• 21 марта 2018, 19:13

    Израиль признал уничтожение сирийского ядерного реактора 10 лет назад. Как это было

    Израиль подтвердил, что стоял за авиаударом, уничтожившим ядерный реактор на территории Сирии в провинции Дэйр‐эз‐Зор в 2007 году. Об этом и так все знали или, по крайней мере, догадывались – авиаудар одной страны по другой без объявления войны, к тому же с серьезными экологическими последствиями, не мог пройти незамеченным. Сегодняшнее официальное признание – скорее повод вспомнить неприятную главу ближневосточной политики.

    Израиль признал уничтожение сирийского ядерного реактора 10 лет назад. Как это было | Изображение 1

    Wikipedia Commons

    Экзистенциальная угроза

    До сегодняшнего момента израильским СМИ запрещалось публиковать какие-либо подробности того, как ядерный реактор был обнаружен и как большое военное начальство в Израиле пришло к решению уничтожить его. При этом событие уже в подробностях описано в мемуарах Джорджа Буша-младшего, его вице-президента Дика Чейни и тогдашнего премьера Израиля Эхуда Ольмерта, осужденного за коррупцию.

    «Моссад» — израильская разведка — подтвердил существование ядерного реактора в Сирии в марте 2007 года и получил фотографии готовящейся стройки. Тогда еще было слышно эхо Иракской войны, начавшейся якобы из-за наличия у Саддама Хусейна оружия массового поражения. Израиль боялся, что аналогичное захочет получить и его сосед Башар Асад — тем более что оба вышли из одной политической организации БААС (Партия арабского социалистического возрождения). Глава «Моссада» Мейр Даган, увидев фотографии, отправил агентов подробнее выяснить предназначение строящегося реактора.

    Но вместе с разведданными пришли дилеммы военного и дипломатического свойства, как выразился тогдашний министр обороны Израиля Амир Перец. Несмотря на это, долго думать Перец не стал — на первом же совещании высшего руководства страны по поводу ядерного реактора решено было немедленно любыми способами уничтожить постройку.

    Эхуд Ольмерт пытался добиться этого от США. В июле Буш сказал свое окончательное «нет». Израильтяне решили действовать — Сирия Асада с ядерным оружием представляла бы угрозу самому существованию государства Израиль, так свое решение объясняли руководители страны. Ольмерт хотел нанести удар как можно скорее, но Перец — человек, который должен был сказать последнее слово, — из-за внутренних разборок в Партии труда потерял кресло министра обороны и уступил его Эхуду Бараку. Планы по уничтожению отложились.

    Единогласное решение

    Между тем Fox News услышало о проблеме через утечку и запросило у Пентагона всю информацию по Акту о свободе информации США. Пентагон предупредил Израиль об утечке. Опасаясь, что внимание медиа может обрушить их планы, министерство обороны Израиля назначило финальную дату нанесения удара по реактору: 5 сентября. Все министры правительства проголосовали «за», кроме министра общественной безопасности Ави Дихтера. Он воздержался.

    Перед тем как часы пробили полночь, четыре F-15 и четыре F-16 взлетели с авиабазы аль-Кибар. Уже через 40 минут они были на месте и сбросили 17 тонн бомб, уничтожив то ли реальную угрозу ядерной войны на Ближнем Востоке, то ли просто недостроенную АЭС.

    Это была не первая операция такого рода: в 1981 году в результате рейда израильских боевых самолетов был уничтожен иракский ядерный реактор «Осирак». Все эти действия укладывались в рамки израильской доктрины, согласно которой арабские страны — противники Израиля никогда и не при каких обстоятельствах не должны стать обладателями ядерного оружия.

    Как ни странно, израильский авиаудар по сирийскому объекту не вызвал особого резонанса. Первая информация об израильском воздушном рейде появилась в CNN. На следующий день турецкие СМИ сообщили об обнаружении израильских авиационных подвесных топливных баков в районах Хатай и Газиантеп, и министр иностранных дел Турции заявил официальный протест израильскому послу.

    При этом израильские и американские официальные лица отказались давать какие-либо комментарии. Позже президент Джордж Буш в своих мемуарах описал, как в телефонном разговоре с Ольмертом предложил, чтобы эта операция держалась в секрете некоторое время, а затем была обнародована с целью оказания давления на сирийское правительство. Но Ольмерт попросил полной секретности, желая избежать огласки и опасаясь, что это может вызвать новый виток эскалации между Сирией и Израилем и спровоцировать ответный сирийский удар.