• Мама-таракан: как «феминистский» фильм разделил Южную Корею

    Это не дорама или исторический боевик, но социальная драма о судьбе женщины в патриархальном обществе — новый фильм внезапно расколол Южную Корею на две части. О ненадуманных проблемах феминисток и миллениалов рассказывает колумнист «360».
    Мама-таракан: как «феминистский» фильм разделил Южную Корею

    В прокат у себя на родине выходит южнокорейский фильм «Ким Чже Ен. Рожденная в 1982 году». Покажут ли ее за рубежом и тем более в России, пока не известно, но вызванные эмоциональные дебаты по поводу феминизма и роли женщины в современном обществе вышли далеко за пределы Кореи.

    Фильм обсуждают и в местных изданиях, и в западных, вот только тон разнится. Снятая в редком для корейской киноиндустрии жанре социальной драмы, «Ким Чже Ен» - экранизация одноименной новеллы. В 2016 году книга стала бестселлером, проданным тиражом более миллиона экземпляров. Продажам помогли как положительные отзывы критиков, так и реклама на самом высоком уровне. В мае прошлого года один из тогдашних лидеров Партии справедливости Но Хвечхан подарил книгу президенту республики Мун Чжэ Ину с просьбой внимательно ее изучить.

    Однако киноверсия вызвала гораздо более смешанную реакцию — некоторые корейские мужчины увидели в ней посягательство на традиционные ценности. Итогом стала агрессивная кампания в соцсетях, тысячи отрицательных рейтингов еще до выхода фильма и петиция с требованием отменить прокат.

    Такая же, как все

    В чем же причина волны негатива? По мнению оппонентов, «Ким Чже Ен» вдохновлена западным феминизмом последних лет и беспричинно драматизирует жизнь обычной корейской женщины из поколения миллениалов (рожденных после 1981 и до 1996 года).

    Главная героиня, носящая одно из самых распространенных в Корее имен, сталкивается с гендерной дискриминацией с момента рождения — ее мать извиняется перед свекровью за то, что родила девочку, а не мальчика. На каждом этапе — от учебы в школе и поиска работы до вступления в брак и рождения собственного ребенка — Ким Чже Ен страдает от неравенства и сексизма, глубоко проникшего в поры корейского общества. Постоянные психологические травмы приводят к затяжной депрессии.

    Вот и вся история. Согласитесь, далеко не самый закрученный сюжет. Однако его эмоционального заряда хватило, чтобы потрясти жителей страны, где уникальная культура, старинные морально-нравственные устои и вековые традиции порой входят в противоречие с западными моделями экономической, социальной и политической систем.

    Для многих корейцев перипетии судьбы простой женщины стали откровением. Например, в романе есть сцена, где Ким Чже Ен сидит с ребенком в кафе и случайно проливает чашку с горячим напитком. «Это мама-таракан», — начинают перешептываться другие посетители.

    Звучит курьезно, однако это распространенное в Сеуле оскорбление в адрес женщин с детьми, которые якобы не умеют вести себя в общественном месте. Еще недавно в некоторых корейских заведениях, включая модные и дорогие рестораны, был специальный запрет, нацеленный на таких матерей.

    Есть и другая сторона проблемы — кореянки имеют равные возможности с мужчинами на получение образования и работы, однако статистика все равно перекошена в сторону сильного пола. Согласно рейтингу журнала Economist, Южная Корея — худшая из развитых стран по неравенству в сфере оплаты труда. Средняя зарплата женщин составляет примерно две трети от зарплаты мужчин.

    Но и это еще не все — еще до серии крупных секс-скандалов в США, вылившихся в движение #MeToo, в Южной Корее случилось несколько громких историй, связанных с домогательствами, издевательствами и даже убийствами женщин.

    Нешуточная борьба

    В отличие от западных феминисток, прогрессивные кореянки возмущаются по действительно серьезным поводам. Серьезным толчком для объединения борцов за равноправие полов стал случай на станции метро «Каннамгу», хорошо известной по всемирно популярному хиту Gangnam Style.

    В мае 2016 года здесь погибла женщина. Маньяк зарезал ее прямо в общественном туалете. Преступника быстро поймали — нападение на незнакомку подонок объяснил очень просто: якобы женщины всю жизнь его игнорировали и унижали, поэтому он решил отомстить первой встречной. Несмотря на требование части общества признать убийство в метро преступлением на почве ненависти, убийцу сочли невменяемым.

    Для многих активисток это решение стало очередным проявлением сексизма и нежелания говорить о намеренном насилии против женщин. Другим примером въевшегося в корейцев сексизма стала маргинальная субкультура любителей снимать женскую наготу в примерочных, бассейнах, туалетах и других неподобающих местах.

    Действия извращенцев, использующих скрытые камеры и обменивающихся видео через интернет, вывели на улицы Сеула свыше 20 тысяч демонстрантов, в большинстве своем женского пола. Не менее громкий скандал спровоцировало обвинение ряда известных певцов и актеров в тайной записи секса с девушками и дальнейшей публикации этих роликов в тайном чате. А совсем недавно много шума наделала трагическая гибель K-pop звезды Солли, которую травили соцсетях за излишне свободное поведение. Она лишила себя жизни, вероятно, под давлением депрессии и негативных отзывов в Сети.

    На этом фоне выход картины, пусть и не о трагической, но все же грустной судьбе обычной женщины, страдающей от депрессии, вызвал яростный конфликт между теми, кто считает, что Южной Корее недостает равноправия в гендерном вопросе, и теми, кто верит в обратное.

    Град оскорбительных комментариев обрушился на Instagram актрисы Чо Ю-ми, сыгравшей главную роль в «феминистской» картине. Досталось и селебрити, осмелившимся хоть как-то поддержать ее выход на экране. Оскорбления заполнили соцсети K-pop певицы Сюзи всего лишь за молчаливый лайк, а Айрин из Red Velvet досталось от фанатов только за упоминание о чтении книги, по которой снят фильм. Впрочем, комментариев от сторонников и сторонниц, оставленных на самых разных языках, тоже немало.

    Похоже, довольно безобидный сюжет «Ким Чже Ен» умудрился задеть какие-то глубинные слои общества и вдохновил не только местных фем-активисток, но и новое движение антифеминистов, считающих себя защитниками исконно корейского образа жизни.

    Будем надеяться, что русскоязычные зрители получат возможность самостоятельно оценить достоинства и недостатки столь необычного для края дорам и попсы проекта и понять, действительно ли это гимн феминизму, или объективная попытка рассказать о реальной дискриминации женщин.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.