• 08 мая 2019, 00:01

    Кофе Дейенерис — не предел. За что мы ненавидим 4 серию 8 сезона «Игры престолов»

    Заключительный сезон «Игры престолов» при всей зрелищности и высоких бюджетах сильно расстраивает внимательных фанатов. Линии, развязку которых ждали семь сезонов, сливают, ради красивой картинки жертвуют логикой, а любимые персонажи внезапно совершают поступки, мягко говоря, вне характеров.

    Некоторые сюжетные повороты обходят или вовсе нарушают законы мира, прописанные в книгах Джорджа Мартина. И складывается ощущение, что создателям сериала на эти самые законы плевать с Хайтауэра. Что, стараясь поразить поклонников саги эпичностью и фансервисом, они забывают о важных деталях, продуманность которых и сделала сериал таким популярным. В этом плане символическим стал стаканчик кофе, забытый на съемочной площадке и оказавшийся на столе перед Дейенерис в четвертом эпизоде восьмого сезона. HBO, конечно, извинилась и убрала стакан, а мы посмеялись и наделали мемов — но за этим весельем упустили куда более серьезные ляпы, заставляющие ненавидеть эту серию.

    А теперь будут спойлеры!

    Дальше в статье мы разбираем четвертую серию. Поэтому, если вы ее еще не посмотрели, можете почитать про других королей, королев, принцев и принцесс — правда, уже реальных.

    Кофе Дейенерис — не предел. За что мы ненавидим 4 серию 8 сезона «Игры престолов» | Изображение 1

    В начале серии на пиру в Винтерфелле Дени спрашивает Джендри, кто был лордом Штормового Предела — родового замка Баратеонов — на протяжении последних сезонов. Об этом не знают ни Дени с Джендри, ни остальные участники застолья, ни зрители, ни, видимо, создатели сериала. В книгах замок оставался за Станнисом, но в сериале просто не хватило ресурсов, чтобы продумать судьбу одной из самых защищенных крепостей Вестероса. И с легкой руки Матери драконов она отходит Джендри, а сам он из бастардов производится в законные сыновья короля Роберта. Обрадованный, он идет свататься к Арье. «Я больше не Джендри Риверс, — говорит он. — Я теперь Джендри Баратеон».

    Отлично, Джендри, вот только ты никогда и не был Риверсом. Такую фамилию дают бастардам в Речных Землях. А в Королевской Гавани, где ты родился и вырос, бастардов называют Уотерсами. Да и эту фамилию ты никогда не носил — просто потому, что не считал себя бастардом.

    Похожую забывчивость к собственной биографии показывает и Джейме Ланнистер, когда рассказывает Бриенне обо всех своих прегрешениях. «Я задушил кузена собственными руками, чтобы вернуться к Серсее», — говорит он. И действительно, во втором сезоне Джейме — пленник Робба Старка — оказался в одной клетке с собственным двоюродным братом Элтоном. Чтобы привлечь стражника, Джейме разбил родственнику голову. А когда в клетку вбежал Карстарк, его-то Ланнистер задушил цепями.

    Когда секрет происхождения Джона Сноу разлетается по замку (Нед Старк хранил его всю жизнь большой ценой — запятнав честь, заставляя жену страдать от его предательства, что не помешало Сансе растрепать тайну сразу), Варис и Тирион обсуждают претензии нового Таргариена на престол. Почему бы Дени и Джону не пожениться и не править вместе? Таргариены ведь всегда женились на родственниках. «Джон вырос в Винтерфелле. Разве на Севере принято жениться на тетках?» — спрашивает Варис — пожалуй, самый осведомленный человек континента. Неужели он не знает про Лиарру Старк — бабушку Джона и мать Неда? Лиарра была женой своего племянника. Браки между тетками и племянниками, может, и не распространены, но клейма инцеста на них нет.

    Конечно, это все можно назвать придирками, даже буквоедством. Ну не будут же сценаристы, право слово, пересматривать генеалогию ради одной фразы? Да и Джендри с Джейме могли просто оговориться, забыть, перепутать… Но могла ли Арья, еще утром призывавшая держаться семьи и верить только родным, уже днем покинуть Винтерфелл с четким намерением не возвращаться? Могла ли Дейенерис, летевшая на драконе, не заметить с неба огромный флот? Могла ли Серсея, которую окончательно превратили в стереотипную злодейку, позволить уйти целыми и невредимыми всем своим врагам, собравшимся без оружия перед ее лучниками?

