facebook_pixel
  • 15 августа 2018, 01:15

    Красота спасет: как американка возвращала к нормальной жизни французских калек

    Когда кажется, что второго шанса не бывает — вспомните жизнеутверждающие истории этих двух женщин. С помощью искусства, американка и россиянка научились исцелять не только внутренние, но и внешние раны. Как такое возможно? Читайте в материале «360».

    Красота спасет: как американка возвращала к нормальной жизни французских калек

    Этой истории более ста лет, но заново опубликованные фотографии потрясли пользователей соцсетей своей актуальностью. На старых кадрах запечатлены люди в буквальном смысле потерявшие лицо. Они смогли вновь его обрести благодаря таланту одного скульптора.

    Нарисованное лицо

    В 1917 году американка Анна Лэдд вместе с мужем перебирается в Париж и открывает мастерскую. Еще бушует Первая мировая война и домой возвращаются только самые тяжело раненые солдаты. Они отдали свой долг обществу, но их раны так страшны, что общество подчас отказывалось принимать их обратно. Неслучайно в газетах того времени изуродованных ветеранов называли самыми трагическими и одинокими жертвами войны.

    Для этих людей Лэдд стала настоящей спасительницей. Глубоко тронутая судьбой травмированных солдат, она решает использовать во благо свой талант скульптора и ваятеля. В парижской студии женщина начинает снимать слепки с изувеченных лиц и рисовать на их основе бумажные модели. С помощью этих рисунков мастера изготовляли медные маски, закрывавшие изуродованную часть лица.

    Технологии того времени были ограничены, но эмаль цвета человеческой кожи, очки, усы и другие мелкие детали позволяли мастерски маскировать увечье. Конечно, эти пластины не могли выражать эмоций, но главную задачу, — вернуть инвалиду потерянное достоинство, — они выполняли. На старых кадрах хроники видно как аккуратно скользит кисть Лэдд по маске, заново рисуя стертые войной черты мужского лица.

    Деньги на маски, в том числе, передавал Красный крест, а спустя 15 лет французское правительство отметило заслуги Лэдд орденом Почетного легиона. Она называла помощь инвалидам войны главным делом своей жизни.

    Кожа как холст

    В наше время тоже есть люди, которые не отворачиваются при виде некрасивых ран. Человеческая кожа словно холст и может стать исцеляющим произведением искусства — это доказала уфимская тату-мастер Евгения Захар.

    Пару лет назад она прочитала о бразильской коллеге Флавии Карбальо, которая делает татуировки на месте следов от ножей, пуль и хирургических операций. С тех пор Захар делает похожую работу, бесплатно помогая женщинам, пережившим домашнее насилие.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/08/9917_9061_collage.jpg
    Источник фото: Женя Захар / «ВКонтакте»

    Порезы, побои, ожоги не просто увечат тело, но и оставляют след на душе. Когда на их месте расцветает цветок или геометрический узор, рисунок как бы стирает и часть психологических последствий.

    Захар не думала, что ее проект окажется так востребован, но только за полгода она помогла сотне женщин и скоро собирается отправиться в мотопробег (он отложен до сентября) чтобы продолжить свою работу уже в других городах.

    Целебное искусство

    История тату-мастера, маскирующего шрамы, и скульптора, прятавшего под маской куда более страшные раны, разделены временем и расстоянием, но учат одному и тому же. Физическое увечье оставляет шрам и на теле, и в душе, однако любой шрам можно либо убрать, либо исцелить.

    В современном мире многие острые темы принято политкорректно обходить и требовать уважения для всех. Есть даже специальный термин — «лукизм». Так называют дискриминацию по внешности, с которой нужно бороться не давая преференций красивым людям. Вроде бы хорошая задумка, отраженная еще в поговорке «по одежке встречают, по уму провожают». На деле, заставить людей отказаться от базовых представлений об эстетике, впитанных еще с молоком матери, крайне сложно.

    В этом смысле, умение не игнорировать проблему, а понять боль человека и вернуть ему потерянное достоинство с помощью искусства кажется куда более благородным и эффективным методом спасения жертв насилия. Кажется, невозможным нарисовать человеческую жизнь заново, но можно дорисовать некоторые детали, которые ее преобразят.