• 22 октября 2018, 15:55

    Лобовой удар. Чем чреват разрыв договора о ракетах средней и малой дальности

    Белый дом следом за очень вероятным пересмотром ДРСМД задумал разорвать и договор СНВ-III, подписанный в 2010 году Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой. В Москве с воскресенья находится один из ястребов внешней политики США Джон Болтон, которому предстоит обсуждение проблем наступательного летального вооружения с высшим руководством России.
    Лобовой удар. Чем чреват разрыв договора о ракетах средней и малой дальности

    Подобного рода решения принимаются не потому, что вдруг возникла необходимость в новых разработках. Обе стороны тайком нарушали договор и теперь вынуждены задекларировать это на официальном уровне. Держать разработки и испытания в секрете стало не только невозможно, но и бессмысленно, так как уничтожение созданного втайне стоит много больше, чем открытое производство и постановка на конвейер. То, что договоры вообще нарушались, тоже находится лишь в пределах вероятности, но взаимные обвинения априори освобождают друг друга от необходимости соблюдать соглашения в том виде, в котором они когда-то ратифицировались сторонами. Возникают и другие побочные обстоятельства, которые никто не заинтересован афишировать, потому что затрагивают взаимоотношения с третьими странами.

    Разумеется, трудно поверить, что обе стороны, зная о геополитических амбициях друг друга не понаслышке, не нарушали договор о ракетах средней и малой дальности (ДРСМД), подписанный президентами Рейганом и Горбачевым в 1987 году. Бывший советский лидер уже назвал полное денонсирование договора крайне неразумным.

    Обе стороны к тому же отдают себе отчет в том, что «умная обезьяна, наблюдающая за тем, как два тигра скалят друг другу зубы», сама способна нанести смертельные увечья одному из ослабленных выживших хищников в случае взаимных атак. Я к тому, что Китай не имел отношения к тому, что когда-то обязались и уже сделали США и СССР — уничтожили запасы ракет средней и малой дальности наземного базирования. США — 846 комплексов, уже стоявших на боевом дежурстве, а СССР — 1846, половина из которых находилась в арсенале.

    Сколько новых ракет уже произвели к этому часу стороны, сколько в пути на боевые дежурные позиции и какие новые разработки готовы к испытаниям, никому точно не известно, да это и не столь важно. Страны, правда, давно называют новые типы вооружения нарушающими договор. Важно как раз другое: понимать, что не ракетное производство следует за новой концепцией, а она лишь констатирует его реальное развитие.

    Ко всему прочему, Китай постарается сохранить отрыв, обеспеченный с 1987 года. КНР не присоединялась не только к этому договору, но и никакому другому, ограничивающему ее военный потенциал. Это заложено в китайской военной доктрине. В июле мы посвятили этой проблеме один из своих материалов, в котором подробно коснулись проблемы развития ядерного и ракетного потенциала Поднебесной. Они уже давно обошли Россию и США как в вопросе производства ракет средней и малой дальности, так и в области ядерных испытаний. Официально заявленное количество ядерных боезарядов Китая превышает действительно существующие в разы. Это утверждают все авторитетные аналитики и эксперты России, США и Европы.

    Мир оказался на пороге такой гонки вооружений, которой не знал даже во времена существования одновременно двух военно-политических блоков: НАТО и Варшавского пакта. Все дело в том, что один из блоков сохранился и даже значительно расширился, а вместо второго появилось два замкнутых на себе и с недоверием поглядывающих друг на друга и остальной мир могучих ядерных государства: Россия и Китай.

    Россия, входившая в состав СССР на правах лидера, в том числе де-факто — Варшавского пакта, давно уже выделилась в отдельное государство. Отдавая себе отчет в принципиальных изменениях условий обороны (потеряны были не только республики, но и восточноевропейские союзники), она вынуждена пересматривать военную доктрину в сторону ее ужесточения. Это видно и по риторике первых лиц государства, которая отражает реальность точнее, нежели любые пацифистские идеологии.

