• Как бабуля захейтила куна моей сестры

    Корреспондент «360» ударилась об языковой барьер между старшим поколением и молодежью и отправилась выяснять, сколько осталось жить современному сленгу.
    Как бабуля захейтила куна моей сестры
    Следующая новость

    Младшая сестра, 19 лет отроду, привела в дом своего приятеля. Она — барышня застенчивая и молчаливая, а вот гость с порога объявил, что они собираются на каникулы к морю.

    — Мои родаки говорят, тут ловить нечего. Поедем в Грецию — нормальный трип.

    — А как вы там жить будете? Уж не вместе ли? — настороженно спросила бабушка.

    — Ну, а чего, она же моя тяночка, — ухмыльнулся жених.

    — Лена, — трагично прошептала бабушка мне на ухо, — кажется, он татарин. Ничего не понимаю, что говорит.

    — Бабуль, тут же полный зашквар, дожди льют, — давил на больное гость.

    Тут бабушка окончательно пришла в ужас. Объявила, что хвост пришкварит такому жениху, и вообще, чтобы духу его тут не было.

    А я тем временем решила узнать, кто такая тяночка, потому что хоть и не чужд нам, 30-летним, молодежный сленг, иногда чувствуешь себя иностранцем. На помощь пришла блогер и лингвист Полина Масалыгина.

    «Тян, тяночка — переводится, как девушка, заимствовано из корейской культуры, а парня называют кун, — объяснила она. — Я думаю, глупо противиться заимствованию слов и потоку англицизмов. В нашей жизни постоянно появляются новые понятия, которым нет альтернативы. Если рассматривать эту тему в контексте исторического развития, то стоит вспомнить петровскую эпоху — тоже появилось много новых понятий. Люди взаимодействуют, и языки тоже».

    Полина ведет свой блог в Instagram и пытается вместе с подписчиками разобраться в нормах современного русского языка. Говорит, в любой спорной ситуации нужно обращаться к авторитетным источникам — например, к Русскому орфографическому словарю Лопатина, а не просто «гуглить».

    «Что касается современного сленга — это тема непростая, — считает Масалыгина. — Вот не так давно обсуждали с подписчиками слово „хайп“. Одни говорят, что оно было в моде два года назад, а другие до сих пор его не слышали и не понимают, о чем речь. Надо понимать, что сленг у всех разный — у подростков один, у студентов — другой».

    Полина, проникшись рассказом о молодом человеке, который запугивает старушек диковинными словечками, предложила вспомнить, как звучало бы его сообщение пять лет назад. Скорее всего, парень сказал бы: «Мы с чикой едем оттопыриваться на море», а более современный вариант — «го триповать».

    «Сленг явно обновляется быстрее литературного языка, — пояснил лингвист и доктор филологических наук Максим Кронгауз. — Но важно понимать, что сленг — неполноценный язык. Он важен для молодежи и чаще всего связан с проявлением эмоций. По идее, у каждого поколения должен быть свой сленг, но на практике это не так. Есть слово „клевый“, которое живет больше полувека, или „крутой“, которое тоже переходит из поколения в поколение».

    По мнению Максима Кронгауза, переход сленговых слов в литературный язык практически невозможен из-за их экспрессивности, а вот переход в разряд общеупотребительных — нормальная практика. Особенно заметно это было в 90-е годы. Именно тогда повсеместно в речи стали употреблять слово «тусовка» или, например, «достать» в значении «надоесть».

    «Чаще всего сленг пополняется за счет английского языка, но есть заимствования и из криминального жаргона, и из жаргона субкультур. Например, в прошлом году язык трансформировался под мощной волной субкультуры рэперов. Оттуда пришло слово „хайп“ и баттлы, которыми теперь называют любые битвы и состязания», — подчеркнул филолог.

    В общем, специалисты считают, что языковой барьер между поколениями, да и вообще феномен сленга — вовсе не катастрофа. Юзайте словари почаще, и все дела.

    Следующая новость