facebook_pixel
  • 08 апреля 2021, 16:33

    «Арестованных» в Ижевске кошек освободили. Но история может продолжиться в суде

    В Ижевске закончилась история с кошками, ставшими «заложниками» кафе за долги хозяйки. Владелица помещения заперла 12 животных внутри котокафе, пока решался вопрос с долгом по аренде. После этого ее начали травить в соцсетях. Дело получило широкий резонанс, даже дошло до мэра, и кошек все же вернули кураторам.

    «Арестованных» в Ижевске кошек освободили. Но история может продолжиться в суде

    С конца марта жители Ижевска и владелица котокафе «Мяулэнд» боролись с владелицей помещения, где обитали питомцы и принимали гостей. Арендодательница заявила, что у заведения огромные долги — более двух миллионов рублей, сменила в помещении замки, а кошек забрать не дала. Свои действия она, по словам зоозащитников, объяснила тем, что питомцы будут «залогом».

    Жители города следили за судьбой котокафе. В пандемию «Мяулэнд» сильно пострадал и действительно обзавелся долгами. Горожане всем миром собирали деньги, чтобы все оплатить, и, уверены в ижевском Альянсе защитников животных, закрыли финансовый вопрос. Но у арендодателя оказалось другое мнение — отсюда и «арест» пушистых.

    После 29 марта, по информации зоозащитников, им перестали присылать отчеты о кошках, а окна в помещениях кафе заклеили непрозрачной пленкой, так что у людей появилось беспокойство из-за состояния питомцев. У части кошек есть особые требования к содержанию из-за здоровья.

    Кошачье воссоединение

    Дело дошло до мэра Ижевска Олега Бекмеметьева. Горожане и другие неравнодушные начали публиковать гневные посты в социальных сетях. В некоторых из них, например в публикации журналистки, члена СПЧ Екатерины Винокуровой, арендодательницу даже называли «маньячкой» и обвиняли в жестоком обращении с животными, а также в краже и «отсутствии эмпатии».

    Дочь арендодательницы Яна Коробова оправдываться не захотела и комментировать посты отказалась. Однако все же рассказала «360», что всех котов уже передали владельцам.

    «Кошек уже отпустили — это раз. А во-вторых, нам не очень интересно, кто и что пишет. Мы люди адекватные. Нормально [кошки] себя чувствуют, хорошо — ветеринар оценил их состояние на четыре с плюсом», — сказала она.

    В «Мяулэнде» подтвердили, что животных вернули, — об этом администрация котокафе написала в социальных сетях. Собственники котов — их кураторы — приехали на место с переносками, мэр города участвовал в передаче животных. Он пообещал, что будет контролировать ситуацию «до последнего кота».

    Цена победы

    Юристы считают, что на этом скандальная история с кошками может и не закончиться. Адвокат Ринат Мещеров сказал «360», что очень странно в этой ситуации выглядят действия полиции, которая не стала вмешиваться в разборки.

    «Странно, что полиция изначально не предприняла никаких мер, потому что никакого „ареста имущества“ и котов у нас без решения суда не допускается. То есть тут как минимум самоуправство. <…> Нужно разобраться с тем, почему полиция без участия мэра не смогла ничего сделать. Потому что это их работа», — уверен он.

    Задержать чужое имущество, не имея на то правовых оснований, например решения суда, нельзя, объяснил адвокат. Более того, так как «арестованные» кошки являются живыми существами, арендодательница рисковала пересечь грань закона о жестоком обращении с животными.

    Юрист Максим Суров считает, что можно усмотреть юридическую проблему и в действиях противоположной стороны: некоторые защитники могли перегнуть палку в критике арендодателей.

    «Горожане выставлены на счетчик, цена которого — жизнь мурлык. Беспредельщица (я считаю, это так и называется) называет это „арестом вещей должника“ (котики принадлежат не котокафе, а их кураторам, так что мадам еще и совершила кражу)», — написала Екатерина Винокурова в Facebook.

    Такие сообщения можно подвести под статью, уверен Суров.

    «Это статья 128.1 УК РФ „Клевета“. Ей за это грозит либо лишение свободы до двух лет, либо штрафные санкции. И она, не подумав, еще сюда главу города приплела: что он якобы боится, что не будет на вопросы про кошек отвечать, что все живодеры вокруг нее», — объяснил Суров.

    Однако Мещеров не согласен: однозначно о наличии правонарушения сказать нельзя. Определять это должен будет суд и специальная экспертная лингвистическая комиссия.

    «Уже компетентный орган будет оценивать конкретный текст, будет назначена комплексная экспертиза на предмет того, содержит ли текст какие-то оскорбительные выражения либо порочащие честь, достоинство и деловую репутацию. И соответствовали или не соответствовали они действительности», — заключил он.