортсмен.

    Погибший участвовал в марафонах с 2005 года. А в 2014-м из шести тысяч участников показал лучший результат — третье место на дистанции 21,1 км в московском парке Лосиный остров. Перед забегом он предъявил медицинскую справку, которая обязательна для допуска.

    «Эта бумажка никого не спасет, лишь организаторов бережет от ответственности. Мол, бегуны сами виноваты, мы тут причем, — возмущается Константин. — Но у нас такой народ. Если захочет, побежит. Даже новичок может без проблем купить себе здоровье хоть на марафон — 42 километра!».

    Константин признается: тогда, в 2016-м, он купил справку. Заказал через интернет. Цена марафонского здоровья — 400 рублей.

    «Я уверен, так делают почти все. Потому что пока ты попадешь к терапевту, пока он тебя осмотрит, направит на ЭКГ, к другим врачам. Это надо время. Никто не хочет стоять в очередях в поликлиниках».

    Марафонская смерть и откровения бегуна: как остаться в живых после забега | Изображение 3

    В платных клиниках обследуют за полчаса — без очереди. Но экономия времени совсем не сэкономит бюджет — за прием врачей и получение справки придется заплатить от полутора до четырех тысяч.

    «Если пойдешь к медикам, они могут вовремя предостеречь. Хотя кто об этом думает, все мы считаем, что нас-то смерть не догонит. Мы-то особенные, убежим, — горько усмехается Константин. — Мы бежали с тем Костей с самого старта рядом, один темп, иногда я его обгонял, иногда он. Но смерть была нас всех на шаг впереди. После этого я залез в интернет и пришел в шок от того, сколько смертей уже было на таких забегах!»

    Бегом к смерти

    В этом году 16 июля в Нижнем Новгороде во время полумарафона «Кремлевская стена» умер 42-летний бегун. До финиша не дошел 400 метров. Он поднимался вверх по Чкаловской лестнице, когда потерял сознание. Причина его смерти еще выясняется.

    «Я думаю, дело не в подъеме. Жара больше 30 градусов, на пунктах вода быстро кончалась, да и вообще их мало было для такой погоды. И помимо воды ничего не было. Обычно на других подобных стартах еще фрукты. Многие без головных уборов», — анонимно сетует пользователь на просторах интернета.

    Подобных историй — десятки. В марте 2017-го 35-летний спортсмен скончался во время марафона на Байкале, в забеге на 21 километр в начале июля в Красноярске умер 22-летний студент. По словам его друга, это был первый забег парня. Готовился он самостоятельно, без тренеров. Самый массовый случай гибели произошел в сентябре 2005 года. 25-й полумарафон Great North Run в Англии, 40 тысяч участников. Они соревновались за приз в восемь миллионов фунтов стерлингов. Забег не смогли осилить сразу четверо бегунов — они умерли, не дойдя до финиша.

    Марафонская смерть и откровения бегуна: как остаться в живых после забега | Изображение 4РИА «Новости» / Григорий Сысоев

    Сама история марафона началась со смерти. Есть предание о греческом воине Филиппидесе, который преодолел расстояние от Марафонской равнины до Афин. Это 490-й год до нашей эры. Гонец бежал с посланием о победе над персидскими войсками 25 миль (это 40 км — почти что сегодняшняя дистанция марафона). Но только он возвестил радостную весть, как тут же упал замертво.

    И так получилось, что на первых олимпийских играх 1986 года длина марафона как раз и составила 40 километров. Затем она менялась, и с 1924 года стала 42 километра 195 метров. Так решила Международная любительская легкоатлетическая федерация.

    «Конечно, это греческое предание, но предание правдивое, — говорит врач Центра скорой помощи Москвы Андрей Попов. — Последний ночной забег — верх возмущения врачей! Ночью организм должен отдыхать. А если человек не привык бегать, тем более на такие дистанции, у него нет техники, он не умеет правильно бежать. Может начаться обезвоживание, перегрев, гипогликемия и множество проблем, на фоне которых проявляются хронические заболевания, о которых человек мог и не знать».

    Доктор приводит в пример главную убийцу людей: ишемическую болезнь, которая на протяжении долгих лет часто протекает в скрытой форме и никак не дает о себе знать. А при нагрузках, когда повышается артериальное давление и частота пульса, способна неожиданно проявиться.

    «Хотя по статистике люди, которые регулярно бегают, действительно в среднем живут на два-три года дольше, а их организм примерно на 40% устойчивее к сосудистым и сердечным заболеваниям, — приводит врач цифры. — Но сколько ты бежишь, особого значения не имеет: сердце и сосуды укрепляются и у тех, кто бегает по три часа в неделю, и у тех, кто пробегает час. Даже короткая пробежка в пять-семь минут на 30% снижает риск возникновения болезней».

    Бег в одиночку

    «Я бегаю, — говорит Константин. — Но бегаю теперь один. Да и то, как в студенчестве, по шесть километров. Конечно, многие скажут, толпа поддерживает, вы как одно целое, вы становитесь семьей. Но почему в тот день из семьи остановился только я? Чем поможет семья, если тебе станет плохо?»

    Константин объясняет: когда бежит один, он контролирует себя, свое состояние. И способен остановиться в любой момент.

    «А когда бежишь с людьми на длинные дистанции… Кажется, во всем теле не остается ни одной молекулы воды. Кажется, если остановишься — рассыплешься в прах. Потому что все-то бегут! И бегут лучше тебя! И бег на это время становится смыслом жизни! Смысл жизни измеряется лишь вдохом и выдохом. Я боюсь этого чувства. Будто я ничего не соображаю. Мыслей нет. Один инстинкт. Инстинкт бега».

    Диана Сирази