• Пиар во время чумы: как говорить о болезни Заворотнюк и других звезд в эпоху фейкньюс

    Вот уже несколько недель миллионы людей с замиранием сердца следят за судьбой актрисы, которая якобы находится на грани жизни и смерти. Что же на самом деле происходит с Анастасией Заворотнюк, и кто прав — рассказывающие все подробности о ее состоянии анонимные «друзья» или хранящая молчание семья актрисы? Разбирается колумнист «360».
    Пиар во время чумы: как говорить о болезни Заворотнюк и других звезд в эпоху фейкньюс | Изображение 1
    Источник фото: РИА «Новости» / Екатерина Чеснокова

    Эта новость упала тяжелым камнем на новостные ленты: актриса Анастасия Заворотнюк серьезно больна и, ради ее же блага, врачи погрузили пациентку в медикаментозную кому. Шли дни, текли недели, август сменился сентябрем и вдруг стало известно, что болезнь не просто серьезная, а по-настоящему страшная. Дурные вести принес Андрей Разин, продюсер группы «Ласковый май». По его словам, у 48-летней женщины был обнаружен рак мозга, перешедший в последнюю стадию.

    Цирк в эфире и онлайне

    Пугающий приговор для молодой 48-летней женщины, такой яркой и полной жизни, напомнил о судьбе Жанны Фриске, за которой четыре года назад наблюдала, кажется, вся страна. К сожалению, параллели прослеживаются даже не в диагнозе, чьи точные детали мы пока не знаем, но в свистопляске, развернувшейся вокруг заболевшей актрисы.

    О состоянии Заворотнюк пишут все — от крупных новостных ресурсов до анонимных Telegram-каналов. Каждый день о ней выходит то передача, то статья. И все на основе информации от анонимных врачей, знакомых и даже шаманов-экстрасенсов. Молчат только самые близкие Анастасии люди, включая мужа, фигуриста Петра Чернышева.

    Отдельные «гиены» пера по-прежнему не брезгуют никакими средствами, чтобы проникнуть в клинику, где, предположительно, лечится актриса — есть данные, что для защиты ее приватности пришлось нанимать телохранителей.

    Кроме неутомимых папарацци появилась и новая порода «ньюсмейкеров». Вроде бы они искренне и от всего сердца сочувствуют Анастасии, но с готовностью делятся любыми подробностями о ее состоянии.

    Апогея этот медийный цирк достиг вчера (18 сентября), когда почти одновременно стало известно, что Заворотнюк стало лучше и она пришла в сознание и, что ей, наоборот, очень плохо и остается только молиться за ее здоровье. О последнем вновь рассказал Разин, двумя днями ранее признавшийся, что родные актрисы просили его воздержаться от комментариев.

    Марина написала нам, что у актрисы появились шансы на выздоровление, причем, шансы немаленькие. Добавила, что состояние Анастасии заметно улучшилось, она вышла из комы. Врачи обнадежили, что возможно, Настя выкарабкается. Вся семья молится за нее, чтобы случилось чудо

    Продюсер Разин, конечно, человек уважаемый, но откуда ему так много известно о положении дел в закрытой для всех, кроме самых близких, больничной палате? Свой источник информации он так и не раскрыл. Зато гневно обрушивается на тех, кто якобы не так использует его слова или подозревает в пиаре на болезни актрисы — досталось и ведущему телепередачи «Пусть говорят» Дмитрию Борисову и журналистке Алле Довлатовой.

    Продюсер даже пригрозил подать в суд на «Первый канал». Видимо, из-за реплики Довлатовой в его адрес. «Для меня этот человек вообще перестал существовать. Человек не имеет никакого отношения ни к Насте, ни к семье. Это надо было додуматься — позвонить, вынюхать, чтобы потом себе сделать вот такой пиар», — приводит слова журналистки РИА «Новости».

    Кто прав и кто виноват, выяснять прямо сейчас не хочется — подобные разборки неизбежно выливаются в балаган и пошлятину. Это нам хорошо известно благодаря отравлению и чудесному выздоровлению коллеги Разина Бари Алибасова, круто поднявшего свою увядшую популярность благодаря «Кроту» и коту.

    Однако, одну щекотливую этическую проблему нам все-таки надо решить.

    Вопросы этики

    Одной из главных издержек профессии актера или актрисы является публичность. Что на Западе, что в наших краях человек может сыграть множество гениальных ролей и выиграть все премии на свете, но по-настоящему заговорят о нем только в связи с чем-то очень личным: свадьбой, разводом, похоронами.

    Кто-то очень точно отметил, что надо отделять онлайн-свадьбы и онлайн-похороны от настоящих. Реальное событие из жизни благодаря усилиям медиа-пиратов превращается в кричащий заголовок, а интимные подробности выставляются на общее обозрение.

    Мы живем в эпоху фейкньюс вовсе не потому, что стало слишком много ложной информации, а потому, что все сложнее отличить правду от лжи. Особенно хорошо это видно в истории с Заворотнюк, где десятки анонимных голосов наперебой сообщают свежие сведения чуть ли не из-под ножа хирурга.

    Сегодня появилась хорошая, позитивная новость: Анастасию перевели в общую палату и готовят к удалению опухоли. Об этом сообщила «Комсомольская правда» со ссылкой на врачей. Тех самых, анонимных.

    Возникает простой вопрос — кому верить? И ответ на него тоже довольно прост. В 21 веке ни у кого не возникает сомнений в необходимости личной гигиены. Так вот, медиагигиена тоже нужна. Мы же умываемся и чистим зубы два раза в день, ровно также надо поступать и с потоком «хайповых» новостей — хотя бы раз в сутки чистить уши от навешанной на них лапши.

    Это та самая этическая дилемма, о которой я говорил ранее. Судьба публичного человека интересна многим и в этом нет ничего стыдного. Стыдно только распускать непроверенные слухи или безоговорочно в них верить.

    Потому что верить можно только однозначной подтвержденной информации от человека, у которого есть не только имя и фамилия, но и, скажем так, полномочия говорить на заданную тему. Петра Чернышева или главного врача клиники, где лечится Анастасия, мы внимательно выслушаем. Не сегодня, а когда они сами того захотят и будут готовы.

    А пока давайте прекратим подглядывать в занавешенное окно и дадим Насте заняться своим здоровьем, которого хочется пожелать ей от всей души.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.