    Кофе Дейенерис — не предел. За что мы ненавидим 4 серию 8 сезона «Игры престолов» | Изображение 2

    Да и сама Королевская Гавань внезапно кардинально изменилась. Видимо, пока северяне сражались к Королем Ночи, Серсея занималась ландшафтными дизайном.

    Кофе Дейенерис — не предел. За что мы ненавидим 4 серию 8 сезона «Игры престолов» | Изображение 3

    В конце концов, мог ли Джон, последним словом которого перед смертью в книге было имя Призрака, даже не погладить любимого лютоволка, прощаясь навсегда? Могли. Точно так же, как HBO могла оставить в кадре стаканчик с кофе. Кстати, не в первый раз.

    Кадр выше, правда, не из сериала, а из фильма о съемках. Впрочем, в прошлых сезонах тоже появлялись ляпы.

    Резиновый меч Джона Сноу, бегущего спасать брата от Рамси Болтона, в особенных представлениях не нуждается.

    Под ногой умирающего Станниса — провод. Его видно как в самой серии, так и на промоматериалах к эпизоду.

    Кофе Дейенерис — не предел. За что мы ненавидим 4 серию 8 сезона «Игры престолов» | Изображение 4

    Дейенерис находит в Кварте не только приют для своего кхаласара, но и современные железные поручни.

    Кофе Дейенерис — не предел. За что мы ненавидим 4 серию 8 сезона «Игры престолов» | Изображение 5

    Мелисандра, молодость, красоту и жизнь которой поддерживало магическое ожерелье, появлялась и без него. Скорее всего, в тех сезонах сценаристы просто не придумали такой сюжетный ход.

    В заключение вот еще пара мыслей о том, почему мы так ненавидим четвертый эпизод «Игры престолов».

    Старки перестали быть героями. Джон не хочет править и не хочет ссорить сестер с Дейенерис, но раскрывает секрет, который возведет его на трон и вобьет клин между Старками и Таргариенами. И это при том, что он умеет хранить секреты и жить двойной жизнью — он показал это, когда втирался в доверие к одичалым. Заявления Арьи «она не одна из нас» и то, как Санса ранее обошлась с Мизинцем и слила информацию Тириону, показывают героинь высокомерными, коварными, заботящимися только о себе — это так в стиле Серсеи!

    Дейенерис в борьбе за Север только что потеряла большую часть своей армии, своего ближайшего соратника Джораха, она пожертвовала своими амбициями, чтобы помочь Винтерфеллу. Но северяне ее все равно ненавидят. За что? Ну, просто. Да и намечающаяся линия с «безумной королевой» выглядит крайне натянутой. Варис и Тирион собираются предать ее именно за то, что она следовала их советам.

    Очень многие важные моменты остались за кадром. Как пленили Миссандею? Как Санса раскрыла Тириону происхождение Джона? И, самое важное, почему все вдруг решили, что остальное королевство в это происхождение поверит? Да в первых сезонах почти все знали, что Джоффри — незаконный король: о том, что он бастард Джейме, даже уличные музыканты пели! И все равно доказать это никто не смог. С чего вдруг Тирион, Варис и Санса решили, что они смогут доказать право Джона на Железный трон, опираясь на слова двух человек и одну запись в потерянной книге? Претензия Дейенерис погуще будет — она, по крайней мере, блондинка и возродила драконов.

    Кофе Дейенерис — не предел. За что мы ненавидим 4 серию 8 сезона «Игры престолов» | Изображение 6

    О чем говорят все эти эти ошибки, выход за характер персонажей, нелогичные повороты? Значат ли они, что создатели сериала разбираются в мире и жителях Вестероса гораздо хуже фанатов? Или это просто огрехи от невнимательности, случайно забравшиеся в сценарий? Стоит ли зрелищность и фансервис таких уступок? Каждый должен ответить за себя. Тем не менее пора готовиться к тому, что так или иначе, но оставшиеся две серии разобьют наши сердца.