    Президент США Дональд Трамп на днях высказался в Неваде буквально следующим образом:

    «Мы выйдем из соглашения, а потом будем разрабатывать вооружения».

    Он явно кривит душой, потому что невозможно поверить в то, что Америка сначала выходит из соглашения и только потом принимается за разработку запрещенных договором наступательных вооружений. Так не бывает.

    И даже его заверения в том, что Штаты откажутся от разработок, если так же поступят русские и китайцы, звучит скорее риторически, чем реалистично. Он хорошо знает, что нынешние международные отношения исключают столь наивный подход к военным доктринам самых могучих держав мира.

    Разумеется, Трамп занят предвыборной риторикой. Достаточно внимательно прослушать высказанное им перед журналистами в эфире Fox News в той же Неваде не только о ДРСМД, но и о СНВ-III:

    «Россия не соблюдала соглашения, так что мы из него выйдем. Они нарушают соглашение уже много лет. Я не знаю, почему президент Обама не вел переговоры или же не вышел из договора. Нам придется разрабатывать такие вооружения до тех пор, пока Россия не придет к нам, пока Китай не придет к нам, все они не придут к нам и не скажут: „Давайте в самом деле поумнеем, и никто из нас не будет разрабатывать эти вооружения“. Но если Россия делает это и Китай делает это, а мы придерживаемся соглашения, это неприемлемо. Мы не допустим того, чтобы они нарушали соглашение о ядерном оружии и разрабатывали свое вооружение, в то время как у нас возможности вести такие разработки нет».

    Видимо, именно с этим посылом прибыл в Москву его советник по нацбезопасности Джон Болтон. Президент Владимир Путин уже заранее заявил, что ответ будет «мгновенный и зеркальный».

    Немцы и англичане тоже высказались по этому поводу. Так, Германия назвала американские инициативы «разрушительными». Великобритания, хоть и утверждает, что Москва «превратила соглашение в насмешку», тем не менее выступает за принципиальное сохранение ДРСМД. В этом нет ничего удивительного, потому что если взглянуть на карту Европы, то станет понятно — российские ракеты средней дальности могут поразить не только ее полностью, но и большую часть Азии, Африки и даже некоторые северные штаты США. К тому же они в состоянии нести ядерные боезаряды.

    Однако Америка, хоть и не гарантирована от этого в полной мере, все же имеет большие шансы защитить свое восточное и большую часть западного побережья. Именно поэтому европейцы считают, что такие инициативы ставят ЕС в неравное положение с США.

    Но положение неравноценно и в том случае, если к договору не присоединятся другие страны. В 2007 году это утверждалось Москвой и Вашингтоном на сессии генассамблеи ООН. Но предложение о присоединении к ДРСМД не встретило поддержки у таких стран-обладательниц ракет средней дальности, как Китай, Пакистан, Индия, Северная Корея и Израиль. Это означает, что угроза может исходить и от них. Если нет ни малейшего опасения лобового удара со стороны участников ДРСМД, то что тогда останавливает остальных? Это еще одна веская причина нарушений, в которых друг друга обвиняют США и Россия уже более десяти лет.

    Договор является бессрочным, но оба государства вправе выйти из него, предупредив об этом за полгода. Похоже, именно это сейчас и произойдет.

    Это и есть лобовой удар, от которого будет очень трудно оправиться миру. Тем не менее теоретически остается шанс, что договор не будет полностью денонсирован, а просто претерпит серьезные изменения. Они не только гарантируют безопасность обеим сторонам в наибольшей степени, но и заставят всерьез задуматься государства, которые не присоединились раньше. Кто знает, а не станет ли новое соглашение на новых же условиях одной из немногих плоскостей, соединяющих Москву и Вашингтон в их обоюдных интересах. При нынешних обстоятельствах это звучит несколько фантастично, но политика — это все же искусство возможного, как когда-то сказал «железный» канцлер Пруссии Отто фон Бисмарк, а не декларация безрассудности.

    Андрей Бинев, журналист, аналитик